Дневники — это личные записи от имени Алекса Шеперда, Элль Холлоуэй и Уилера, опубликованные на официальном американском сайте Silent Hill: Homecoming. Эти записи помогают раскрыть характер персонажей, узнать некоторые дополнительные аспекты их жизни и взаимоотношений с другими людьми. Все записи датированы исключительно днём и месяцем, без указания года.

Дневник Алекса Шеперда

2 августа

Тут жарко. Духота. Я с трудом дышу. Но, полагаю, в этом и смысл. Война — это ад, верно?

Зачем я это пишу? Некоторые из парней сказали, что для меня будет полезно держать связь с внешним миром. Сохранит мой боевой дух и улучшит психическое состояние. Сэр, да, сэр. К тому же, чем мне ещё заняться в своё свободное время? Написать домой?

К сожалению, не могу сказать тебе, где я нахожусь. И что я здесь делаю, я тоже не могу тебе сказать. Всё, что я могу тебе сказать, это своё имя. Рядовой первого класса Алекс Шеперд. И всё, что тебе нужно знать — это то, что я нахожусь в миллионе миль от дома, в очень отдалённом месте, с тысячами людей, которые каждый день меня пытаются убить.

Так как же я сюда попал? Ну, полагаю, что мне следует объяснить.

4 августа

Сегодня ходил на патрулирование. По большей части, именно этим мы и занимаемся каждый день. Я бы рассказал подробнее, но а) тогда я попаду под трибунал, б) это не особо интересно. В основном — разъезжаешь вокруг и смотришь по сторонам в поисках плохих парней. Большую часть времени ничего не происходит. Если что-то случится, я дам тебе знать.

Я обещал рассказать, как попал сюда. Думаю, есть много причин. Они примерно такие же, как и у остальных. Маленький городок, на выбор не так много вариантов. Отец военный, сын военный. Я ещё расскажу о нём позже. Сейчас нет сил.

Но, думаю, главная причина, почему я призвался — я хотел что-нибудь изменить, сделать что-то хорошее. Понимаю, это звучит глупо, но кто знает наверняка? Возможно, я узнаю себя лучше.

Я не пытаюсь быть крутым, или героем, или кем-то ещё, я просто хочу делать то, что имеет хоть какое-то значение.

5 августа

Сегодня было настолько жарко, что я подумал, что моя кожа расплавится и стечёт с тела. В наших палатках есть кондиционеры, но холодный воздух никогда не задерживается. Тем не менее, когда ты идёшь в любой из мобильных командных постов, ты там можешь находиться сколько угодно времени, в независимости от того, есть ли у тебя там какое-либо дело или нет. Это здорово.

Раньше я любил жару. В летнее время мы с братом каждую секунду, какую только могли, проводили на пляже. Наш город стоит на озере и там постоянно были туристы, которые приезжали в город на рыбалку, катание на лодках и тому подобное.

Во время учёбы в старшей школе я иногда работал в доках заправщиком, чтобы подзаработать немного денег. Девушки, которые приезжали туда на каникулах... Даже не заставляй меня говорить о девушках, покуда я застрял тут.

Чёрт, я сейчас действительно затосковал по дому, когда начал вспоминать летнее время. Прошлым летом я там практически каждый день тусовался со своей подругой Элль. Я мог бы написать страниц пять только про неё. Про самую крутую девчонку в мире. Мы были друзьями во время учёбы в старшей школе, когда я ещё не уехал, и с тех пор я не выходил с ней на связь. На самом деле, я вообще ни с кем не выходил на связь.

Полагаю, в этом всё дело. Одна из причин, почему я уехал. Не всегда там всё было таким замечательным. Не всегда было так, как летом. На самом деле, большую часть времени всё было паршиво.

6 августа

Сегодня мы патрулировали город примерно в 50 милях отсюда. Он был похож на город-призрак. Разошлась такая буря, что едва можно было разглядеть хоть что-то в двадцати футах от себя. Время от времени показывались некоторые жители, и мы направляли на них своё оружие. Они даже не реагировали. Они просто проходили мимо нас, словно нас и не было вовсе. Это было жутко. Я чертовски обрадовался, когда мы вернулись.

Это был первый раз, когда мне здесь стало по-настоящему страшно. Казалось, будто что-то поджидает меня на каждом углу. Я чувствовал себя уязвимым. Единственное, что помогло мне продолжать начатое — это миссия. Я просто рад, что сейчас вернулся в свою палатку.

Мой отец назвал бы меня слабаком. Он провёл пятнадцать лет в армии. Ага, есть к чему стремиться, да? Он пытался вырастить из меня солдата, но забросил это дело после рождения моего брата. Думаю, он чертовски удивился, когда я поступил на военную службу. Наверно, он и не думал, что я способен на такое.

Ну, вот я здесь.

8 августа

Здесь есть один местный паренёк, который приходит каждый день и пытается продать всякие вещи. Когда он впервые появился, военные полицейские занервничали и принялись его обыскивать, чтобы убедиться, что он не пронёс бомбы. Но через пару дней он всем стал лучшим другом. У него широкая улбыка, и он просто завораживает всех. Он напоминает мне моего брата Джошуа. Все любят Джошуа. Даже если он делает что-то не так, он никогда не попадает в неприятности. Он просто улыбается своей широкой улыбкой и выпутывается из всех проблем.

Я помню день, когда он родился, и как счастливы были мои родители. Это походило на какое-то облегчение. Джошуа на десять лет моложе меня, и я думаю, что они хотели иметь ещё одного ребёнка всё это время, так что мне кажется, они были просто рады тому, что он оказался здоров. С того дня они его изрядно избаловали. Поначалу я не был против, потому что мы с ним прекрасно ладили. Но после того, как он появился, они в основном перестали обращать на меня внимание. Даже сейчас я не получил от них ни одного письма с тех пор, как уехал. Я тоже не беспокоил их своими письмами.

Ещё в старшей школе я знал, что должен выбраться из города. Это то, о чём я действительно никогда не мог говорить с Элль. Обе наши семьи жили там на протяжении поколений (понял, почему «Шепердс Глен»? Я знаю, не напоминай, насколько это паршиво, когда город назван в честь какого-то твоего прапрадеда), поэтому это непростая тема для обсуждения. Но Элль никогда и не чувствовала давление своих фамильных корней. Она была независимой, делала то, что хочет. Никто не указывал, как ей жить. Мне это нравилось. Когда я уезжал, всё прошло так хаотично, что у меня даже не было возможности попрощаться. А отсутствую я уже так долго. Я даже не знаю, помнит ли она меня.

9 августа

Сегодня я видел, как парню взрывом оторвало ноги. Он шёл патрулём неподалёку от БТР, когда на обочине дороги сработала противопехотная мина. Верхняя часть его тела сделала сальто назад и приземлилась прямо передо мной. Не задумываясь, я замотал жгутами каждую его окровавленную культю и принялся делать сердечно-лёгочную реанимацию. Я был рядом с ним в течение часа, пока не появились медики. Потом я зашёл за угол и блевал минут двадцать.

10 августа

Я вырос в маленьком городке. Я уехал, потому что хотел что-нибудь изменить, а люди вокруг меня были слишком слепы, чтобы увидеть, на что я способен. Меня не волнует, вернусь ли я когда-нибудь туда, но мне бы хотелось, чтобы люди, которые мне не безразличны, знали, что в сложной ситуации я сделал всё возможное, чтобы её исправить. Мне бы хотелось, чтобы они гордились мной.

Сегодня вечером мы отправляемся на задание. Не патрулирование, не караульная служба, а настоящее задание. Ополченцы взяли под свой контроль соседний город, и мы собираемся зачистить их и освободить мирных жителей, которые там проживают. Мы натренированны, мы готовы, и это — причина, почему мы здесь.

22 августа

Знаю, прошло много времени с моего последнего сообщения. Я уговаривал их дать мне доступ к компьютеру, но они продолжали твердить, что я слишком слаб.

Думаю, это очевидно, что я больше не на поле боя. В прошлый раз я писал, что мы собирались направиться в небольшой городок для зачистки ополченцев, которые взяли город под свой контроль. Это звучало как хорошая идея.

В городе было тихо, когда мы вошли. Это уже казалось подозрительным. Мы заходили в центральную часть города, когда вокруг разразился огонь из стрелкового оружия. Ракета подбила наш ведущий транспорт, загоняя нас в ловушку. Это была засада.

Мы вызвали авиационную поддержку и открыли ответный огонь. Но мы были в меньшинстве. Парни вокруг меня получали увечья. Ребята, которых я знал, умирали у меня на глазах. Сержан Нэш сгруппировал нас вместе, и мы укрылись за бетонной стеной. Последнее, что я помню — это свист приближающейся ракеты и вес бетонной стены, которая обрушилась на меня.

Переброска на вертолёте, пара перелётов позднее, и я вернулся в Штаты. Я на самом деле не помню ничего из этого. Всё почернело, и я проснулся в этом военном госпитале, когда меня везли на операцию. В течение нескольких следующих дней я основном спал. Даже сейчас я не на 100% поправился. На самом деле, даже написание этой заметки меня вымотало. Остальное я вынужден буду закончить позже.

23 августа

С трудом уговорил, дать мне снова попользоваться компьютером. Они говорят, мне нужно отдыхать. Это всё, чем я тут занимаюсь. Отдыхаю. Мне нужна, по крайней мере, хоть какая-то связь с внешним миром.

Сегодня я узнал, что сержант Нэш жив и находится здесь в госпитале. Собираюсь попробовать навестить его, если выдастся такая возможность. Я всё ещё в инвалидном кресле, поэтому трудно передвигаться без чьей-либо помощи. Чувствую себя жалким.

Не знаю, выжил ли кто-то ещё. Возможно, Нэш знает.

Никаких известий от родителей. Мне даже не известно, в курсе ли они, что я здесь.

24 августа

Нашёл сержанта Нэша. Он в хорошей форме и многое помнит о том, что произошло.

Как оказалось, ополченцы были готовы к нашему появлению в тот день. Те самые жители, которых мы отправились защищать, следили за нами — за нашим передвижением, отъездом от базы, за всем. Они передали эту информацию ополченцам, так те подготовились к нашему прибытию. Они сдали нас.

Поддержка с воздуха прибыла вскоре после того, как я был ранен. Они сравняли с землёй каждое здание, в котором мог скрываться враг. Прибыли вертолёты, чтобы убедиться, всех ли вытащили — раненых, живых или мёртвых. Мы потеряли более половины отряда.

Это испытание преподало мне важный урок. Вместо того, чтобы сконцентрироваться на поставленной задаче, я отвлекался, думая о том, что мне надо сделать какую-то «большую пользу», что-то доказать самому себе и о прочем подобном дерьме. Я попался, пытаясь спасти мир, вместо того, чтобы сосредоточиться на важных вещах и придерживаться задания. Такое мышление стоит людям жизни. Этого больше не повториться.

25 августа

Еда здесь ужасная. Моя кровать жёсткая. Лишь одна вещь заставляет меня всё это терпеть — медсёстры.

Эти девушки невероятны. Они носят белоснежную униформу, которая заканчивается чуть выше колен, их грудь просто вываливается из блузок. Слушай, не хочу казаться каким-то похотливым или типа того, просто говорю, что благодарен армии за обеспечение хотя бы этим, что скрашивает наши дни. Возможно, это вроде способа отплатить нам за то, что мы застряли в этом месте. Не знаю. Могу лишь сказать одно — спасибо.

26 августа

Сегодня началась физиотерапия. Я поставил перед собой цель — начать ходить за месяц. Мне говорят, что я тороплю события, но мне плевать. Я не могу оставаться здесь вечно, хотя и не знаю, куда потом направлюсь.

Физиотерапия изнурительна. Держался, оперевшись руками, и пытался научить ноги снова ходить. По ощущениям, они как два больших мешка с картошкой. Но я продолжаю пытаться. Несмотря ни на что, я намерен продолжать пытаться.

Сегодня я разговаривал с сержантом Нэшем. Он чувствует себя гораздо лучше и, вероятно, в ближайшее время отправится домой. Он хороший человек.

2 сентября

Мои дни теперь наполнены упражнениями, умственными и физическими, чтобы я мог набраться сил. Приём витаминов утром, завтрак, физиотерапия, обед, ещё физиотерапия, ужин, оценка психического состояния, вакцинация, взвешивание, измерение объёма мышц, тесты плотности костей и так далее. Начинаю чувствовать себя подопытным. Но я становлюсь сильнее. Я могу удерживать себя на двух ногах. Ночью я делаю отжимания от пола, а затем забираюсь обратно в кровать. Я не собираюсь сгнить в этом месте.

8 сентября

Сегодня сержант Нэш уехал. Я зашёл в его комнату на костылях, чтобы попрощаться. Он собирается домой на пару недель, а потом они отправят его обратно. Он надеялся, что сможет провести больше времени с женой и дочкой, но ему сказали, что в нём нуждаются. Это меня всерьёз взволновало. Они и со мной поступят также, когда мне станет лучше? Заберут меня обратно? Не думаю, что смогу вернуться туда. Не думаю, что снова смогу наблюдать, как умирают люди, которых я знаю.

Перед своим уходом Нэш сказал нечто странное. Не знаю, чувствовал ли он себя преданным, когда его так быстро вновь решили отправить на поле боя, или же он имел в виду засаду, из-за которой мы здесь оказались, но он посмотрел на меня и сказал: «Не верь никому».

12 сентября

Сегодня я прошёл по коридору и обратно. Самостоятельно. Без костылей, без поручней, а просто так. Хотел бы я, чтобы Нэш это видел. Я испытал настоящее чувство удовлетворения. Но ещё и страх. Что дальше? В ближайшее время мне станет лучше, и как тогда они со мной поступят?

13 сентября

Ладно, это будет сложно. Вероятно я буду писать слегка запутанно. Я всё ещё немного растерян. Пытаюсь всё вспомнить, но память приходит и уходит. Вот почему мне всё необходимо записать.

Прошлой ночью мне приснился кошмар. Я был здесь, в госпитале. Но это был не совсем госпиталь, понимаешь, что я имею в виду? Он был изменённым, словно его искажённая версия — всё было то же, но словно вывернуто наизнанку. Я слышал странные шумы и звуки, будто убивали людей. И было темно. Я едва мог хоть что-то различить.

А потом я увидел своего брата Джошуа. он был здесь, в госпитале, но каждый раз, когда я к нему приближался, он убегал. Он говорил со мной так, будто не знает, кто я такой.

Я проснулся от собственного крика. Я не был уверен, сплю ли я ещё или нет, потому что я по-прежнему находился в госпитале и было темно. Но потом вбежали медсёстры. Я не мог успокоиться, поэтому в конечном счёте они всадили мне иглу и утихомирили меня. Вот почему всё так размыто. Я до сих пор немного не в себе из-за лекарств. Кажется, я успокоился, но до сих пор не могу выкинуть этот образ Джошуа из своей головы. Почему он не хотел меня слушать? Почему он здесь, в госпитале?

14 сентября

Сегодня я чувствую себя немного лучше. У меня были проблемы со сном, но я пытаюсь не дать им помешать моим упражнениям. Мои ноги всё сильнее. Я начинаю ходить по лестницам.

Помню, когда я учился в старшей школе, моя подруга Элль бегала по треку. После уроков постоянно можно было видеть команду, наматывающую круг в спортзале, бегущую вверх по лестнице на площадку для взвешивания, потом опять вниз на другую сторону. Помню, я подумал, как это изнуряюще — бегать по всем этим лестницам. Теперь я чувствую нечто подобное, поднявшись всего на один пролёт.

Но поправлять силы — это та вещь, на которой мне сейчас необходимо сконцентрироваться. Я действительно не хочу думать ни о чём другом.

15 сентября

Мне снова приснился тот сон. На этот раз всё продолжалось ещё дольше. Независимо от того, как близко я подходил к Джошуа, он постоянно убегал. Он просил меня о разных вещах, но всё, что я ни приносил ему, ничего не помогало. Выглядел он неважно. Что-то было не так. Знаю, что это был всего лишь сон, но у меня уже весь день такое чувство, что с ним что-то случилось.

Знаю, это звучит смешно, но я просто не могу выбросить это из головы. Может, завтра я буду чувствовать себя лучше. Врачи собираются мне что-то дать, что должно помочь мне сегодня заснуть. Но я не уверен, хочу ли я.

18 сентября

Я попросил персонал госпиталя попытаться связаться с моми родителями. Я не слышал о них с тех пор, как сюда попал. Просто хочу, чтобы они оставили сообщение или как-нибудь ещё дали знать, что с Джошуа всё в порядке. Я уверен, так и есть. Я просто хочу знать наверняка. Мне не станет лучше, если я буду волноваться о каком-то дурацком сне.

21 сентября

Теперь этот сон мне снится каждую ночь. Я перестал говорить о нём докторам. Сейчас я им вру, потому что каждый раз, когда я о нём рассказывал, они всаживали в меня очередную иглу, чтобы я засыпал. Мне это надоело. И каждый день приходит психиатр, желая знать все подробности и нет ли у меня стресса по какому-нибудь поводу. Да, кретин, у меня стресс из-за этого дурацкого сна! Я беспокоюсь о своём брате, а мои родители мне никак не позвонят! Так что да, у меня стресс.

Лекарства делают меня сонливым. Мышцы от них становятся слабыми. Поэтому теперь я не рассказываю о своих снах. Мне нужно выбраться из этого места. И единственный способ сделать это — не привлекать к себе внимание.

25 сентября

Я занялся разведкой. Во время своей утренней прогулки по коридорам, я мысленно запомнил все выходы и места, где находятся военные полицейские. Это была моя задача на день. Словно ещё одна миссия.

Сны не прекратились, хотя я никому об этом не говорил (кроме тех, кто это читает). Я чувствую себя лучше, после того, как они перестали давать мне лекарства. Я более сосредоточенный.

Мне страшно от одной только мысли о возвращении домой в Шепердс Глен, но это необходимое зло. Я не могу оставаться здесь, чувствуя себя так. Мне просто нужно проверить, что с Джошуа, и убедиться, что с ним всё в порядке.

29 сентября

Они узнали про сны. Должно быть, я разговаривал во сне. Прошлой ночью я снова проснулся, выкрикивая имя Джошуа, и они сразу же вкололи мне успокоительное. Я сказал им, что мне просто нужно выбраться отсюда на определённое время, чтобы проверить брата. Они сказали, что я страдаю от какого-то пост-травматического шока. Они не знают, что, чёрт возьми, несут. А может, знают. Всё так и есть? Если да, то как мне это остановить?

Я не могу трезво мыслить из-за лекарств, которые они мне дают. Что бы это ни было, они не помогают. От них я засыпаю, но они не избавляют от снов. Что важнее, они не избавляют от этого ужасного чувства. Мне просто необходимо уехать!

1 октября

Я разрабатываю план побега отсюда. Не то, чтобы здесь высокий уровень безопасности. Это не тюрьма или что-то типа того. Но это военный госпиталь. У каждого выхода дежурят военные полицейские, и нельзя выйти без необходимых документов, поэтому мне придётся бежать. Они погонятся за мной? Я в этом сомневаюсь. Вероятно, они решат, что я всё равно рано или поздно вернусь. И кто знает, может, я так и сделаю. Опять же, я не знаю, подходит ли мне всё ещё армейская жизнь. Я не очень представляю, каким будет моё будущее. Знаю лишь то, что здесь я больше не останусь.

7 октября

План готов. Во время утренней прогулки я обнаружил выход на погрузочную платформу в задней части здания. Я стоял там и смотрел целых пять минут, прежде чем военный полицейский меня заметил. Я притворился, будто ничего не понимаю, потому что накачан лекарствами (что в моём случае весьма легко сымитировать). Я притворился, будто потерялся. «Ну, тебе не положено тут находиться, солдат, — сказал он. — Возвращайся обратно внутрь, там тебя приведут в порядок». Снисходительный осёл. Вот он будет в ярости, когда узнает, что я выбрался этим маршрутом.

Я зашёл в Интернет, посмотреть на карту окрестностей, и обнаружил, что главная дорога напротив госпиталя выходит прямиком к шоссе. Думаю, я смогу выбраться через погрузочную площадку, добраться по дороге до шоссе, а там поймать попутку. Если удастся выбраться до полуночи, то уже утром я должен быть в Шепердс Глене.

Надеюсь, никто из здешнего персонала это не прочитает. Иначе, я влип.

10 октября

Моя последняя запись. Я полностью поправился, набрался сил, и они не кололи мне лекарства последние несколько дней, так что я мыслю трезво. Думаю, лучшего времени для побега не будет. Мне просто нужно убедиться, что с Джошуа всё в порядке. Я его старший брат, это моя работа. А находясь тут, я этого не узнаю. Они никогда не позволят мне уйти, если кошмары не прекратятся, а они не прекратятся до тех пор, пока я не проведаю Джошуа. Я в замкнутом круге. Надеюсь, всё пройдёт хорошо.

Если повезёт, вскоре я продолжу вести записи с хорошими новостями, ясной головой и некоторыми идеями на будущее.

До следующего раза.

Рядовой первого класса Алекс Шеперд, конец связи.

Дневник Элль Холлоуэй

4 сентября

Я просто хочу написать и посмотреть, что из этого получится. Заранее прошу прощение, если я буду плаксивой, стервозной, глупой, сбивчивой, раздражённой, странной, жуткой или слишком драматизирующей.

Ещё один замечательный день в моём доме! Мама едва перекинулась со мной парой слов, что примерно в пять раз больше, чем обычно. Отец заперся в спальне на целый день. Он нашёл лучший способ решения всех жизненных проблем — просто укрыться с головой одеялом и притвориться, что никто не может тебя увидеть. Хотелось бы мне, чтобы всё было так просто.

Но что насчёт меня, так у меня действительно нечто произошло. Мне удалось заставить работать один из старых библиотечных компьютеров! Видишь, он печатает!!!! Я МОГУ ПЕЧАТАТЬ БОЛЬШИМИ БУКВАМИ!!!

Те, кто читает это (не знаю, почему), могут задаться вопросом «кто эта девушка и почему мне всё равно?». Ну, для начала, да, я девушка (примечание для страшненьких приставал: держитесь подальше, вокруг меня шатается достаточно чудиков). Меня зовут Элль. Я живу в самом маленьком в мире городке, в Шепердс Глене.

Не слышали о нём? Большой сюрприз.

Если вы сядете в машину, заедете на самую заброшенную дорогу рядом с вашим домом, проедете ещё 100 миль, затем свернёте на грунтовую дорогу без названия, проедете ТАК весь день, то всё равно не доберётесь сюда.

Так что же такого особенного в библиотечном компьютере? (Да, я до сих пор в восторге от этого!) Ну, тут всё либо сломано, либо старше меня. Так что найти компьютер, который заставляет буквы появляться на экране, когда я печатаю — это настоящее чудо современной науки.

Ладно. Слишком бессвязно. (Мне следовало добавить это в список выше). Я могла бы продолжать в течение тысячи часов, но тогда мне не о чем будет писать в следующий раз.

И что же тогда делать?

5 сентября

Я вернулась!

Не аплодируйте все сразу.

Я не знаю, почему вернулась. В прошлый раз я просто проверяла, работает ли компьютер, и он действительно работает. И он всё ещё здесь, ждёт меня. Этот компьютер — официально теперь мой новый лучший друг!

Если бы вам кто-нибудь сказал, что компьютер является лучшим другом, вы бы подумали, что он сумасшедший? Я бы подумала. Но опять же, хороших друзей трудно найти.

Итак, кто хочет читать про ещё один захватывающий день со страниц моей жизни?

Хорошо, я проснулась. Дома никого не было. Выглянула наружу — стоял ещё один прекрасный туманный день. Открыла холодильник — а там примерно полстакана старого яблочного сока и банка горчицы. Серьёзно, ВОТ, ЧТО БЫЛО В ХОЛОДИЛЬНИКЕ. Я оставила маме записку на двери. Написала «Эй! ПОЖАЛУЙСТА, можем ли мы купить хоть какой-то еды? В этом доме всё ещё живут люди, которые нуждаются в пище!». Думаете, она заметит записку?

Я пошла в «Солар» (лучшая картофель-фри). К счастью, они всё ещё открыты. Жанин (владелица заведения) сжалилась над голодающей и накормила меня. Но всё остальное время она выглядела встревоженной, что в свою очередь встревожило меня. Она задавала мне вопросы о маме и что та планирует делать. Как будто я видела её на днях. Смылась оттуда так быстро, как только могла.

А потом притащила свой толстый зад в библиотеку, чтобы написать всё это.

Вот, из чего состоял мой день. Надеюсь, ваш день был более насыщенным. И не говори.

6 сентября

Знаете, что этим утром я обнаружила приклеенной к своей двери? Ту самую записку, что я оставила на холодильнике для мамы, с прилепленными к ней двадцатью долларами.

Говорит о лени. По крайней мере, она обратила внимание.

7 сентября

Несколько дней назад у меня появилась идея. Я подумала, что сейчас хотела бы попробовать заняться бегом, хотя бы по двадцать минут каждое утро. Я стала довольно ленивой, просто сидела и ждала чего-то (и если честно, картофель-фри пять дней в неделю даёт о себе знать).

Итак, сегодня я встала очень рано и вышла на пробежку. И я увидела кое-что забавное. Я увидела мэра, нынешнего мэра Шепердс Глена, который лежат в отключке перед своим особняком. Вокруг никого не было! Я подумала заснять на фото, но это было бы слишком подло, вам так не кажется? Я подошла к нему, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке. Он был без сознания, и от него несло вином. Я нашла палку и ткнула его, чтобы убедиться, что он жив. Жив. Мне стало его жаль. Я никогда не видела НАСТОЛЬКО пьяных.

А если серьёзно, не удивительно, что всё здесь катится в тартарары. Чёртов мэр спит на своей лужайке перед домом, будто он какой-то студент-первокурсник, не дошедший до дома с вечеринки. Как стыдно.

Алекс бы это нашёл смешным. Жаль, что его нет рядом.

8 сентября

Сегодня произошло нечто странное — этим утром мама зашла ко мне в комнату, разбудила и спросила, как я себя чувствую.

Ээ, что? Эта женщина не разговаривала со мной месяцами, а теперь в ней проснулся интерес к моим чувствам?

Я ей сказала: «А вы кто?»

Ей это не показалось смешным. Она редко находит смешным то, что я делаю или говорю. У неё это вошло в привычку.

Я точно не знаю, что случилось, но мы с мамой были друзьями. Не то, чтобы друзья, которые болтаются в торговом центре, но, по крайней мере, она вела себя как мама, у которой есть дочь.

10 сентября

Мне ужасно скучно. Сегодня отправилась в «Солар» и попыталась разнообразить приправу к еде, чтобы НЕ заказывать тоже самое.

Прошлась сегодня в школу. Там было пусто, но дверь в спортзал оказалась открытой. Я прокралась внутрь. Удивительно, какое жуткое место, когда там никого нет. Я остановилась около шкафчика Алекса. Раньше у него там были всякие наклейки, но, похоже, что они их содрали. Словно Алекса там никогда и не было. Надеялась, что там осталось хоть что-то от него, что можно сохранить.

Потом там стало довольно страшно находиться одной, мне показалось, что я услышала, как какие-то люди разговаривают в кабинетах наверху, поэтому я довольно быстро оттуда убежала. Никого так и не увидела.

В эти дни моя скука доведёт меня до неприятностей.

11 сентября

Итак, о том парне Алексе, которого я упомянула в прошлый раз. Я знаю, что вы все умираете от желания услышать несколько сочных подробностей из моей личной жизни.

Ладно, попробуйте меня заставить рассказать.

Алекс был парнем из моей школы (это очевидно). Поначалу он полностью меня игнорировал, когда мы перешли в старшие классы, что действительно раздражало, потому что я знала его целую вечность, а он делал вид, будто никогда не видел меня раньше. Но потом мы снова стали вместе проводить время. Последние пару лет он часто гостил у меня дома, потому что его отец всегда был на работе, а его матери, по сути, было всё равно, где он находится. Забавно, что моя мама, среди прочих людей, общалась с ним, будто ей не всё равно. Это было замечательное время для нас. Мы с Алексом виделись каждый день, а во время летних каникул после окончания учёбы он мог оставаться у нас дома, когда возвращался с работы. Не припоминаю, чтобы его мать хоть раз позвонила или пришла, дабы узнать, где он находится — нас это устраивало, потому что все просто оставляли нас в покое.

Не уверена, что хочу говорить об этом сейчас. Обещаю, что расскажу, но только не сегодня.

12 сентября

Ладно, я хотела привести в порядок все мысли о том дне, когда для меня всё изменилось, поэтому я вернулась и расставлю всё по порядку, чтобы не болтать бессвязно (как я обычно делаю, да, Я ЗНАЮ!).

Верно, мы с Алексом замечательно провели время тем летом, бла-бла-бла. После лета в нашем городе была большая вечеринка по случаю юбилея города. Что-то на самом деле ВЕСЁЛОЕ происходило в месте, где мы жили! Там были все. Я вместе с мамой работала на аттракционе «Данк Танк», Алекс работал охранником в детском зоопарке — знаете, наблюдать, чтобы животные не напали на детей!

А потом целую неделю Алекс не появлялся и не звонил. Это было странно, поэтому я направилась к нему домой. Дверь никто не открыл. Я слышала, как мама Алекса плачет. Я беспрестанно стучала и стучала. Вышел его отец и сказал мне, что Алекс уехал. ОН УЕХАЛ? Я подумала — куда он отправился? Было видно, что его отец разгневан. Я спросила, всё ли у Алекса в порядке, и он мне ответил, что с Алексом всё хорошо. Он захлопнул дверь прямо передо мной. Я не понимала, что происходит. Я снова постучала в дверь, но отец Алекса велел мне уйти и оставить их в покое.

Я отправилась домой, чтобы рассказать маме, но её не было, как и моего отца и сестры. Я просто пошла к себе в комнату и узнула, надеясь, что когда проснусь, всё опять придёт в норму.

Это произошло несколько лет назад, и я всё ещё не простила Алекса за то, что он уехал вот так, даже не сообщив мне. Вот когда всё в моей жизни стало невыносимым. Я не могу здесь ни с кем поговорить так, как говорила с ним. Здесь никто не имеет никакх точек зрения. Мы же с Алексом могли разговаривать часами о чём угодно.

По крайне мере, я могу поговорить с вами. Вы слушаете?

14 сентября

Привет.

Я точно не уверена, сколько прошло времени с моего последнего сообщения. Ощущение, что много, но, возможно, просто часы в моей голове полностью испортились. Может быть, мне нужно начать перечёркивать дни в календаре, как потерпевшему кораблекрушение на необитаемом острове.

Дамы и господа, приветствуйте Элль — любительницу драматизировать.

Итак, сегодня произошло нечто паршивое. Я отправилась в «Солар» за обычной порцией, но он был закрыт! Ни следа Жанин.

Я сейчас собираюсь туда вернуться и проверить, появилась ли она. Что, чёрт возьми, народ теперь должен есть?

15 сентября

Ладно, это начинает меня уже волновать. Вчера видела Жанин, и она просто слонялась по Мэйн Стрит. Она никуда не собиралась, а просто стояла напротив своего магазина. Я подошла к ней поговорить, но словно сделалась незаметной. Она просто уставилась на меня. Я поинтересовалась, всё ли у неё в порядке. Она спросила, не видели ли я её мужа. Она стала действительно странной и спрашивала меня об этом всё снова и снова.

Я на самом деле не знала, что делать, поэтому просто перешла на другую сторону улицы и убедилась, что она делает никаких глупостей — не вздумала вдруг прогуляться перед грузовиком или что-то типа этого.

Примерно через час она зашла в кафе, закрыла дверь и прошла в дальнюю часть помещения, исчезнув из виду. Я направилась туда и постучал в дверь, но она так и не вышла. Мне показалось, что я слышала какие-то крики внутри, но вскоре они прекратились.

Я в спешке отправилась прямиком домой, зашла к себе в комнату и закрыла дверь. Я не знаю, где была моя мама, поэтому я целый день просто просидела в своей комнате. Было страшно даже идти в библиотеку, что это написать, но я посчитала, что вы найдёте это очень захватывающим! Я делаю это для вас.

Может быть завтра пришельцы приземлятся перед ратушей и заберут меня к себе на борт. Сомневаюсь. Это было бы прям облегчением.

16 сентября

Я пыталась придумать способ забрать компьютер из библиотеке к себе домой, чтобы мне не приходилось выбираться из дома.

Да, здесь вокруг стало довольно жутко. Сегодня улицы были полностью пусты, а туман не сходил весь день. Не было даже мистера Руни, парня, заведующего туристическим местом, который обычно всегда тут (не знаю почему, но у нас не было ни одного туриста на протяжении месяцев). Он исчез, а его небольшой киоск закрыт.

Не знаю, насколько будет безопасно снова приходить сюда, но я постараюсь ещё раз в ближайшее время. А сейчас собираюсь пойти найти свою маму.

17 сентября

Привет.

Итак, этим утром моя мама готовила завтрак. Да, вы не ошиблись, она действительно готовила завтрак: яйца, бекон и всё такое! Я была в восторге!

Мы просто сидели и ели, как две свиньи. Говорили о разных вещах. Я вспомнила об Алексе и как соскучилась по нему, она отнеслась с пониманием и сказала, что тоже по нему скучает и хотела, чтобы он был здесь, со мной, чтобы мне не было так одиноко. Она знает, что большинство моих друзей уехало в колледж, да и многие жители города собирались отсюда уезжать. Могу сказать, что она беспокоится о том, что происходит, все эти закрытия магазинов, но она велела мне не переживать об этом. Я сказала, что немного боюсь выходить на улицу. Она попросила меня быть осторожной. Сегодня она проводила меня в библиотеку, чтобы убедиться, что со мной всё будет в порядке.

Ещё я думаю, что ради меня она притворяется, что ей не страшно. Думаю, это и делает её родителем.

22 сентября

Думаю, что моя мама не замечает происходящее. Очевидно, что люди не просто покидают город. Они пропадают без вести. Так сказать, пропадают как «никто не знает, что с ними произошло».

Помните, я рассказывала о Джанин, которая искала своего мужа? Сегодня я снова её увидела, она была со стопкой листовок, на которых изображён её муж. Раньше я думала, что он просто ушёл от неё (к другой женщине или что-то типа того, Джанин порой бывает очень раздражающей), но она и вправду не знает, где он! Она ничего о нём не слышала и не видела его. Не похоже на то, что он уехал из города. Его машина всё ещё здесь.

Мне действительно стало её очень жаль, поэтому я взяла пачку листовок и принялась их развешивать вместе с ней. Возможно, нам следует приготовить больше листовок.

27 сентября

Сегодня моя мама увидела, как я развешивала объявления. Она направлялась к себе в офис, но взяла стопку и сказала, что развесит их возле места своей работы.

Другие люди, которых я не знаю, приходили и приносили свои листовки. Этот парень Клинт, который раньше работал в библиотеке, принёс напечатанную стопку с информацией о некоторых других пропавших. Я поняла, что всё выходит из-под контроля, поэтому мы пошли в полицейский участок. Там оказался помощник шерифа. Для того, кто должен защищать город, этот помощник шерифа действовал так, словно, просто хотел нас выдворить. Мы показали ему листовки, и он сказал, что «займётся этим». Ну конечно.

Туман, пришедший этим утром с озера, сделал всё вокруг по-настоящему мрачным, так что Клинт проводил меня до библиотеки. Я действительно собираюсь приложить усилие и писать в этот блог так много, как только смогу, на случай, если случиться что-то плохое.

29 сентября

Клинт был сегодня со мной, когда мы печатали ещё листовки. Мы остановились у нашего любимого помощника шерифа, который, кажется, всерьёз раздражён тем, сколько раз за прошедшую неделю мы появлялись в его офисе. Что, чёрт возьми, он думает, мы должны делать? Что, чёрт возьми, ОН собирается делать? Я бы набрала 911, если не он оказался на другом конце провода. Может, мне стоит вызвать армию. Но что, чёрт возьми, я им скажу?

Мне бы прямо сейчас действительно пригодился Алекс. Иногда у меня появляется склонность сорваться, а Алекс является одним из самых спокойных людей, которых я знаю. Думаю, что я стараюсь отогнать от себя мысль, что он тоже пропал, потому что я просто не справлюсь с осознанием того, что кто-то ещё исчез из моей жизни.

5 октября

Клинт исчез.

Этим утром он не появился в библиотеке. Я отправилась к нему в квартиру. Она была не заперта. Мне не хотелось заходить, но пришлось. Никаких следов Клинта. Ничего не пропало – всё было абсолютно нетронутым. Я постучала в другие квартиры, но никто не смог мне ничем помочь. Может, он просто собрался и уехал. Это наставило меня задуматься — вероятно нам тоже стоит убраться отсюда.

Я побежала домой, мама была там. Я рассказала ей о Клинте и сказала, что нам надо уехать из города. Она ответила, что это наш дом и мол куда мы должны отправиться? Мы поспорили на эту тему, но мне не удалось её убедить. Я вернулась в библиотеку, чтобы проверить — не прячется ли там Клинт, но его здесь нет.

Я знаю, что помощник шерифа всё ещё здесь. Завтра я собираюсь к нему, и на этот раз ему следует мне помочь лучше.

6 октября

Ладно. Хорошие новости. Помощник шерифа Уилер более толковый, чем я думала.

Я пошла в полицейский участок, и у нас был плодотворный длительный разговор. Оказывается, он обладает большей информацией о том, что происходит, нежели я. Он показал мне стопку сообщений о пропавших людях и сказал, что собирается сделать всё возможное, чтобы проверить каждое из них. По его словам, всех этих людей объединяет одно — они пропали без каких-либо причин и предупреждений.

Я ему сообщила, что Клинт исчез, и мы добавили его в список. Уилер сказал, что мне больше не стоит ходить по городу в одиночку, но понял, что я всё равно буду, поэтому он дал мне одну из своих полицейских раций. Это очень здорово. Я выхожу с ним на связь каждые несколько часов и сообщаю обо всех странностях.

К сожалению, тут странное всё! Я собираюсь зайти домой к родителям Алекса, чтобы убедиться, что с его мамой всё в порядке.

7 октября

Сегодня виделась с миссис Шеперд. Не припоминаю, чтобы хоть раз её видела с того дня, когда Алекс уехал. Уверена, в последнее время она не выходила из дома. У них было не так много еды, поэтому я отправилась в продуктовый магазин. Они закрылись почти год назад, но я подумала, что у них должны были остаться какие-нибудь консервированные запасы.

Знаю, воровать плохо, но это критическая ситуация, вам так не кажется? Я вломилась внутрь. Не говорите маме — мне не нужны её нравоучения.

Там жутко воняло! Но я нашла кучу пригодной еды. Жаль, что я не подумала об этом раньше. Я схватила, сколько смогла, и вышла оттуда. Собираюсь припрятать кое-что здесь, в библиотеке, чтобы знать, что они всегда будут рядом.

8 октября

Я сказала маме Алекса, что буду приходить раз в неделю или около того, чтобы проверять, как она. Она лишь кивнула. Я хотела спросить её об Алексе и ситуации в целом, но, как мне кажется, всё произошедшее негативно сказалось на её разуме. Я даже не знаю, есть ли ей дело (и знает ли), что я тут, но думаю, хорошо, что я захожу к ней, пусть даже просто на минуту, чтобы убедиться, всё ли с ней в порядке.

Мы с Уилером взялись за ещё одну кучу сообщений о пропавших людях. Я отксерила пачку и заменила старые на доске объявлений. Не знаю, читает ли их кто-нибудь, но я буду продолжать из развешивать.

У Уилера есть какие-то «интересные» идеи о том, что происходит. Он сказал мне, что разместил их в интернете. Не знаю, насколько вероятны его домыслы, но это определённо стоит почитать.

Что касается меня, то я просто стараюсь держаться подальше от неприятностей. Мама большую часть дня сидит в своём офисе. Думаю, у неё свои проблемы.

9 октября

Я перестала ходить домой.

Этим утром я готова была поклясться, что кто-то был в моём доме. Я не знаю, где именно, но я уверена, что не сошла с ума. Я схватила как можно больше своих вещей и убралась оттуда. Оставила записку для мамы, написав, что найду её.

Возможно, это для меня уже слишком, и в этом всё дело. Я сообщила Уилеру, что планирую переждать в библиотеке, и что он может найти меня там. Собираюсь на какое-то время залечь на дно. Не думаю, что смогу сегодня навестить миссис Шеперд, просто я слишком напугана, чтобы выходить на улицу. Кажется, туман постоянно вокруг, и с трудом можно различить хоть что-то даже на расстоянии десяти футов.

10 октября

Я тихонько пробралась в офис мамы в городской ратуше. Обнаружила её разбирающей стопку бумаг. Она выглядела очень обеспокоенной и просила меня вернуться домой. Довольно очевидно, что я чего-то боюсь, но я не хочу, чтобы она думала, будто я не могу справиться с тем, что происходит. Я не растерялась и сказал ей, что я буду дома сегодня вечером.

11 октября

Для города, в котором едва теплится жизнь, сегодня я была занята.

Сначала я зашла к Уилеру в полицейский участок. Могу сказать, парню там, должно быть, довольно одиноко наедине с самим собой и своими мыслями. Думаю, он рад, что я всё ещё здесь и слежу за всем, что происходит (хотя, не уверена, сколько это ещё продлится).

Он сказал, что ночью сидел на крыше и видел странные вещи. В его голосе чувствовались ноты страха. Он толком не сообщил, что видел, сказал лишь, что видел много животных, передвигающихся в тени. Замечательно. Что, чёрт возьми, это значит? Я приготовила ему ланч, посидела какое-то время, слушая его теории. У него есть сумасшедшая мысль о том, что мобильные телефоны всегда включены, и кто-то может подслушивать ваши разговоры. Ладно...

Наконец, пошла домой и застала там маму, которая как раз собиралась уходить. Она направлялась поговорить с доктором Фитчем. Полагаю, он не очень хорошо себя чувствовал, и она беспокоилась о нём. Я умоляла её быть осторожнее... было уже темно, и я рассказала ей о ночных животных, которых видел Уилер. Она сказала, что скоро вернётся. Не думаю, что она всерьёз восприняла слова Уилера.

Надеюсь, с ней всё будет в порядке.

12 октября

Когда я проснулась сегодня утром, я поняла, что не слышала, чтобы мама возвращалась этой ночью. Она ходила домой к доктору. Я вылетела из своей комнаты и побежала к ней в спальню — она там была с моим отцом, крепко спали. Это был первый раз за долгое время, когда я почувствовала, что всё в порядке.

Это продолжалось примерно минуту. Когда я выглянула наружу, всё было затянуто дымкой... Не похоже не обычный утренний туман... это выглядело по-другому. Весь город был окрашен в мрачное серое облако.

Я связалась с Уилером, он приказал мне оставаться сегодня дома. Сказал, чтобы я не приходила в полицейский участок.

«Есть тут что-то плохое» — вот его точные слова.

Но, как видите, я не осталась дома. Я прошлась в округе, посмотреть, не нужна ли кому-нибудь моя помощь. Если Уилер испугался чего-то, то, возможно, кто-нибудь нуждается в безопасном укрытии. Я закричала. Никто не ответил. Я прошла к доске объявлений убедиться, что листовки по-прежнему там... на всякий случай.

На обратном пути в библиотеку я снова услышала голоса, доносящиеся из тумана. Я побежала. Бежала в библиотеку так быстро, как только могла. Плотно заперла дверь и забаррикадировала её. Я не видела, чтобы кто-нибудь преследовал меня, но туман был такой плотный, что они быть прямо позади меня, и я бы этого не узнала.

Кто сказал, что любопытство сгубило кошку, возможно, был прав. Но у кошек девять жизней. А я уверен, что у меня лишь одна.

13 октября

Я спала в библиотеке. Уилер вышел на связь сегодня рано утром. В его голосе было отчаяние. Он забаррикадировался в участке шерифа. Единственный парень в городе, который может мне помочь, а я не имею сейчас возможности добраться до него. Он спросил меня, не видела ли я кого-нибудь. Я ответила ему, что последним человеком, которого я видела, была моя мама, которая собиралась в офис доктора Фитча. И так оно и было.

Я не знаю, что теперь делать. Остаться здесь? По крайней мере у меня есть возможность написать о том, что здесь происходит, и, надеюсь, кто-нибудь это читает.

Но, возможно, кому-то там нужна моя помощь. Прошлой ночью я слышала всякие странные звуки. Не знаю. Может быть, это у меня в голове, и я где-то сплю, воображая всё это.

Почему я не могу воображать приятные вещи?

15 октября

Не знаю, сколько ещё времени смогу оставлять сообщения. Когда я проснулась (провела тут уже несколько ночей... мне нужен душ...), компьютер был выключен. Я испугалась, что он сломался, но после примерно десяти минут нажатия на кнопку включения, он всё-таки запустился. Только экран испортился и мерцает. Я даже попыталась поменять монитор, но что-то не в порядке именно с компьютером. Печатаю очень медленно, чтобы убедиться, что слова выходят правильно.

Не думаю, что оставаться в библиотеке всё ещё безопасно. Прошлой ночью звуки снаружи были невыносимо громкими, словно что-то пыталось пробраться внутрь. Сегодня, когда я тут осматривалась, дабы убедиться, что никто не вломился, я нашла то, что напугало меня до смерти... очки Клинта были аккуратно уложены на одном из столов. Уверена, что их там не было раньше. Я понятия не имею, что, чёрт возьми, это значит, но я больше не хочу здесь оставаться.

Для всех, кто это читает: если вы можете добраться до Шепердс Глена, я буду в участке шерифа на Мэйн Стрит. Если меня там нет, то единственный человек, который поможет вам меня найти — это помощник шерифа Уилер.

Если вы не сможете найти и его, тогда поскорее убирайтесь отсюда.

Дневник Уилера

10 сентября

Разуйте глаза!

Сделав это, вы сможете начать видеть то, что на самом деле происходит в мире.

А сейчас просто подумайте об этом:
В общей сложности с 1969 по 1972 было шесть посадок на Луну. В течение следующих трёх десятилетий нам удалось создать ноутбуки, мобильные телефоны размером с кредитную карту, многого достичь в области ДНК-тестов; но мы больше не смогли вернуться на Луну.

Так что, без каких-то убедительных доказательств, заставляет вас верить, будто мы на самом деле когда-либо высаживались на Луне? Если мы не можем сделать этого сейчас, так как, чёрт возьми, мы сделали это тогда?

11 сентября

Я не могу вам сказать, кто я, потому что не хочу вывести из себя своего босса. Он сделал это правилом — никаких личных дел за компьютером. Этот компьютер исключительно для работы.

Но я знаю, как использовать эту штуку, лучше, чем он. Я умею заметать следы. Я должен убедиться, что если мне когда-нибудь придётся искать новую работу, я по-прежнему смогу получить достойную рекомендацию. То есть, если мне когда-нибудь удастся его выследить.

Поэтому всё, что я могу сейчас сказать, это то, что мне многое известно. Я знаю о вещах, о которых вы, может быть, знаете, а может и нет. В любом случае, это не моя работа — убеждать вас, что вам лгут. Моя работа — сделать так, чтобы вы ставили под сомнение то, что вам говорят.

Только тогда вы начнёте ДЕЙСТВИТЕЛЬНО понимать, что тут творится.

12 сентября

Некоторое время назад мой босс глядел в сторону покупки дорожных камер. Знаете, ловить лихачей? Верно.

Если эти камеры должны делать снимки прямо в момент преступления, тогда почему они всегда работают, снимая видео, днём и ночью?

Большинство людей не осознают этого. Они думают — ЩЁЛК, и они попались. Но эти камеры — они всегда следят за вами.

Поэтому убедитесь, что и вы следите за ними.

13 сентября

Вы берёте книги в библиотеке?

Эй, не поймите меня неправильно, читать полезно. На самом деле, правительство очень счастливо, что вы читаете, но также они хотят знать, что именно вы читаете.

Итак, запомните, с каждым использованием библиотечной карточки отправляется миленький байт информации в дружелюбный офис ФБР, давая им знать, что вы взяли.

Это может быть и «Гекльберри Финн», а может и «Майн Кампф». Как вы думаете, кто их больше заинтересует? Уверен, что в один прекрасный день они постучат в вашу дверь, чтобы рассказать вам об этом.

15 сентября

Я заказал криптографическое программное обеспечение, так я смогу оставаться невидимым в интернете. Таким образом, я могу побольше рассказать вам о себе. На самом деле, мне не следовало бы так волноваться, но почему я должен? Имею в виду, мы ведь живём в свободной стране, где я могу говорить всё, что я хочу.

Забавный факт: у вас есть мобильный телефон, верно? Конечно, он у всех есть. Вы ведь понимаете, что, когда говорите по мобильному, информация передаётся на вышку сотовой связи, затем отправляется на спутник, после чего обратно вниз на другую вышку сотовой связи на те телефон человека, с которым вы разговариаете. Вы когда-нибудь задумывались, что происходит с информацией, когда она просто «летит» по воздуху? Задумывались, кто может подслушивать?

«Конечно, - скажете вы, - я это знал. Я ведь не настолько наивен. Я бы никогда не сказал ничего личного по мобильному. Что у тебя ещё есть, старик?»

Ладно, ну, а что бы вы ответили, если бы я вам сказал, что даже если ваш мобильный телефон выключен, кто-то всё равно может подслушивать ваши разговоры? Взгляните на маленький микрофон на телефоне. Внимательно посмотрите на него. Думаете, он сейчас не работает? Скажите что-нибудь. Скажите в микрофон.

Вы никогда не задумывались, почему, когда вы не используете свой телефон, заряд аккумулятора всё равно расходуется? Это не из-за тех маленьких электронных часиков, скажу я тебе.

16 сентября

Я чувствую себя преступником (какая ирония, учитывая то, чем я зарабатываю на жизнь. Подробнее об этом в самое ближайшее время).

Сегодня я остался допоздна и устанавливал новое программное обеспечение. Оно скрывает файлы, позволяя мне анонимно заниматься веб-сёрфингом, и стирает за мной все следы в интернете. Босс никогда не узнает.

Как раз этом. Моего босса не было тут уже какое-то время. Полагаю, я сейчас здесь своего рода за главного. Но поэтому меня и наняли. Имею в виду, шерифу нужен хороший помощник, чтобы управляться со всем, когда его нет рядом, верно?

Итак, теперь вы знаете. Я помощник шерифа. Это маленький городок, и я не хочу, чтобы офис шерифа связывали с моими личными мыслями о том, что происходит в окружающем мире. Всё-таки, если задуматься, там имеется публичный имидж. Видите ли, когда я ношу бляху, ствол заряжен, а моя рация включена — я помощник шерифа Уилер. Но под униформой находится человек на задании. Я хочу, чтобы люди знали, что я знаю, видели, что я вижу.

И поверьте, там, где я живу, я всё это наблюдал.

Вот и всё. А между тем, носите солнцезащитные очки — не позволяйте камерам с банкоматов видеть ваше лицо.

Убедитесь, что вы следите за ними.

17 сентября

У меня действительно не хватает времени, чтобы вам сегодня рассказывать о великих тайнах. Вместо этого я собираюсь вам немного рассказать о жизни здесь, в Шепердс Глене.

В туристических брошюрах написано: «Приезжайте расслабиться в Шепердс Глен». Это должно привлекать людей приехать сюда. Полагаю, если бы там написали «Приезжайте расслабиться в Шепердс Глен, серый и туманный город, где с вами никто не заговорит, а за закрытыми дверями происходит какое-то таинственное дерьмо», то люди не приедут, не так ли?

Ну, если между нами — я не видел здесь туристов уже чертовски много времени. Сюда больше никто не приезжает. А люди, которые здесь живут, больше не такие доброжелательные, как раньше.

Всё это не должно меня удивлять. В каждом городе есть свои секреты.

18 сентября

Помню, когда я устроился на эту работу, шериф сказал мне, что шепердс Глен — это место, где мне никогда не понадобится заряжать пистолет.

Но когда сам шериф срывается с места и не возвращается, возможно, пришло время зарядить пушку, сынок.

19 сентября

Я не всегда так рассуждал. Я был скептиком, как и большинство людей. Но потом я приехал сюда. За последние несколько лет я повидал столько странного дерьма, сколько большинство людей не видели за всю свою жизнь. Я начал думать, что, может быть, здесь есть люди такие же, как и я. Люди, которые ПОДВЕРГАЮТ СОМНЕНИЮ происходящее.

Если я не могу понять, что здесь происходит, может быть кто-то другой сможет. Так что, если всё то, о чём я говорю, вам знакомо, дайте мне знать. Помощь мне бы пригодилась. Чувствую себя здесь довольно одиноко.

20 сентября

Сейчас в поле зрения получил кое-что нвоое, о чём бы мне хотелось поговорить с вами. Это называют «химиотрассами».

Итак, когда обычный самолёт пролетает над головой, он оставляет то, что называют «конденсационным следом». Но химиотрассы — это другое. Они остаются гораздо дольше и рассеиваются в воздухе, оставляя после себя небо, затянутое тучами. Они обычно появляются в виде узоров крест на крест. По всему миру имеются задокументированные наблюдения за этими случаями.

Причина, по которой это привлекло моё внимание — погодный аспект рассказа. В этом городе чертовски мрачно, я не могу вспомнить, когда в последний раз видел солнце. Может ли это быть причиной? И если да, то кто за этим стоит?

Естественно, на ум приходят обычные подозреваемые: федеральное правительство, НАТО, ООН, фармацевтическая промышленность, нефтяные компании, список можно продолжить. Но чего они добиваются? И почему делают это ЗДЕСЬ?

21 сентября

Говоря о том, кто за всем этим стоит, вы должны понимать, кто на самом деле имеет власть. Мы все думаем, что мы живём при демократии, не так ли? Мы выбираем наших лидеров. Власть исходит от народа. Конечно, если под «народом» вы имеете в виду 325 ребят, которые тайно встречаются раз в год.

Я говорю о Трёхсторонней Комиссии. Это группа, которая была образована еще в 70-х годах самыми богатыми и влиятельными людьми в мире. Они — те, кто реально всем управляет.

Полагаете, что я выдумываю. Многие наши ведущие политики являются или являлись частью этой группы в своё время, в том числе парочка президентов. Хотите знать, кто именно? Посмотрите. Вы будете поражены.

22 сентября

Я бы не сказал, что потерял веру в то, что мой босс когда-нибудь вернётся, но вот деньги я бы точно на это не поставил. Он знал, что здесь что-то творится. Возможно, он подобрался слишком близко к правде, и кто-то решил его заткнуть.

Теперь, когда я упомянул об этом, данный участок уже не так безопасен, как мог быть. Если тот, кто это читает, не хочет, чтобы я проболтался о том, что здесь происходит на самом деле, то ему не составит труда выставить меня отсюда. Мне придётся потрудиться запереть это место не замок.

К своему счастью, я так толком ничего и не узнал, поэтому думаю, что я пока ещё в безопасности.

23 сентября

Возможно, я поспешил с выводами. Не думаю, что теперь хоть кто-нибудь здесь действительно в безопасности. Население этого города постепенно уменьшалось в течение многих лет, но я начинаю замечать, что люди просто ИСЧЕЗАЮТ. Накапливаются сообщения о пропавших, а я — единственный работник в участке. Что, чёрт возьми, я должен делать?

Я уже упоминал, что уже давно туристы перестали сюда приезжать, что никого нового в городе. Ну, возможно это и так, но у меня такое чувство, будто КТО-ТО тут есть. Вы никогда не можете их толком разглядеть — они исчезают до того, как к ним пытаешься присмотреться. Но есть люди, бродящие по всему городу, которых здесь не должно быть.

Я поставил новые замки на входную дверь участка. Это для начала.

24 сентября

Я немного больше узнал о тех химиотрассах. Судя по всему, одна из теорий гласит, что в воздухе распыляется оксид железа — частички металла, которые могут попасть в ваш организм и отравить вас. Вопрос в том, для чего правительство это делает?

Ну, идея в том, что федеральное правительство на самом деле за глобальное потепление, что распыление этих металлических частиц в воздухе отражает солнечный свет, нагревая атмосферу.

Теперь я могу поверить очень многому, но заключение в значительной степени основано но на том, что является причиной глобального потепления. Не нужно быть гением, чтобы понять, что накачивание атмосферы всем этим СО2 рано или поздно превратит планету в дендрарий. Эй, по крайней мере, мы сможем выращивать орхидеи.

25 сентября

Сегодня я решил обратиться к некоторым местным руководителям в городе. Они, в общем-то, игнорировали меня, так как мой босс уехал, но я считаю, что мне нужен хоть КТО-НИБУДЬ, кто выслушает меня, если мы собираемся спасти этот город от развала.

Я остановился у офиса судьи, но там никого не было. Казалось, что там никто не появлялся уже долгое время. Также решил проверить в офисе местного доктора. Клянусь, внутри я кого-то слышал, но когда я постучал, никто так и не открыл. Так что я направился к особняку мэра и обнаружил там странную штуку:

Виноград мэра Бартлетта был полностью вырублен. Мэр выращивал виноград для небольшой винодельни, которой его семья владеет уже целую вечность. Кто-то прошёл через всё поле и искромсан каждую лозу. Но постойте, вот зацепка. На краю поля кто-то написал сообщение в грязи. В нём сказано: «Хватит смотреть на меня».

26 сентября

Знаете ли вы, что Франклину Делано Рузвельту было заранее известно о нападении на Пёрл-Харбор? Он в течение многих лет пытался втянуть США в войну, но люди не желали этого. Поэтому когда он от разведки узнал, что японцы планируют нападение, он ничего не сделал, чтобы им помешать. Однако, он удостоверился, что ни один из авианосцев, размещённых на Пёрле, не были в самой гавани в момент нападения. Ему нужно было достаточно разрушительное нападение, чтобы разозлить американскую общественность и втянуть нас в войну, но он не мог допустить, чтобы был уничтожен весь флот.

Чувствую, что это именно то, что необходимо этому городу прямо сейчас. Какое-то крупное происшествие, которое всех пробудит и заставит понять, что происходит. Нам нужно мобилизоваться, народ. Я не смогу сделать всё сам. Я всего лишь один человек.

27 сентября

Когда люди говорят обо всех этих теориях заговора вокруг убийства Линкольна, они всегда проводят параллели с Кеннеди. Оба их вице-президента имели фамилию Джонсон, в их именах по семь букв, и тд, и тд. Я вас умоляю, народ, это вообще ничто. А вот то, что действительно правда.

Спустя годы после убийства Линкольна, его сын Роберт упал с железнодорожной платформы на рельсы. Его спас Эдвин Бут, брат Джона Уилкса Бута. Жизнь Роберта Линкольна спас брат человека, который убил его отца. Это в тему о том, как тесен мир.

Мэри Тодд Линкольн сошла с ума. Эй, можно ли винить её? Она видела, как погибли трое её детей, и муж получил пулю в затылок. Её собственный сын затащил её в суд, чтобы упрятать в психиатрическую лечебницу. Горе может довести человека до ручки. Знаю не понаслышке. Читая это, вы, наверное, думаете, что я сумасшедший. Но я, возможно, единственный вменяемый человек в этом городе.

28 сентября

Хорошие новости. Здесь в городе есть девушка по имени Элль, она пытается во всём разобраться, как и я. Она повсюду развешивала листовки с пропавшими людьми, так что я предложил ей размещать их на доске объявлений около участка. Кто знает, может и они помогут.

Кажется, она даже более осведомлена обо всей этой ситуации, чем я, но это хорошо, что есть тот, с кем можно всё обсудить. Не могу сказать, случает ли она меня, когда я говорю, или нет. Эта молодёжь, у неё никакой концентрации внимания.

Но вот, что я могу сказать — она боец. Есть что-то, что движет ею.

29 сентября

Укрепил сегодня входную дверь. Туман становится гуще. Иногда, когда я выхожу, я слышу, как кто-то идёт позади меня, за туманной завесой. Они останавливаются, когда останавливаюсь я. Может быть, это эхо. А может и нет.

Я запасся на станции едой, которую принесла Элль. Из дому забрал кое-какую одежду и припасы. Не собираюсь возвращаться туда какое-то время.

30 сентября

Дела пошли хуже, гораздо хуже. В большинстве случаев, выходя на улицу, я там не вижу никого. Хотя знаю, что есть ещё люди, которые живут здесь. Я слышу, как они шепчутся.

Ночью вылез на крышу. Звёзд разглядеть не смог. Всё слишком затянуто. Слышал нечто, передвигающееся там во тьме. Звуки были словно животных, но...

Тут что-то не то. Я с этим не справлюсь. Как на духу говорю — что-то не так с этим местом.

6 октября

Теперь всё чаще стал подниматься на крышу. Хочу следить за происходящим, но выходить для этого на улицу небезопасно. Я так и сказал Элль, но она не послушает, и всё равно сделает? Она пытается играть в детектива. Я сказал ей, что это моя работа, но даже я не настолько глуп, чтобы шататься по улицам.

Я дал ей одну из раций из участка и сказал, чтобы она связывалась со мной всякий раз, как может, просто чтобы сообщать, что с ней всё в порядке. Также сказал ей, что неплохо бы выходить со мной на связь каждый раз, когда она соберётся сюда идти. Я не хочу своим дробовиком проделать дыру в двери, если я слышу шум, а затем узнать, что это была она.

7 октября

Что-то не в порядке с моим интернет-соединением. Иногда оно просто перестаёт работать. Как я должен со всем этим разобраться, если у меня не будет связи с внешним миром? Мне нужны ответы, народ. Ни у кого там нет ответов на мои вопросы?

Я не особо продвинулся. Я искал в истории города и обнаружил много интересных вещей, но ничего такого, что направило бы меня в нужное русло. У меня есть теории, идеи, предположения... но не с кем их обсудить. Даже Элль устала меня слушать.

Мне бы просто хотелось получить правильное направление.

12 октября

Я принял решение. Баррикадирую участок. Там небезопасно, и людям этого города я принесу больше пользы, если останусь здесь и попытаюсь использовать свои мозги, нежели выйду туда и попытаюсь сразиться с чем-то, что я даже не могу увидеть. Последнее, что я сделал, прежде чем запереть двери — набрал целую кучу книг о Шепердс Глене из ратуши. Они займут меня на некоторое время.

14 октября

Подключение к интернету вновь пропало. Подозрительно. Кто-то не хочет, чтобы я отправлял эти сообщения? Я на что-то набрёл? Может быть, я слишком близко к истине.

Или, может быть, кто-то не хочет, чтобы я вызвал помощь. Жутковатая мысль. Почему им есть до меня дело? Я просто уставший старый помощник шерифа. Дерьмо, что, чёрт возьми, они думают, я собираюсь делать?

По крайней мере, рации по-прежнему работают. Элль заботится о том, чтобы поддерживать связь и сообщать мне, что с ней всё в порядке. Она всё ещё там, расклеивает листовки, сохраняя надежду. Но это не может продолжаться слишком долго. Никто не может надеяться вечно.

15 октября

Соединение с интернетом обрывистое. Оно появляется и исчезает так бессистемно, что я удивлюсь, если это сообщение удастся отправить. Кто-то или что-то пытается изолировать меня. Они не хотят, чтобы вы услышали, что я говорю. Ну, может быть, им удастся заткнуть меня, но они не смогут сделать то же самое и с вами.

Так что, народ, на этом я вас оставляю. Учитесь на том, что случилось со мной, потому что это может случиться и с вами. Разуйте глаза на то, что происходит вокруг вас. Кто бы это ни сделал тут, это же он может сделать и в вашем городе. БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ. И не верьте людям во власти, когда они говорят, что всё будет в порядке.

Потому что это не так.