Перейти к содержимому
Nightmarish Dream
Виктор Селиванов

Рейд.

Рекомендованные сообщения

1 мая. Время: 00:00

 

В ночной тишине города, когда огни горят лишь из некоторых окон, а большинство обитателей квартир, уже спит, в парке, что окружал бывшую заброшенную усадьбу, раздалось еле слышное монотонное мычание. Там, в самом укромном месте, стоя спиной к разожженному костру, мужчина в длинном, до пят, балахоне, с накинутым на голову капюшоном, разведя руки в стороны ладонями вверх, что-то говорил на латыни. Перед ним, стоя на коленях, лицом друг к другу, и боком к мужчине в балахоне, были девушка и парень. Их глаза блестели, полуоткрытые губы мелко и часто дрожали. Чуть поодаль от этих троих, стоя на ногах, пять мужчин и пять женщин, раскачивались из стороны в сторону, издавая то самое мычание.

Мужчина сложил руки вместе, запустив каждую руку в рукав другой. Затем резко развел их в стороны.

 

Раздались два выстрела.

 

Вся толпа очнулась от транса.

 

Те двое, что только что стояли на коленях, завалились на бок, в противоположные стороны; во лбах зияли пулевые отверстия, от которых еще шел дымок.

 

Все люди зароптали, кто-то оскалился, выставляя наружу неестественно длинные клыки…

 

Тот, что стоял в балахоне направил оружие на толпу: два автоматических пистолета в каждой руке, начали ритмичные хлопки.

 

Один за другим, на землю кубарем валились тела, изо ртво каждого из трупов вываливались фальшивые клыки...

 

Все побежали прочь, но каждого настигала пуля. В ту ночь, из леса, что около усадьбы ни ушел никто.

 

13 июня. Пятница. Время: 01:00

 

 

 

В одном из канализационных проходов, что вел к замурованному участку, и поэтому никем не посещался, около тускло светящей лампы, что работала на батарейках сидела группа молодых людей. Они образовывали полукруг, и каждый был обращен лицом к двери.

 

Железная дверь, выкрашенная черной краской, с дырой, в которой когда-то располагался замок. Через это отверстие были видны пляшущие языки пламени. В полной тишине, разнообразием которой было лишь капанье воды, да завывание сквозняков, что попал в щели, можно было слышать, детски плачь.

Среди сидящих не было новичков. Все слегка волновались, так как их духовный лидер никогда так не задерживался. Видать младенец попался слишком бойкий и так и норовил вырваться из рук.

 

Там же, в то же время, по другую сторону двери.

Парень в камуфляжных штанах, черной кожаной куртке и кедах на мягкой подошве, склонился над младенцем. Еще секунду назад, когда тот, чье горло теперь аккуратно вспорото, готовил этого малыша для обряда, мальчуган истошно вопил. Увидев же новое лицо, он тут же замолчал и заулыбался, закусив указательный палец и потирая ножкой о ножку.

 

Парень в куртке достал из рюкзака на полу сверток и две маленькие рации, которые используют, что бы следить за детьми.

 

- Готовьтесь. – Голос из-за двери был как всегда бесстрастен, и величествен. А ведь и не скажешь такого о его носителе, когда увидишь в живую тощего, бледного, и угреватого паренька, с потухшим взглядом.

Все отошли от лампы, и сели в круг. Каждый завернул рукав на левой руке, и, полоснув по запястью бритвой, подставил свою руку другому.

 

Они начали пить кровь.

 

Дверь распахнулась, как всегда во время, как всегда кстати. Конечно, и кровь собратьев была не самой худшей, но та девственно чистая красная пьянящая жидкость, что в своих венах носил младенец, была неописуема.

 

В двери появился Лидер, как обычно в черном балахоне, сшитом из нескольких кусков материй. Он держал ребенка на вытянутых руках. Тот был завернут в одеяло, в котором его выкрали и по-прежнему плакал. Затем Лидер развел руки в стороны, и младенец полетел вниз. Лидер пнул его так, что тот изменил траекторию полета, и полетел прямо к собравшейся компании.

 

Все решили, что это новый способ подачи яства, и, поймав ребенка, начали яростно раздирать одеяльце. Когда же в их руках оказалась рация, привязанная изоляционной лентой к чему-то, что очень напоминало хозяйственное мыло, они вопросительно посмотрели на Лидера. Тот, выставив руку перед собой, сжимал в ней что-то, от чего отходила короткая, блестящая антенна.

 

Раздался щелчок и взрыв.

 

6 июля. 2006 год.

 

Девушка истошно вопила, понимая, что молить о пощаде тех, кто собрался перед ней бесполезно. На всех были четные мотоциклетные куртки или черные майки с рисунками черепов, перевернутых распятий и козьих голов, заключенных в пятиконечную звезду. Среди них были девушки, но отличить их было сложно: у всех, по-женски, длинные волосы и все бешено прыгают, размахивая руками, под музыку, раздающуюся из старого кассетного магнитофона.

 

Кто-то периодически выкрикивал: «ОН СКОРО ПРИЙДЕТ!!!» и подтверждал свой выкрик диким завыванием.

 

Девушка висела вниз головой, полностью голая. Ее привязали за ноги к остаткам люстры, и та, кое-как, выдерживала возложенный на нее вес.

 

Один из парней подошел к ней, и проверил зрачки. Пока он был занят этой процедурой, она заговорила:

 

- Пожалуйста, зачем я вам нужна?! – Она шептала, боясь разозлить собеседника.

 

- Нам ты не нужна, ты нужна ему! – Он похлопал ее по щеке и продолжил размахивать руками по хриплые вопли и подобие игры на гитаре, что лилось из магнитофона.

 

В дальнем конце помещения, что было не большим, и, судя по мусору вокруг, и кускам осыпавшейся штукатурки, было заброшенно уже давно, она увидела высокого мужчину, с длинными зачесанными назад волосами. Он взирал исподлобья на девушку, да что там, она чувствовала, что он смотрит ей прямо в глаза.

 

Все замолчали, и расступились, освобождая проход незнакомцу. Кто-то пнул, уже так некстати, играющий магнитофон.

 

- Как ее имя? – Спокойный баритон, от которого отдавало холодом.

 

- Елизавета… - Тот, что проверял ее зрачки, теперь пытался разглядеть ее данные на странице паспорта.

– Сергее…

 

- Фамилия! – Перебил мужчина в длинном черном пальто, по-прежнему не двигаясь, и не отводя взгляда от девушки.

- Орлова.

 

 

Мужчина в пальто завел руки за спину, и, широкими шагами, направился к девушке. Только тогда она почувствовала, что висит полностью голая; нет, поняла это она уже давно, но ей только сейчас стало холодно, а голова, разболелась в два раза сильнее. Елизавета попыталась расшатать остатки люстры, но все было четно.

 

Он подошел к ней вплотную, лицом к лицу, ее глаза были как раз на уровне его. Они были слегка выпучены, сами белки белоснежны, а зрачки насыщенно-карие. Девушка невольно всмотрелась в них, и страх постепенно начал отступать. Его заменила томная, сонная усталость и зарождающееся тепло внизу живота.

 

Мужчина поднял руку, согнутую в локте, указывая указательным пальцем вверх. Тут же, с боку, подбежал парень (девушка?) со стремянкой, развернул ее, и, отцепив ноги девушки, спустил ее на землю, держа на руках, как невесту, что переносят через порог.

 

Как только ноги Елизаветы коснулись земли, ее подкосило головокружение.

Мужчина в плаще стоял недвижим, а паренек что снял девушку, держал ее за плечи, давая прийти в себя. Её руки были связанны за спиной, поэтому если бы не парень, она могла расшибить себе голову об пол.

Наконец Елизавета могла твердо стоять на ногах. Она, помимо своей воли, посмотрела в глаза мужчины в плаще. И, с каким-то отдаленным беспокойством, что скрылось за нарастающей тягой к этому взгляду, она заметила, что цвет глаз постепенно переходит из карих, в ярко зеленые, а оттуда в багряно-красные…

Затем все происходящее далее для нее периодически прерывалось, когда ее сознание уходило во тьму. Она, подошла к нему, встала спиной, склонив голову на бок. Когда ее шея почувствовала его теплое дыхание, страх в ней исчез вовсе.

 

Парень с выбритой наголо головой, в черной форме натовского типа, с рюкзаком, из которого при беге слышалось тихое позвякивания, подошел к пустому трехэтажному зданию. На первом этаже горел свет, и были слышны голоса. Свет, в основном, был виден сквозь щели досок, коими были забиты все окна. Парень прильнул к одной, и увидел как полностью голою девушку человек, стоящий на стремянке, держит на руках и бережно опускает на пол, одновременно сам сходя с лестницы. Значит ритуал в самом разгаре.

Спустив рюкзак на землю, парень достал оттуда две пивные бутылки…

 

Она уже чувствовала прикосновение клыков к коже, что уже успела покрыться мурашками, когда доски из одного из заколоченных окон, с треском, разлетелись в стороны. Из проема, в толпу полетело что-то горящее, и, со звоном распространило вокруг пламя.

Те, на кого попал огонь (а это были почти все, кто стоял в толпе) начали вопить и метаться по помещению, размахивая руками. Тот – а точнее та, - что спускалась по стремянке, кинулась к окну. Когда, в два прыжка, она настигла заветный проем, раздался выстрел, больше походивший на взрыв. Верхняя часть головы девушки исчезла и та, сделав два шага, упала лицом вниз.

 

В окно прыгнул парень, перекатился на полу, и, вскочив на ноги, выстрелил из дробовика в мужчину в плаще. У того снесло левую руку, с куском плеча.

Парень схватил Елизавету, закинул ее себе на плече и через секунду, она уже лежала снаружи, на холодной ночной земле. Вскоре из оконного проема выскочил и сам парень. Он, в одной руке, сжимал ружье, в другой – длинный кусок материи. Взвалив девушку на плечи, он кинулся проч. Елизавета чувствовала, что по мере отдаления от здания, ее сознание все дальше и дальше уходила от окружающей реальности.

 

Неизвестно, сколько она пробыла в беспамятстве, но, когда очнулась, все еще лежала на плечах парня, слыша его учащенное дыхание и шелест веток, что бились о ее тело. Наконец безумный спринт прекратился. Парень скинул ее на землю, и протянул пальто того вампира (а она не сомневалась, что оный субъект им был). Она укуталась, и, невольно для себя, почувствовала будоражащее возбуждение, когда ощутила тепло, что еще хранила материя.

- Где мы? – Ее пробила дрожь, но, стало теплее.

- В лесу… три километра от… туда… - он тяжело дышал.

- А он нас не найдет?

- Кто?!

- Ну… - она качнула головой в сторону, - кому ты отстрелил руку.

- Ха-ха-ха-ха…. – парень рассмеялся в голос, и тут же закашлялся, сплюнув в сторону. – Ты думала… это вампир?! Он не настоящий. Так, псих.

- Но я чувствовала…

- Гипноз, НЛП, может они тебя, чем-то накачали,… пошли к машине.

 

Он встал, опираясь на дробовик, и легкой трусцой побежал в сторону. Она последовала за ним.

Было темно, но свет луны вполне прилично освещал все вокруг, так что Елизавета не упускала из поля зрения могучую спину парня.

 

Наконец полоса леса внезапно оборвалась, и они вышли к небольшому продолговатому пригорку, на вершине которого и была дорога. Там стояла машина, и горели фонари. Парень открыл дверь, чуть ли не затолкал туда девушку, и сел за руль.

 

- Помни: ты не видела моего лица, я всех перестрелял, потом вывел тебя к лесу, ты нашла частника и доехала до Никропольска.

- Куда?!

- Никропольска.

- А где это?!

- Липецкая область. А ты сама откуда?! – Он смотрел на нее через зеркало заднего вида.

- Из, Тучково… - она задумалась. – Меня Елизавета зовут.

- Виктор. – Он протянул ей руку, она ее пожала.

 

Пока они проделывали эту секундную процедуру, Виктор отвернулся от дороги. Елизавета взглянула на шоссе…

 

На дороге, на разделительной полосе, стоял ОН; полуголый, в одних штанах, но двурукий. Правая рука была вся в (его?) крови, что капала с кончиков пальцев. Она не могла (хотела?) видеть его глаз, но, опять же, взгляд ощущался отчетливо, и теперь холода в нем не было, его заменил пылающий огонь ярости.

 

Но взгляд по-прежнему манил, тянул к себе.

Ее рука моментально обмякла и выскользнула из пальцев парня, она почувствовала, как легкие делают глубокий, медленный вдох и такой же медленный выдох. Мышцы рук, ног, расслабились. К лицу подкатила теплая волна. Она откинулась на спинку кресла, когда Виктор уже увидел мужчину на дороге, и, прошептав что-то типа: «черт», потянулся за дробовиком, что лежал рядом, на пассажирском сидении. Проезжая мимо вампира, он успел сделать два выстрела, держа руль коленями.

 

Оба частично поразили цель: первый заставил мужчину вздрогнуть, второй снес его с ног.

Круто развернув автомобиль, Виктор направился прямо на тело вампира, что лежал неподвижно, поперек разделительной полосы. Машину подбросило дважды. Когда все четыре колеса переехали тело, парень остановил автомобиль и вышел наружу. Она видела, как он обогнул автомобиль спереди, жмурясь от света фар. Не забыл он, и захватить свой дробовик.

 

В двух шагах от багажника, с бешеными глазами разглядывая что-то под колесами, он резко взвел ружье и выстрелил два раза.

 

Под колесами автомобиля лежал он. Грудная клетка продавлена, коленная чашечка правой ноги раздроблена, а голень вывернута под неестественным углом. Кусок ключицы отсутствовал, в животе зияла рваная дыра.

 

С ужасом, Виктор наблюдал за тем, как ребра медленно начали принимать свое привычное положение, затем, с хрустом, колено согнулось, потом грудь начала часто вздыматься-опускаться, явно налаживая дыхание.

 

Виктор был принципиальным атеистом. И, когда его жену, оглушив цепью по голове, и подвесив вниз головой, принесли в жертву в ночь на первое мая, его убеждения не поменялись. Теперь перед ним человек регенерировал в бешеном темпе. Паника, что почти затмила сознание, заставила его произвести два выстрела прямо в голову, от которой после ничего не осталось.

 

Он забыл, что ружье стреляет дробью, и, когда с хлопком и последующим шипом, правое заднее колесо начало спускаться, он полминуты взирал на сие действо.

 

Тело зашевелилось, рана на животе, и часть ключицы, затянулись кроваво-мясной пленкой, а шея начала пульсировать.

 

Но кровь ниоткуда не текла.

Понимая, что он только что истратил весь боезапас, а запасное колесо менять нет времени, Виктор подбежал к задней дверце, схватил девушку за руку, и, выдернув наружу, зачем-то закрыл дверь.

- Бежим! В лес!!

 

Опять же, не понятно зачем, Виктор скинул с нее плащ, укутал в свою куртку, и побежал в лес, держа Елизавету за руку.

 

В полной тишине, и столь же мрачных сумерках, они, часто дыша, побежали прочь, скрывшись за высокими кронами деревьев.

 

Со стороны дороги раздался звук приближающегося автомобиля, судя по шуму мотора – легкового. Виктор и не думал останавливаться, а девушка все еще находилась на половину в трансе. Машина остановилась, и уже еле-еле, только благодаря ночной тишине, можно было слышать, как хлопнула дверь, и по асфальту застучали каблуки.

 

Через секунду раздался женский крик. Стук каблучков повторился, только более торопливый. Вновь хлопнула дверь, и визг шин, вместе с ревом двигателя, грубо развеял ночную тишину.

Автомобиль все удалялся и удалялся, как вдруг вновь раздался визг шин, и звук бьющегося стекла, и металла. Вновь раздался женский вопль, но теперь куда более долгий…

Дальнейшее уже было за пределами их слуховых возможностей.

 

Только когда прошло десять минут, Виктор остановился, и, развернувшись, приготовился подхватить задыхающуюся девушку. Но ее дыхание было ровным, а в пустых глазах, что блестели, отражая лунный свет, не читалось, ни тени усталости.

 

- Елизавета? – Он тряхнул ее, держа за плечи. – Елизавета!

- А? – Она вяло развернулась к нему, но во взгляд уже вернулся разум.

- Сейчас… - он взглянул на часы – пол шестого, кажется через, час… рассветет. Пока будем ждать в лесу. Он на секунду смутился, то ли от неточности в расчетах, то ли от того, что признал пара нормальную сущность мужчины в плаще.

- Хорошо. – Она села, поджав ноги, и отстранив их слегка в сторону.

 

Виктор сел на корточки, моментально превратившись в одно живое ухо и вскакивая с места, услышав любой шорох.

 

Ветви деревьев медленно двигались из стороны в сторону, под силой ветра, что внезапно усилился. Где-то поблизости раздался хруст веток. Виктор вскочил, направив на предполагаемый источник шума, разряженный дробовик. Оттуда появился вампир, уже одетый в свой плащ. Правая рука все еще кровоточила, и осталась, не прикрыта. На удивление, лицо упыря заживало достаточно быстро. Уже можно было различить тощие, вытянутые черты, двойной подбородок, и тонки губы, что растянулись в усмешке, и по уголкам которых стекали две багровые струйки.

 

- И много крови ты меня потратить заставил. – Низкий рокочущий баритон отдавался вибрацией в груди девушки.

- Стоять!

- Он разряжен.

 

Виктор кинул в сторону дробовик, и опустил голову. В лунном свете на его лице виднелось что-то на подобии улыбки. Затем начал медленно, шаг за шагом, приближаться к вампиру. Тот, в свою очередь, не перебирая ногами, начал углубляться в лесную чащу.

 

Долго, в ночи не слышалось ни звука. Ни стрекот кузнечиков, ни шум ветра, природа будто застыла, наблюдая за чем-то.

Через некоторое время, тишине положил конец душераздирающий вопль.

Елизавета стояла посреди леса, укутанная в куртку, что носил, может быть, уже мертвый человек. Она не задумывалась о том, что может с ней произойти, так как не знала, что с ней собирается сделать это чудовище.

 

Может все эти легенды о том, что укус вампира сделает человека подобным этим ночным существам?

Или она станет пищей, как картонный стакан с кока-колой?

Издалека, где-то со стороны дороги, раздался шум проезжающей мимо машины, она остановилась, послышался уже знакомый щелчок открываемой двери. Из салона слышалась громкая музыка, что долетала даже до нее. Или это слух девушки так обострился?

падал теплый снег

она включила свет

он открыл гараж

она сняла пальто

он завел мотор

падал теплый снег

струился сладкий газ…

 

Зашуршали ветки, ее зрение моментально ухудшилось и в еле различимой мутной полутьме, и со звоном в ушах и голове, она увидела его…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


×