Перейти к публикации
Nightmarish Dream
The World

Помогите найти рассказ

Рекомендованные сообщения

Всем! Всем! Всем!

Кто может помогите! Мне хочется найти один рассказ, но я не знаю как он называется ^_^

Рассказ написан по мотивам LOST и Silent Hill. Кто автор тоже незнаю ^_^ И вообще прочитал только начало и хочу прочитать продолжение, мне друзья говорили, что рассказ публикуется в инете, но я НИФИГА не нашёл.

Могу выложить только начало.

«Нет никакого Острова...»

-Тьма… - это всё, что я вижу. Это там, где нет ни жизни, ни смерти. Это то, что можно назвать самым обычным сном без сновидений, но это не сон, я знаю…это Кошмар.

Он лежал на кровати и медленно просыпался. Полуоткрытые глаза смотрели на лопасти вращающегося вентилятора и трещины на сером потолке. Вставать не хотелось, голова утонула в подушке, дышать было тяжело. Вновь плохой сон…

Но несколько минут спустя он всё же пошевелился. Медленно приподнялся. Теперь он сидел. Надев ботинки он, наконец, встал с кровати и посмотрел в зеркало. Оно отражало человека с растрёпанными каштановыми волосами, коричневой рубашкой и кожаной курткой. Зеркало не забыло и про красные глаза, оно не могло увидеть только чёрные брюки и ботинки, надетые на тридцатилетнем мужчине.

Он в комнате, в которой пробыл уже несколько дней. Всего лишь настольная лампа, тускло озарявшая пространство, кровать, на которой он спал, мебель, которой он пользовался. И ещё стены, пол и потолок, под ним – вечно крутящийся вентилятор.

Первый шаг, второй, третий. Он у двери. Протягивает руку и открывает её.

Коридор… эту картину он уже видел - обои, двери, тумбочка в углу, конец окутан тьмой. Фрэнк Оливер вновь оказался в кошмаре.

-Прошло несколько дней…они говорили мне, что я не прав. Но теперь препарат X-185 исчез. В тот день я не смог покинуть этот дом…этот коридор, я здесь один, никто не откликается на мои крики, телефон и телевизор не работают, все окна исчезли…

Он обернулся и посмотрел на стены – остались только трещины.

-Отсюда нет выхода...

Михаил Бакунин проснулся. Впрочем, осознать это было не легко: голова гудела, со лба тёк холодный пот, диван под ним будто накренился. Взгляд был прикован к вращающемуся вентилятору. Он сидел и бездумно всматривался в его движения. Наконец, сознание пришло, теперь можно было обхватить голову руками и подумать:

-Ну и сон...

Станция «Пламя» пребывала в полумраке: горела лишь одна настольная лампа. Находиться здесь было как минимум тяжело, главным образом - из-за спёртого воздуха. Ощущение будто кто-то сдох. Даже вентилятор не спасал от этой духоты. Михаил был удивлен, как он сам здесь не задохнулся. Конечно, человек способен привыкнуть ко многому, но к такому воздуху…

Поднявшись, он застегнул молнию на униформе и надел сапоги. Кобура на поясе чуть покачнулась. Вот он – одноглазый человек, Михаил Бакунин, хозяин станции «Пламя». Стоит и вдыхает смрад, однако он был уверен, что это не продлиться долго - нужно только открыть окна.

Подойдя к одному из них, Михаил положил ладони рук на ставни и сделал привычное движение вперёд. Но окно не открылось. Ведь такое бывает? Всего лишь на всего что-то заклинило или шпингалет защёлкнут. Именно так – маленькая железяка оттягивала момент, когда свежий воздух должен был проникнуть в комнату. Вот защёлка убрана и теперь можно попробовать ещё раз. Но окно вновь не открылось. Значит должно быть что-то ещё. Если не шпингалет, тогда может ставни просто упёрлись в друг друга косяками. Ещё один толчок – нет результата. Михаил начал оглядывать оконные ставни сверху, снизу, по бокам. Всё было как всегда, но почему-то они не желали распахнуться. Ну и пусть, такое бывает. К тому же, есть другое окно, а с этими можно разобраться позже. Пройдя мимо двери, которая служила выходом из станции «Пламя», он оказался возле ещё одного окна и, подняв шпингалет, с силой оттолкнул ставни. Нет результата…

Вот это уже раздражало. Чёрт знает, какой воздух, окна, которые не желают открываться - очень похоже на то, что порой, называют «законом подлости». Толчок и никакого результата, удар – нет эффекта, ещё один удар – ничего, третий удар, на этот раз очень сильный, но окну и это ни почём. Дышать стало труднее, воздух оставался спёртым, в ушах начало звенеть от напряжения. Нет, уж лучше просто выйти. Открыть дверь и вдохнуть свежий ночной воздух джунглей, в котором находился этот старый дом. Так будет намного лучше, окна подождут. Сделав несколько шагов к двери, он навалился на неё и, схватившись рукой за дверной засов, потянул его влево.

Всё начало казаться Михаилу странным: сначала спёртый воздух, которого никогда не было, затем окна и теперь ещё это – дверь, точнее – её засов. Металлический брусок, закреплённый на специальном каркасе, не двигался. Похоже, что необходима смазка, однако обработку Михаил совершал ещё вчера вечером.

И всё же…

Достав из тумбочки, стоящей в этом помещении возле стены, ящик с инструментами, мужчина извлёк оттуда маслёнку и принялся обрабатывать засов. Раз, да – и готово. Но это ничего не дало: засов так и не открылся. Что ж, замок можно разобрать, но вначале надо было выбить дверь: находиться на станции «Пламя» стало практически невозможным.

Михаил сделал несколько шагов назад до стола, который был рядом с диваном и креслом. Теперь надо разбежаться и ударить…сделано. Удар был весьма мощным, дверь не могла устоять. Но устояла. Ни вмятин, ни трещин на деревянной поверхности - дверь, которую может сломать почти каждый, будто превратилась в каменную стену.

Повтор… Этот удар был тоже сильным, возможно ещё сильнее, чем предыдущий, но и он не дал результата, перед третьим ударом Михаил отодвинул диван и стол в сторону, отошёл в конец комнаты и, разбежавшись, подпрыгнул в воздух, ударяя ногой так сильно, как только мог. Итог: дверь станции «Пламя» по-прежнему оставалась закрытой.

Проиграть двери? Звучит смешно, прошло уже около пятнадцати минут, а дверь и окна так и остались закрытыми, как будто не желали никого выпускать. Нужно было принять радикальные меры - несколько выстрелов исправят это недоразумение. Вынув пистолет из кобуры, Михаил повернул рычажок предохранителя и сделал выстрел в одну из досок, составляющих проклятую дверь. Звук разлетелся по всей станции, он, как вата, закладывал уши, но даже через него был слышен звон падающей гильзы.

Михаил опустил пистолет и присел на одно колено, его взгляд был полностью сконцентрирован на доске, в которую он стрелял.

-Ничего…

Рука прикоснулась к дереву, маленькая точка на нём горела, однако это было всё, что принёс выстрел – только это и пулю, которая катилась по полу, абсолютно целую, сияющую металлом, не способным пробить дерево. Он взял её в руку, несмотря на жжение и смотрел. Несколько мгновений…пуля упала. Пришло время встать, чтобы ещё раз посмотреть на окна, двери и понять – он заперт – заперт, - там, где всегда жил на этом Острове. Мой дом – моя крепость, мой дом – моя тюрьма.

Всё это было похоже на бредовый сон, только слишком реальный. И вот, обернувшись, человек по имени Михаил Бакунин оглядел символическую гостиную, по которой он бегал несколько минут назад, пытаясь протаранить дверь. Здесь был небольшой погром в лице передвинутого дивана и стола, разбросанных инструментов возле двери и гильзы, которая, впрочем, куда-то укатилась. Конечно, порядок это неплохо, однако наводить его Михаил не собирался: он и так уже набегался, поэтому делать сейчас уборку просто не было желания, плюс ко всему появилась головная боль, прекрасным дополнением которой был царивший повсюду спёртый воздух. А вот ещё одна странность – тишина. Возле дома есть множество домашних животных, но почему-то никто из них не отреагировал на все попытки Михаила выбраться из западни, даже когда он выстрелил. Более того, сейчас, когда он сидел в кресле, прислушиваясь ко всему вокруг, он понимал, что тот ветер, который день и ночь колыхал листья деревьев, тоже исчез. Всё будто замерло или…погибло.

-Этого не может быть, всё это лишь сон, это невозможно…

Он повернул голову, взгляд скользнул по часам, которые стояли на тумбочке, возле настольной лампы. 12:59, секунда…12:58. Михаил моргнул. Первые несколько секунд в его голове вертелась мысль «Что это было?». Нечто похожее на абстрактную картину возникающую вновь и вновь. Стрелка сдвинулась назад…кто-то сошёл с ума. Затем появились другие картины, они показывали всё то, что произошло с ним до этого момента, начиная с созерцания вентилятора и заканчивая наблюдением за часами. Михаил подумал, что смрад совсем затуманил его рассудок. Поднявшись с кресла, он медленно и немного вяло подошёл к тумбочке. Часы как часы: чёрный металлический аркообразный корпус, белый циферблат, две стрелки…Сейчас 12:58, минутная стрелка вот-вот должна совершить движение и…12:57.

Время изменилось - оно ушло на одну минуту в прошлое, по крайней мере, так показывали часы, - часы, - которые теперь идут «назад». Всё это не сон…Кошмар.

Что дальше?...Остаётся только стоять и смотреть…Нет… Если это сон то, что-то должно быть не правильно, что-то очевидное, совершенно не рациональное. Окна и дверь, такие же, как и прежде, часы тоже, но если они идут назад то, что-то не так с их механизмом, верно? Однако это сон, значит, механизма вообще может не быть, ведь во сне многие детали отсутствуют, их можно представить, но стоит только углубиться в них…

Итак, нужно разобрать часы, инструменты возле двери…

Взяв их, Михаил приступил к демонтажу. Сначала открыть защитное стекло, выкрутить несколько винтиков, снять циферблат и…механизм…

Всё покрылось ржавчиной, до последней шестерёнки, тиканья не должно было быть, его и не было, но часы шли. В этом смысл кошмара – здесь есть всё, но оно другое…

Есть всё, что знает спящий, всё, о чём он помнит или когда-то слышал. Михаил знал, как выглядит механизм этих часов – он неоднократно разбирал их. Каждый винтик был на своём месте, но механизм мёртв. Через минуту часы были собраны… 12:55.

Что теперь? За те две минуты, что Михаил потратил на разборку и сборку часов, ничего не изменилось. Но нельзя было останавливаться, есть другие комнаты.

Комната связи: мониторы, приборная панель, стул возле неё. Ничего не работает. Микросхемы целы, провода в порядке. Поворот переключателя. На мониторах должно было появиться изображение, но этого не случилось. Следующая комната - компьютер и хлам. «Настольный друг» всё время предлагал сыграть с ним партию в шахматы, но в этот раз решил заснуть и показывал только тёмный экран. Здесь всё как будто заснуло…

В кухне - спящий холодильник, стол, шкафы, сковородки и кастрюли в них. Итак,12:50 и никаких результатов. Однако осталась ещё одна дверь – подвал. Место, которое является самым жутким во многих фильмах ужасов, там всегда темно и сыро. Но Михаилу было всё равно, ведь он когда-то воевал…

Закрепив нагрудный фонарик на кармане униформы, он подошёл к двери и распахнул её. Свет озарил ступеньки лестницы, он начал спускаться. Удивительно, но здесь нет сырости, хотя сырость бывает не во всех подвалах, удивляться не чему. Так же, как и спёртому воздуху – на станции «Пламя» он был везде. Здесь всё как обычно: стеллажи, с чем попало, коробки, мусор, си-4…

Это на всякий случай - если придут «враги», станция взорвётся. Нужно только ввести код в компьютер, который надо перед этим победить в шахматной партии – вот такая система.

Похоже, что ничего не изменилось. Пока…

Свет осветил пол, поднялся по стене, начал скользить вдоль неё…остановился. В зелёном круге появилось то, чего раньше здесь никогда не было – дверь, ржавая, как часовой механизм…12:47.

-Откуда это здесь?

Это? Да – это…Оно появилось из ниоткуда. Всё время, которое Михаил жил здесь, он никогда не видел этой двери, пусть и не часто заходил в подвал. Куда вела эта дверь?

Подвал находиться под землёй, там ничего не могло быть, только стена из почвы. Но это сон…

Он подошёл ближе. Прикоснулся к ржавчине. Ручки не было, возможно и эта дверь закрыта, но что если нет? Это лучше или хуже? Не откроешь, не узнаешь. Михаил вновь достал пистолет.

-Ладно…

Стоп. Он замер. Что-то случилось - проснулось ощущение, будто он совершает ошибку. Он о чём-то забыл, что-то важное…

Рация, в комнате с системой связи, на приборной панели.

-О чёрта-с два!

Михаил понёсся вон из подвала, поднялся по лестнице, пробежал через комнату с проклятой дверью и окнами и, наконец, он здесь – это последний шанс. Схватив рацию, он незамедлительно нажал на кнопку вызова. Послышалось шипение…помехи, значит, связь есть, надежда появилась.

-Это Михаил Бакунин. Меня кто-нибудь слышит!?

Ничего. Михаил начал менять частоту, но везде был только один ответ - шум. Может быть с рацией что-то не так? Разобрать? Но ведь она работает, всё в порядке…

-Работай, чёрт возьми!

Михаил пытался связаться с лагерем других научных сотрудников, возможно здесь не было сигнала. Но он не мог покинуть дом. И ещё…

Раньше здесь сигнал был. Всегда.

Прошло пять минут, Михаил продолжал искать нужную частоту, возвращался на одну и ту же, снова и снова, но слышал только помехи и вот…рация замолкла. Вновь тишина.

Прибор включён, но больше шипения нет. Михаил стоял и смотрел на неё, затем рука опустилась. Надежда исчезла.

Теперь остаётся только одно – идти в ту дверь, что бы за ней ни было. Фонарик на груди, пистолет в кобуре, рация рядом с ней – на поясе. Михаил Бакунин спустился в подвал. Перед ним - вход в никуда. Пистолет в руке…12:39.

Он толкнул дверь и она бесшумно открылась. В свете фонаря предстал немного узкий коридор, устремляющийся в тёмную даль. Стены ни чуть не отличались от подвальных – обычный бетон, только и всего. Михаил начал идти. Прошло около минуты, почти тридцать метров было пройдено. Он шёл медленно и прислушивался ко всему во круг, но ничего, кроме собственных шагов не слышал. И вот, наконец, коридор изменился – появился поворот.

Михаил прижался к стене и замер. Подняв пистолет до уровня головы, он резко выскочил из-за угла и направил его вперёд; никого, только ещё один коридор. Всё это было, безусловно, странно, однако стоит ли над этим задумываться, учитывая всё то, что было раньше? Неизвестно, что ещё будет…

Он опустил пистолет и сделал несколько шагов вперёд, в ту же секунду сзади послышался стук. Михаил вновь застыл на месте. Стараясь не создавать шума, он осторожно развернулся. Угол стены закрывал ему обзор. Нужно было немного сместить туловище, тогда фонарик сможет осветить коридор. Всё понятно – дверь закрылась, сама или нет? Неизвестно. Намертво? – Тот же ответ. Но проверять нет смысла, разве что вернуться на станцию, лечь на диван и попытаться заснуть. Подождать пока это всё исчезнет, однако спать при том воздухе…и где гарантии, что это поможет? Нет, идти вперёд, ведь это всего лишь… «что-то».

Михаил пошёл дальше, по новому коридору. Вновь прошло около минуты, и вновь было пройдено почти тридцать метров – так он считал. Ещё одно изменение, но на этот раз, кардинальное: бетонные стены исчезли, их сменили решётки. Решётки, дверь, механизм «неправильных часов» - между ними было нечто общее, а именно ржавчина. Она покрывала каждый из прутьев, переплетающихся между собой. За решётками темно, свет не способен проникнуть сквозь них далеко. Пол стал похож на потрескавшийся асфальт. Увидев его, у Михаила в голове возникла безумная мысль…Он посветил вверх. Потолка больше не было, осталась лишь зияющая тьма.

-Вот дерьмо.

Неужели он на улице? Но тогда...он резко повернулся и взглянул на ограду… решётки, можно перелезть через них… но они были гигантскими, в свете было видно не больше десяти метров, однако они были выше, всю высоту не определить. Нет, не стоит, лучше этот странный коридор то, что находиться за ним.

Идти дальше, просто идти дальше. Но вот что-то вновь происходит: решётки впереди закругляются и образуют замкнутое кольцо – тупик. В центре кольца - нечто похожее

на пьедестал. На нём… Михаил подошёл ближе, чтобы увидеть это.

Отрубленная по локоть рука. Она стоит на сером камне, вздымая ладонь вверх, пальцы искривились, будто хотят сжать воздух. Сквозь ладонь проходит гвоздь, протыкающий листок бумаги. Надпись кровью:

Найдя один вход,

Найдёшь и другой,

В бездну кошмара…

Пальцы пошевелились, Михаил сделал шаг назад, сердце сжалось, в ушах появился металлический звон, всё стало искажаться. Миг. Свет мелькает перед глазами. Пальцы шевелятся. Шум помех. Всё окутывает тьма.

Сознание начало пробуждаться… странное ощущение – будто под ним есть что-то холодное, нечто твёрдое…асфальт. Веки единственного глаза открылись.

Здесь светло…Он увидел дорогу, фонарный столб, тротуар, небо, подобное свинцу. Он сжал и разжал пальцы правой руки, приподнял голову. Вдох. Ладони опёрлись на асфальт, ноги согнулись в коленях. Михаил поднялся. Вокруг него была тишина. Множество кирпичных домов, тянущихся бесконечной линей вдоль дороги, тротуары, фонарные столбы; никого нет. Это не лагерь…

-Где я?

Дверь, коридор, город – всё есть единый кошмар, в котором он заперт. Но здесь есть куда идти. Теперь только человек, дорога и свинцовое небо. Прогулка началась.

Он шёл вдоль тротуара, за которым было множество домов из красного кирпича. В голове всё чаще мелькала мысль «Это город». Михаил шёл дальше... везде пусто и тихо. И теперь ясно ещё одно - в этом городе нет вечно опаздывающих людей, нет поющих птиц, нет шумящего ветра. Ничего нет. «Город…»

«Автобусная остановка» - так гласил указатель. Стрелка указывала направо. Иногда, на автобусных остановках есть карты маршрута. Если здесь есть такая карта, то он мог бы определить, где находится и решить, что делать дальше. Михаил повернул голову.

Несколько метров…всего несколько метров и прямо на скамейке сидит человек. Первый человек, которого он встретил за всё это время.

Он сидел и закрывал своё лицо пухлыми руками. В правой у него был зажат револьвер. Он будто прятался от кого-то. Двигался взад, вперед и мычал. Словно плакал ребёнок.

-Ммммм…эээмммм, ммммм.

Михаил не понимал что с ним. Где-то глубоко появился страх: этот человек мог быть опасен. Но шанс есть и его нельзя упускать. Михаил сделал несколько шагов вперёд.

-Извините…

-Агрхаааааааааааааааа!

Он подскочил, как животное. Руки, сжимавшие револьвер, резко поднялись, направляя его на человека.

Наступило молчание, оно длилось примерно минуту. Когда она прошла, вооружённый понял, что угрозы нет. Можно опустить оружие.

-Эээ, не знаю…

-Ничего, всё в порядке.

Мужчина вновь замолчал и начал виновато глядеть по сторонам.

Ему было около сорока лет. Обычный любитель поесть и выпить пива, и его живот тому подтверждение. Одежда давно не стирана - зелёная футболка, синие потёртые джинсы, белые грязные кроссовки и серая кепка с белым козырьком наперёд. Лицо густо покрывала тянущаяся от скул до подбородка коричневая борода.

-Вы не знаете, что это за город? – спросил Михаил, решив закончить паузу.

-Э? А, нет, понятия не имею. И чёрт знает, как сюда попал. Помню только, что сидел дома на диване и смотрел телек. А ещё ел пиццу, пил пиво, а потом бах!…- незнакомец замер, держа руки в воздухе. - И оказался здесь. – Секунда, и руки опустились. – Думал, что совсем уже сбрендил от этих просмотров передач «О, этот Безумный, безумный мир!», - всё это он говорил будто самому себе, однако вдруг его глаза стали другими – в них исчезла странная задумчивость, и он взглянул на Михаила. - А вы… эээ, как сюда попали?

-Если честно, я тоже не помню, я работал на одной станции, а потом уснул и проснулся здесь на дороге.

Для этого мужчины униформа Михаила не представляла никакого интереса, так же как и пистолет, впрочем, наверное, он его не заметил. Что ж, пусть будет так.

-Думаю, нужно найти кого-нибудь, - произнёс Михаил и обошёл толстяка.

-Кого-нибудь? – тот ринулся за ним. – А вы знаете хотя бы это Америка или нет?

-Судя по надписям на зданиях, да. Кстати, зачем вам пистолет?

Незнакомец остолбенел и посмотрел на револьвер, сжатый в его руке. Посмотрел так, как будто видел в первый раз. И вновь взгляд резко изменился.

-Так ведь я дальнобойщик ну… мне эта штука нужна. Эй! Смотрите-ка.

Михаил повернулся и увидел, что бугай стоит и пялиться на витрину одного из здешних кафе. Несколько шагов до неё и несколько мыслей о плюсах и минусах встречи с незнакомцем.

-Это и вправду Америка, - снова раздался бас дальнобойщика.

Самая обыкновенная витрина, на которой дугообразной надписью разместились выцветшие жёлтые буквы.

«Стоунхендж. Уголок тайн в городе Кэрнхолл»

-Хм, Кэрнхолл…ну и ну, похоже, что какой-то коридор. Хрень! По мне так обычная дыра.

Резкий поворот, глаза мужчины в кепке засияли не естественным огнём.

-Может, зайдём?

Но ответа он не ждал - произнёся свой вопрос, он тут же отправился к входу в кафе.

-Это ещё зачем?

-Вдруг там есть пицца?

-Сейчас не время для этого.

Но этому человеку, похоже, не терпелось набить своё брюхо - он уже схватился за ручку застеклённой двери.

-Ну, или может там есть телефон?

Колокольчик звякнул, бугай пропал. Он был прав насчёт телефона - аппарат должен быть там. Если так, то можно будет связаться с кем-нибудь и не важно с кем. Иначе шансов становиться всё меньше. Колокольчик звякнул вновь, Михаил зашёл внутрь.

На стенах висело множество фотографий в рамках, все они изображали каменное сооружение. На некоторых фотографиях были люди, Стоунхендж и сумеречное небо навечно стали фоном позади них. Все жалюзи в кафе были опущены, светильники не горели, кожаные диваны пустовали.

Михаил начал оглядывать помещение в поисках телефонного аппарата, но пока ничего подобного не нашёл. Тем временем толстяк рыскал за барной стойкой. Его желание найти еду было сравнимо с упорством крысы, которая прогрызает стены. Он залезал во все шкафы, приподнимался на носки, чтобы увидеть то, что лежит на верхних полках, передвигал тарелки с место на место, и вот, наконец, добрался до холодильника.

-Ааа! Чёрт!

Михаил, находящийся в другом конце обеденной зоны прекратил свои поиски.

-В чём дело?

Здоровяк продолжал стоять у холодильника, его будто парализовало.

-Это просто…просто…аээ…

Михаил преодолел барную стойку, протиснулся через толстяка, загородившего ему путь, и подошёл к холодильнику.

Перед ним оказалось гнилое мясо, настолько гнилое, что, казалось, хуже быть не могло. Стенки холодильника были залиты кровью, всё это жуткое месиво напоминало на мини скотобойню, кошмар, который можно увидеть, лишь заглянув сюда. Михаил немедленно захлопнул дверцу.

-Что за чертовщина? И это кафе? Кафе, в котором держат такое дерьмо?!

Вопрос был для воздуха: Михаил, полностью изолировал себя от происходящего, он проследовал подальше от барной стойки к чёрным диванам и, сев в один из них, сложил руки на стол.

Время шло, Михаил продолжал сидеть, здоровяк копошился возле полок, перебирал бокалы и посуду, что-то бессвязно бубнил. Кафе утонуло во мраке. Время шло и вместе с ним нарастало желание уснуть.

-Ха! Ха-ха-ха. Вот это да! Просто поразительно, я нашёл пиво, наверное, оно здесь такое же дерьмовое, как и всё остальное, – с нескрываемой радостью прокричал мужчина за барной стойкой. - Кстати, меня зовут Билл…

Он развернулся, однако за столиками уже никого не было, тот, кто сидел там раньше, теперь бесследно исчез… он вновь один.

Прошло один, два, или три часа… во тьме часов не видно. Но откуда она здесь? Он сидел и думал, что спит. Глаза не открывались. Кошмар.

Нет.

Он чувствует, что веки открыты. Но тогда почему здесь так темно? Рука коснулась чего-то холодного и твёрдого. Это был пол. Он попытался встать, и как только это произошло, в глаза ударил свет. Люминесцентная лампа излучала ядовито-зеленое сияние. Он оказался в коридоре.

-Нет…нет, нет, нет. Нет! Опять! Почему? Почему? Почему сейчас?!

Коридор устремлялся в бесконечную тьму. Это ещё один сон. Он новый, они все новые, но они все кошмары. Фрэнк Оливер видел их уже в течение нескольких дней.

Шагнув вперёд, он увидел койку, с ржавыми стальными ножками и колёсами, напротив неё – ещё одна. Койки закрыты белыми простынями.

Ещё несколько шагов. В воздухе появилась ещё одна люминесцентная лампа. Она осветила несколько коек, ничем не отличавшихся от предыдущих. Однако следующие…

Кровь под простынями. Он закрыл глаза рукой, старался не смотреть больше, но не мог.

Ряд ламп продолжался. Кровь под простынями. В его ушах начало звенеть, и он продолжал видеть всё. Лампы мелькнули. Простыни исчезли. Под ними лежали гипертрофированные кровавые комья. Это были человеческие зародыши, они лежали в лотках и молчали.

Зрачок увеличился. Звон усилился. Ему стало тяжело дышать, и он отвернулся. Видеть это просто невозможно. Хочется исчезнуть…проснуться.

-Повернись!

Сердце остановилось.

-Повернись!

Этого не могло быть. Это говорил ему зародыш. Мёртвый.

-Повернись и смотри!

Он повернулся и увидел, как комок шевельнулся. Вены на его теле пульсировали, но сквозь кровь, залившую всё, не было видно говорящего рта.

-Смотри, что ты сделал с нами, ублюдок! Посмотри на нас!

-Посмотри!

Вместе с ним заговорили другие зародыши, они не двигались, не кричали, однако их высокие голоса впивались ему в мозг, он закрыл уши, но их всё равно слышно.

-Это сделал ты, ублюдок! Ты убил нас! Ты, сволочь, которая ставила над нами эксперименты! Мы должны были жить, у нас могли быть родители, тварь! У нас могло быть счастье и слёзы, а ты лишил нас этого! Ты убил нас, ублюдок! Убил! Посмотри, во что мы превратились!

Он закрывал уши, его сердце почти выпрыгивало из груди, страху не было предела, он сейчас упадёт в обморок.

-Ублюдок! Ублюдок! Ублюдок! Сдохни, чудовище!

Голоса становились громче, от них уже нельзя было скрыться, они давили на барабанные перепонки с невыносимой силой. Всё должно вот-вот лопунть.

-Убийца! Ты убил нас! Сдохни! Чудовище! Чудовище! Чудовище!

Внезапно всё изменилось. Страх ушёл. Его сменило нарастающее пламя гнева, рвущееся из недр его груди. Руки больше не держали голову. В глазах ничего не было. Он вдохнул, и эхо разнеслось подобно шуму мчащегося поезда.

-А, ну и что, что вы сдохли! И что дальше?! Вы изначально были созданы для того, чтобы сдохнуть! Поздравляю вас, мелкие твари! Вы сдохли! И теперь вы навечно останетесь мелкими кусками дерьма! Подавитесь, своими мечтами о счастье и слёзах! Вы сдохли!

Эхо нечеловеческого голоса заглушило все крики. И воцарилась тишина. Лампы больше не горели, всё исчезло. Он остался один во тьме. Он просыпался.

Михаил глубоко вздохнул.

-Не может быть…

В символической гостиной стоял диван, на котором он лежал. Его взгляд направлен в потолок, вентилятор всё ещё вращался, но теперь…он разгонял свежий воздух. Смрад исчез, и нет его больше. Тусклый свет лился из приоткрытых окон. Ветер колыхал листья тропических деревьев. Рядом с домом была слышна возня животных.

Это станция «Пламя»… с возвращением.

Если кто-нибудь знает как называется этот рассказ, пожалуйста сообщите, мне известно, что рассказ ещё в стадии напсания, а продолжение так и не нашёл :huh:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не читал, т.к. пока не в состоянии =\

Но со скуки глянул в гугл, по первой же ссылке нашел весь рассказ :huh:

http://lostfilm.ru/forum/viewtopic.php?t=1...sc&start=75

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×