Перейти к публикации
Nightmarish Dream
Jigsaw-Pyramide

Тихогорск

Рекомендованные сообщения

Тихогорск

Судьёю выступи другим
и палачом пребудь.
Сумей исполнить приговор,
чтоб не вкрался изъян.
Будь бескорыстен. Судию
мошной не соблазнить.
Себе отказывай во всем.
Умеренность блюди.
Не позволяй себе приязнь,
любви не позволяй.
Врачуй закон, что поражен
недугом. Принеси
на правосудия алтарь
всю густоту волос,
в надежде, что по сроку лет
ты будешь разрешен
от этих мук:
решать, кому
жить или умереть.
И, наконец, узнай, что ты
приговорен навек
свой суд вершить. И тяжкий долг
судьи не сбросишь с плеч.

 

1. Вопросы без ответов.

 

По автомагистрали на высокой скорости двигалась серебристая «Ауди». В глазах сидевшего за рулём человека читались сомнение и тревога, он то увеличивал скорость, то снижал её. Казалось, что он не уверен, стоит ли ему вообще ехать.

Он снизил скорость, посмотрел в зеркало заднего вида, снова прибавил ходу. Вдруг машину обогнал черный мотоцикл «BMW». Мотоциклист обернулся, помахал водителю «Ауди» рукой и скрылся за поворотом. В следующий момент водитель увидел съезд с автомагистрали и указатель: «Тихогорск – 5». «Ауди» свернуло в указанном направлении.

Водителя «Ауди» звали Олег Александрович Щукин. В Тихогорск он ехал по причине, мало понятной. Три года назад он уже был в этом городе. Тогда он был не одинок. С ним была его жена – Анна. После возвращения в Москву она заболела и спустя полгода умерла. Для Олега это был тяжёлый удар.

А вечером накануне описываемых событий он получил письмо: «Стоит мне закрыть глаза, и я вижу этот город. Тихогорск. Ты обещал, что однажды мы вернёмся сюда, но ты не сдержал своего слова. Что ж, теперь я одна здесь, в нашем особенном месте, жду тебя…».

Олег остановил машину и снова перечитал его. И адрес, и письмо одним почерком – почерком Анны. Анны, которая умерла три года назад. Поди расставь всё по полочкам…

Он протер заветренные глаза.

Когда до города осталось два с половиной километра, всё заволокла непроглядная метель. Мокрый снег залепил лобовое стекло за секунды, дворники едва справлялись с ним. Это неприятно удивило Олега.

Ну ладно, не особенно он и мешает. Но что это за "особенное место"? Быть может, она имеет в виду маленький ресторанчик на берегу реки? Маленькие столики с накрахмаленным салфетками, и официант, который думает, что умеет говорить по-французски?

Из размышлений Олега вывел выплывающий из снежной завесы завал. Едва успев затормозить, он заглушил мотор и вышел из машины. Дорогу перегородили упавшие деревья.

 

* * *

 

Хрупкая девушка за рулём. Кто утешит её? Она полна страха, она спасается бегством. Её зовут Ангелина. Когда ей было пятнадцать, мать слегла с неизлечимой болезнью. Она не видела её более. А сегодня пришла "молния": «Приезжай в Тихогорск тчк Жду тчк Мама». Ангелина сроду не красилась, прощаться ей было не с кем, и сборы заняли всего пятнадцать минут. А теперь впору было пожалеть о своей поспешности. Хотя она и родилась в Тихогорске, город она не любила и не понимала, зачем мама хочет видеть её именно здесь.

Но поздно уже поворачивать назад. Раз за три года убийцу не нашли, значит, никогда не найдут. Радоваться ей или печалиться?

Целых пять лет прошло... Мама помнит ее неуклюжим подростком. Столько всего надо рассказать… Столько всего, что принять нельзя...

Из размышлений девушку вывел завал, возникший невесть откуда посреди дороги. Ангелина вдавила педаль газа и вывернула руль. «Москвич» слетел в кювет и заглох. Завести его снова не удалось. Ангелина покачала головой и вышла из машины. Завал было не обойти. Она осмотрелась вокруг. За машиной вилась извилистая тропинка, которая вела в лес. Ангелина неуверенно ступила на неё.

Тропинка привела девушку на набережную. За снежной завесой реки не было видно, но был слышен плеск воды. Дул пронизывающий до костей ветер. Но Ангелина, казалось, не замечала этого. Она обессилено опустилась на заиндивевшую металлическую скамейку и, погрузившись в себя, совсем перестала замечать, что происходит вокруг…

 

* * *

 

Обогнав серебристое «Ауди», мотоциклист прибавил ходу. Он гнал больше по привычке, нежели действительно спешил. Он торопился всю жизнь, часто сам не зная зачем. Возможно, все дело в том, что он служил в армии. Там привыкаешь всё делать быстро.

Для мотоциклиста он выглядел довольно нелепо: поверх кожаного костюма на нем был кожаный плащ, хлопающий как крылья летучей мыши. Глаза скрывали тёмные очки. Его и звали не по-людски - Адольфом Алексеевичем Орловым. Несмотря на то, что над ним частенько подшучивали, имя он так и не сменил.

В Тихогорск он ехал на встречу со своей возлюбленной. Её звали Соня. Просто Соня. Он познакомился с ней три года назад, когда приезжал в этот город по делам. Это была любовь с первого взгляда. Взаимная.

Уезжая из Тихогорска, он позвал её за собой в Москву. Она приехала спустя три месяца. Спустя ещё три месяца они расстались, Адольф не помнил уже почему. Больше он её не видел. А этой ночью кто-то позвонил на его домашний телефон. Орлов отключил на ночь сигнал и поэтому не услышал звонка. Утром он прослушал сообщение, оставленное на автоответчике: «Адольф? Ты помнишь меня? Это Соня. Соня. Нам необходимо встретиться. Приезжай в Тихогорск…» На этом связь обрывалась. Адольф позвонил на АТС, пытаясь узнать, откуда ему звонила Соня, но ему сказали, что на его номер за ночь не зафиксировано ни одного вызова. Орлов не стал разбираться дальше и рванул в Тихогорск.

Когда до города осталось два с половиной километра, мотоцикл въехал в непроглядно густую метель, сократившую обзор до пяти метров. Адольф усмехнулся и дал газу.

Вот хренотень, промелькнула у него мысль. Но пускай, это только добавляет таинственности. И так все это больше похоже на сон.

Завал возник настолько неожиданно, что мотоциклист не успел среагировать. Мотоцикл « BMW» врезался в бурелом на максимальной скорости. От удара Адольфа выбросило из седла, и он полетел вперёд – за завал, а помятый мотоцикл отлетел далеко в кусты.

 

* * *

 

А вот мчатся белые "Жигули". Водитель спешит. В его глазах, которые слипаются от ночи бессонной гонки, мрачная решимость, которая толстякам обычно несвойственна. Это был Синицын. Большой и неуклюжий, он ехал в Тихогорск в поиски убежища. Еще утром Сергей вышел из дому, с мыслью, что за ним следят. И верно: к нему подошёл высокий человек в деловом костюме.

- Я всё знаю, - спокойно произнёс незнакомец.

- Что вам нужно? – побледнел Сергей.

- Мне? Да ничего, браток, - незнакомец усмехнулся, - А вот тебе по ходу надо перекантоваться малость.

- …- только и сказал Сергей.

- Дуй в Тихогорск. Там ты спрячешься так, что тебя не никто и не найдет. Это я тебе гарантирую. Кстати, вон та красотка, похоже, оценила твой размер, - незнакомец кивнул головой за спину Сергея. Синицын обернулся, но там никого не было. Незнакомец как в воду канул.

Когда машина въехала в метель, Синицын только увеличил скорость. Где же солнце, ребятки, где же наше солнышко…

Никто не отыщет его в этой проклятой метели. А это главное, ребятки.

 

* * *

 

Это была обычная площадка для отдыха на берегу. С реки поднимался пар. Площадка была пуста. Её неровным слоем покрывал талый уплотнившийся снег. Дальше виднелись только ряды скамеек. Большинство сидений было выломано. Присмотревшись, Олег разглядел на одной из скамеек рыжеволосую девушку в чёрном платье. Он подошёл к ней:

- Простите, вы не могли бы…

- А?! Что?! Я… Я… - подпрыгнула девушка.

- Ещё раз прошу прощения, я не хотел напугать вас. Я заблудился, – смутился Олег.

- Заблудились? – незнакомка подняла бровь.

- Да, я шёл в Тихогорск, я правильно иду? – Олег указал направление.

- Эээ… Да… Из-за метели плохо видно, но другой дороги здесь просто нет. Я думаю, вам не стоит идти туда.

- С чего бы это?

- Сложно объяснить…

- Опасно? – Олег улыбнулся.

- Не знаю. Мне не нравится эта метель.

- Понял, понял. Буду осторожен, - перебил Олег, - А вы постарайтесь успокоиться.

- И вовсе я не придумываю! – обиделась девушка.

- Не надо обижаться, - примирительно сказал Олег, - Мне просто всё равно, что там. Действительно всё равно. Я иду в этот город.

- Но зачем? – удивлённо произнесла девушка.

- Ищу одного человека.

- И кто это?

- Кое-кто очень важный. Я все бы отдал, чтобы ускорить нашу встречу…

- Я тоже, - печально произнесла девушка, - Я ищу мою маму. Мы так давно с ней не виделись… - голос девушки задрожал, по её щекам заструились слёзы.

- Не уверен, что вы найдете её, - произнёс Олег и направился к выходу с набережной. Ему не хотелось терять время.

Милая девушка, но совершенно не в себе…

 

* * *

 

Адольф открыл глаза и тяжело поднялся. Ему повезло: перелетев через завал, он приземлился на кучу прелых листьев.

Голова ещё гудела. Адольф ощупал её и обнаружил на затылке здоровенную шишку. Очки слетели при падении. Ну и черт с ними. Чего-то я сплоховал, думал он. Жаль мотоцикла…

Сколько же сейчас времени? Орлов взглянул на часы и обнаружил, что они встали. Дерьмо! Нужно узнать, где в городе часовая мастерская.

Он достал мобильный телефон, но и тот не подавал признаков жизни. Час от часу не легче, даром что заряжал вчера вечером! Может, он отключился при падении – Адольф попытался включить телефон, но безрезультатно, - не мог же он сломаться?

Метель не ослабевала. Крупные хлопья мокрого снега не позволяли различить ничего, что было бы дальше пяти метров. На земле снег почти сразу таял, местами уплотняясь и собираясь в грязные кучи. Дул резкий холодный ветер, пронизывающий до самых костей. Но дул бесшумно – ни завываний, ни шороха летящего снега.

Тишина здесь такая, что мурашки бегут по коже. Здесь слишком тихо даже для пустого города. Да и погода жуткая. Мокрый снег, грязь и лужи. Стоп. Из-за чего я поссорился с Соней? Что ей во мне не понравилось? Простила ли она?

Чаще всего он видел ее в школе. В школе номер шесть. Ах, нет. Гимназии.

Адольф любил точность.

 

* * *

 

Синицын, не торопясь, шёл по Тургеневскому шоссе. Машину он бросил – кончился бензин. Ему было хорошо, он не знал куда идет, и то, что от него уже более ничто не зависит, успокаивало. Немного только угнетала метель. И слякоть.

Здесь подозрительная тишина… Ему вспомнился яркий солнечный пустырь, который часто снился ему на рассвете. Сухая бетонная крошка. Голые стены. Серая-серая комната с дверным проемом - дверей нигде не было - на балкон. Он выходит, пробуя босыми ногами неровный и шершавый пол, и с балкона ему открывается великолепие Пустоты. Окна, в которых никогда не было стекол. Запах старой штукатурки. Меловая пыль в воздухе. И тишина - до самого горизонта солнце освещает лишь бетонные коробки домов, в которые никто никогда не заселится. Он всегда боялся, что во сне наступит ночь. Ему приятно было бы послушать дождь, но ночью всегда дул ветер. Так, что ему казалось, будто за окном кто-то стонет. Ему было бы легче, сумей он выснить себе дверь, потому что он всегда боялся поворачиваться к стене. Ведь когда он не сторожит дверь, кто угодно может зайти...

Сергей свернул на улицу Есенина и замер.

 

* * *

 

Мужчина покинул набережную, а Ангелина всё так же сидела и плакала. Небо, казалось, плакало вместе с ней, но его слёзы замерзали на лету и падали на землю мокрым снегом. Девушка проплакала минут пятнадцать, потом успокоилась, но небо не желало утешаться, снег не ослабевал. Ангелина достала из сумочки носовой платок и зеркальце и принялась приводить себя в порядок. Закончив туалет, она убрала всё обратно и достала из сумочки кухонный нож. На лезвии засохли бурые пятна. Она провела рукой по лезвию. За два года оно ничуть не затупилось. Сжав рукоять обеими руками, она направила его в грудь. Но готовность к удару обернулась слезами.

 

***

 

Выйдя с набережной, Олег направился на Чеховскую улицу вдоль реки Тихой. Но, не пройдя по ней и четверти пути, он упёрся в заграждение, обойти которое не представлялось возможным. Олег пожал плечами. Он решил пройти к ресторану через улицу Толстого. Там ему перегородила путь трещина в земле.

Щукин сплюнул с досады и вернулся на шоссе. Оставалось ещё четыре маршрута, но одна дорога оказалась завалена обломками обрушившегося здания, а ещё две перегорожены. Олег направился на улицу Есенина. Выйдя на неё, он пошатнулся и еле усмирил рвотный позыв.

 

***

 

Адольф Орлов миновал Тихогорскую городскую больницу номер один. Он намеревался пройти к гимназии номер шесть через улицу Есенина. Свернув на неё и пройдя несколько метров, он в ужасе выхватил пистолет Макарова, передёрнул затвор и приник к стене ближайшего здания.

 

***

 

Постукивание дамских шпилек. Рыжеволосая девушка, не торопясь, шла по Тургеневскому шоссе. Она задумчиво смотрела себе под ноги.

Мама, где ты?.. Ты не сказала, где искать тебя… Куда мне идти? Что мне делать? Не знаю… Я ничего не знаю… Девушка опустилась на скамейку. Нужно подумать. Раз мама не сказала, где мне её искать, значит, она ждёт меня дома! Нужно поспешить!

Ангелина вскочила со скамейки и быстро, насколько ей позволяли каблуки, пошла по направлению к дому номер семь дробь один по улице Есенина. Достигнув своей цели, она взглянула на часы. Они не работали.

Я же с утра заводила их… она сняла часы с руки, встряхнула, покрутила ручку. Ну вот, и что мне теперь делать? Ладно, обойдусь… Часы отправились в сумочку. Посмотрев перед собой, она попятилась и упала на колени.

 

 

2. Городские страшилки

 

Хотите знать, в чем разница между фильмом и игрой?

В фильме, чтобы умер главный герой, надо, чтобы

кончился фильм; в игре, чтобы кончилась игра,

надо, чтобы умер главный герой.

 

Сергей стоял, не смея дохнуть: перед ним в пропитанном кровью снегу лежало разрубленное пополам тело, а в метре него высокий человек в кожаном плаще. Человек не двигался, и было не похоже, что бы он дышал. По всей видимости, он был мёртв, но мёртв недавно.

Синицын осторожно тронул его носком ботинка. Труп не двигался.

Сергей беспокойно оглянулся. Через дорогу мелькнула какая-то тень, послышались тяжёлые шаги. Сергей, не помня себя, что было сил, кинулся в подъезд ближайшего дома. Это был дом номер семь дробь один.

Что за чёрт?!

Кто эти люди?

Кто убил их?

Кто?!

Я здесь не один?.. Не один?!

Чёрт!

Чёрт!!

Чёрт!!!

Не хочу!!! Спасите, кто-нибудь!!! Ааааа! С воплем Сергей юркнул в первую попавшуюся квартиру.

 

***

 

Олег пятился к Тургеневскому шоссе, стараясь не смотреть на тело в окровавленном снегу. Кто-то без всякой жалости разрубил его пополам.

Олег не выдержал и отвернулся. Судорожно сглотнув, он сделал глубокий вдох и прошёл мимо тела. Однако далеко он не ушёл: путь ему преградило высокое заграждение. Олег почесал в затылке и побрёл назад, стараясь смотреть вверх. Пройдя на цыпочках мимо трупа, он увидел тело высокого человека в кожаном плаще. Человек не подавал признаков жизни. Щукин в ужасе замер. Теперь уже двое… Но я был здесь! Совсем близко! Совсем… Мама! Я… Я не хочу умирать! Кто… Кто их убил?! И где этот кто-то сейчас?.. Что в этом городе происходит? И куда мне идти теперь? Что делать? Уехать? Нет! Я должен найти Аню! Возвращаться бессмысленно… Я должен найти Аню, и я её найду! Он переступил через тела и направился к Тургеневскому шоссе.

 

***

 

Адольф медленно крался вдоль стены, его взгляд был прикован к разрубленному пополам телу. Талый снег вокруг был пропитан кровью.

Желудок сдал. Адольфа перегнуло пополам и вытошнило. Кое-как пересилив себя, он преодолел новые позывы к рвоте и, пошатываясь, прошёл мимо тела, стараясь не смотреть на него. Не успел он пройти и десяти метров, как наткнулся на заграждение. Оно полностью перекрывало дорогу. Орлов крякнул и посильнее сжал в руке пистолет.

Вот вляпался. Мало того, что город пуст, так ещё это… Кто мог сделать такое? Да и кому могло такое понадобиться?.. Я… Я не знаю… Не знаю… Не хотел бы я встретиться с тем, кто совершил это… Так, ладно, проехали. Теперь-то куда идти? Похоже, мне придётся вернуться на Тургеневское шоссе и пройти до следующего поворота к реке.

Адольф судорожно глотнул воздух и, зажмурившись, пробежал мимо тела. Он пробежал так метров двадцать пять, потом поскользнулся и растянулся на мокром асфальте. Падая, он ударился головой и потерял сознание.

 

***

 

Ангелина стояла на четвереньках спиной к телу на асфальте. Её рвало минуты две без перерыва. Наконец спазмы кончились.

Девушка с трудом поднялась на ноги и заставила себя посмотреть в сторону трупа. Пошатываясь, она попыталась обойти лужу крови, чуть не упав в неё. Еще один взгляд на мертвеца. В полуметре от руки мертвеца лежал блокнот. С трудом преодолев новый позыв к рвоте, она подняла блокнот и отскочила назад.

Шатаясь, словно пьяная, Ангелина подошла к дому номер семь дробь один и обессилено опустилась на ступени крыльца. Придя в себя, она достала блокнот. Это был самый обычный блокнот на пружине, в мягкой обложке, с разлинованными в клетку листьями. Он был полностью исписан мелким чётким почерком и сильно испачкан в крови. Судя по всему, это был ежедневник. Записи в первой половине блокнота не представляли никакого интереса, но примерно с середины начинались записи, касавшиеся Тихогорска: «…VI. 2006. Ну, вот я и в Тихогорске. Обещали приличное место. Никто не встречает. На дороге пурга.2006. Город пуст, улицы… Найду этого шутника и…

Здесь что-то не так. Из города не выехать. На звонки никто не отвечает. Часы стоят. Мне все это не нравится.

……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………

………………………………………………

Мне конец! Он не пощадит меня! Но за что? Тот, кто пригласил меня сюда, сказал, что я получу заслуженное место, все по справедливости. Но это какое-то правосудие. .. Разве я должен расплачиваться за …………Но ведь прошло больше года, он ведь… …давно.

10. … 2006. Он идёт. Мне не убежать. Пока есть время нужно…»

Дальше страницы пропитались кровью и смёрзлись. Читать было больше нечего.

Ангелина убрала блокнот в сумочку и поднялась: Что… Что всё это значит? Кто это – «он»? Тот… Тот, кто разрезал этого парня надвое?.. Лучше не думать…

Не следовало мне приезжать сюда… Но… но… но я должна встретиться с мамой. Насколько сильно проклятье города? Не знаю… Не знаю. Ничего не знаю! Тогда, на набережной, я сказала этому парню не ходить сюда. Легко давать советы другим! Ладно, пойду в дом. Если мамы там нет я уеду отсюда. Она подошла к двери. Дверь была закрыта. Это была стальная дверь с кодовым замком.

Так, какой код? Когда мы здесь жили, не было тут кодового замка, да и метели тоже… Гадать бесполезно. Похоже, придётся уйти ни с чем… Проклятье! Ангелина пнула дверь. Не рассчитав силу удара, она ушибла ногу, вскрикнула, подпрыгнула на здоровой ноге и растянулась на ступенях крыльца.

 

***

 

Адольф тяжело поднялся и ощупал голову. К шишке на затылке добавилась ещё одна – на лбу. Орлов мрачно усмехнулся: Да… Теперь красавчик. Больно, между прочим… Ну ладно, больно – не смертельно. Вот только куда теперь идти? Все дороги перекрыты… А теперь ещё и это… Ладно, пистолет при мне, а это значит, что меня так просто не убить. И всё же, куда мне идти? Он направился обратно к шоссе.

 

***

 

Олег мрачно брёл по Тургеневскому шоссе, глядя под ноги. Он не знал, куда ему идти. Когда он проходил мимо почтового отделения, с крыльца упала тележка почтальона, из неё вылетел конверт и упал под ноги Щукину. Олег поднял его. На конверте он прочёл лишь своё имя.

Что за… - он вскрыл конверт и достал оттуда прямоугольный лист бумаги в линейку: «Буду ждать в столовой «Восемь тарелок» - прочитал он. Почерк не оставлял сомнений.

Аня! - Олег убрал листок в карман и направился в сторону «Восьми тарелок». Они с Анной действительно один раз заходили в эту столовую, и поэтому Олег помнил маршрут. Вскоре он подошёл к жилому дому, на первом этаже которого и располагалась указанная столовая. Жалюзи на окнах были опущены, на двери висела табличка: «Закрыто». Олег потянул дверь на себя, она со скрипом открылась. Внутри царил мягкий полумрак. Все столики и стулья были на своих местах, на прилавке стояла посуда. Создавалось впечатление, что кафе закрылось, самое большее, час назад. На одном из столиков он увидел карту. На ней были отмечены все найденные им препятствия и показан проход через дом номер семь дробь один по улице Ленина. Олег забрал карту и прошёлся по столовой. Хозяйственные помещения оказались заперты. Окинув столовую внимательным взглядом, Олег заметил на прилавке топорик для разделки мяса.

Захвачу с собой – лучше, чем ничего - он сжал рукоять топорика в руке. Сознание того, что теперь он не беззащитен, успокаивало. Олег бросил на прилавок последний взгляд и вышел из столовой. Первое, что он увидел, были женские туфли на шпильках. Каблук одной из них застрял в решётке водостока, а другая лежала на асфальте в полуметре от первой.

А это здесь откуда? Чьи они? - Олег попытался вытащить застрявшую в решётке туфлю, но каблук не поддавался. Олег потянул сильнее, послышался треск, и в руках у Щукина оказалась туфля без шпильки, а шпилька так и осталась в решётке водостока. На второй туфле шпилька уже отсутствовала.

Это туфли девушки, которую я встретил на набережной? Откуда они здесь? И где их хозяйка? Что всё-таки здесь происходит? - Олег отбросил туфлю и направился в сторону улицы Есенина. Откуда-то издалека послышались тяжёлые шаги. Вдруг из-за бурана послышался взрыв, и вынырнул столб дыма. Олег побежал на шум и увидел полыхающее строение, похожее не то на кафе, не то на магазинчик. Олег всматривался в пламя, пытаясь понять, есть ли кто-нибудь внутри, но так никого и не увидел.

А это чья работа? Не нравится мне всё это - Олег покрепче сжал топорик в руке. Когда он подошёл к дому номер семь дробь один по улице Есенина, то оторопело замер, открыв рот: разрубленное тело, лужа крови на снегу и труп в кожаном плаще исчезли, словно их и не было. Олег, не веря своим глазам, поднялся на крыльцо первого подъезда дома номер семь дробь один.

Что за чертовщина?! Здесь же было два трупа! Это… Это чья-то глупая шутка? Не могло же их замести. Я ничего не понимаю… - он вошёл в подъезд.

 

***

 

Адольф шёл, взяв пистолет наизготовку. Он собирался пройти вдоль реки. Пистолет неприятно холодил руку. Пальцы и так уже не гнулись. Орлов в очередной раз выругался, но убрать оружие не рискнул. Ощущение силы успокаивало его. Но напряжение не спадало: он выстрелил бы в любого, кто возник бы из метели слишком неожиданно.

Что за чертовщина здесь всё-таки творится? Так Соня звала меня или нет? Не знаю… Вернее неуверен… Ерунда какая-то… Я сплю? Хотелось бы, чтобы это было так. Всё это похоже на ночной кошмар! Но увы, это реальность… Так Соня звала меня или нет?.. Проклятие!.. Может лучше покинуть город, пока ещё не поздно? Не знаю… А если Соня действительно позвала меня? Тогда я не должен покидать город… Что мне делать?.. Может как тогда, ведь дали же героя… Не та ситуация, здесь не поле боя… - Адольф задумчиво остановился. Его размышления прервали тяжёлые шаги. Орлов выстрелил на звук и увидел, как кто-то вошёл в магазинчик, встроенный в высотку. Адольф зашёл следом.

 

***

 

Ангелина открыла глаза и села. От ушиба ныла вся спина. Девушка осмотрелась. Из-под двери торчал лист бумаги. Она достала его. Это был фрагмент карты города, в тупике неподалёку от реки Тихой стоял вопросительный знак.

А это что? Похоже, ещё не всё потеряно! - Ангелина вскочила на ноги и помчалась к тупику. Вскоре она прошла мимо «Восьми тарелок». Ещё через несколько минут она уже была в тупике. Там была свалка.

Мда, и что мне здесь искать? Вопрос на засыпку. Ладно, платье я уже испачкала, так что терять мне нечего, - она подошла ближе. Беглый осмотр мусорной кучи ничего не дал. Ростова заткнула нос и подошла вплотную к куче. Весь мусор был примерно недельной давности. Пищевые отходы прогнили и создавали жуткое зловоние. Относительно новой казалась только напоясная сумка, лежавшая на вершине кучи. Создавалось впечатление, что её выбросили несколько часов назад. Ангелина подняла сумку и вытряхнула её содержимое на асфальт. Из сумки выпала мелочь, несколько купюр и шариковая ручка. Ангелина ещё раз встряхнула сумку и заглянула в неё. К подкладке прилипла бумажка, девушка вынула её и прочитала: «код первого подъезда: 974. улица Есенина – 7/1». Она убрала записку в карман и собралась уйти, как вдруг услышала тяжёлые шаги. Она повернулась на звук, дико закричала и бросилась бежать так быстро, как только могла. Не оглядываясь, она добежала до столовой «Восьми тарелок». Вдруг каблук на левой ноге сломался, и девушка растянулась на мокром асфальте. Падая, она ощутила ужасную боль в щиколотке правой ноги: каблук туфли застрял в решётке водостока, и нога сильно вывернулась при падении. Тяжёлые шаги приближались. Ангелина скинула туфли и сломя голову кинулась к дому номер семь дробь один. Она слышала лишь тяжёлые шаги. Подбегая к дому, она не заметила, что тела и кровь исчезли. Ей было не до того. Вбегая во двор, она поскользнулась и растянулась перед крыльцом. За забором послышались тяжёлые шаги. Ростова на четвереньках доползла до подъезда, ввела код и заползла в здание. Дверь хлопнула, но замок не закрылся. Не в силах подняться на ноги, Ангелина поползла вверх по лестнице.

 

***

 

В магазинчике было темно, Адольф надел на голову фонарик и замер. В другом конце помещения, у прилавка возвышалась двухметровая фигура в плаще с капюшоном. Под капюшоном ничего не было видно, словно у прилавка стоял пустой плащ. Кисти были одеты в перчатки. Из-под плаща выглядывали сапоги. Фигура повернулась и взмахнула правой рукой. В руке возник двухметровый скальпель.

- Бросай оружие! – Адольф выстрелил. Фигура направилась к нему, занося топор для удара. Шаги фигуры сопровождал зловещий лязг – подошвы сапог были металлическими. Адольф выстрелил ещё пару раз. Безрезультатно. Пули не наносили существу никаких повреждений. Тварь подошла на нужную ей дистанцию, и взмахнула скальпелем. Адольф чудом увернулся, перекатился к двери и попытался её открыть. Дверь не поддалась. Орлов поднялся на ноги и, пригнувшись, подбежал к прилавку.

- Получай! Нечисть! – Адольф перескочил через прилавок и принялся закидывать противника бутылками. Фигура взмахнула скальпелем и разрубила несколько летевших в неё бутылок. Орлов метнул последние бутылки и заметил под прилавком газовые баллоны. Он открыл вентили и выскочил в окно. Осколки стекла лишь чудом не задели его.

- Сдохни! – он метнул внутрь зажигалку и выстрелил в неё. Мощный взрыв разворотил весь магазин. Контуженого Адольфа отбросило на противоположную сторону улицы. Он тяжело поднялся и, пошатываясь, побрёл по улице, ничего не замечая. В себя он пришёл только напротив дома номер семь дробь один по улице Есенина. Первое, на что он обратил внимание, было исчезновение покойника и лужи крови. Адольф чуть не выронил пистолет и юркнул в первый подъезд дома номер семь дробь один. Дверь захлопнулась, послышался щелчок. Адольф попытался открыть дверь, но замок заело, и дверь не поддалась.

 

 

3. Тайны пустого дома.

 

Синицын сидел на стуле и всматривался в темноту. Его глаза быстро привыкли к темноте, и он смог рассмотреть помещение, в котором оказался. Это была довольно просторная комната, большая часть которой была завалена различным хламом. Сергей грустно усмехнулся и покинул квартиру.

Что делать, что делать? Не знаю… Вляпался… Ладно, обратно я не пойду. Но и в этом доме я оставаться не хочу. Так, пожалуй, лучше выбираться из города! - Сергей бросил взгляд на дверь подъезда и оторопело замер. Дверь была заколочена. Синицын тупо уставился на неё.

Что за чёрт! Это невозможно… Я… Я бы услышал… Что за чертовщина здесь творится? Ничего не понимаю… Ничего! И что мне делать, что?!! За что мне такое наказание?.. Что я такого сделал?.. Это… Это произошло случайно!.. Я не хотел!.. Нет, не хочу вспоминать! Что?! Что мне делать?! - у него началась истерика. Сергей орал, топал ногами, бил кулаками в стену. Наконец он успокоился и направился обратно – в квартиру, из которой он вышел. Ему захотелось есть, и он решил обшарить холодильник.

 

***

 

В тишине пустого коридора второго этажа послышалось шлёпанье босых ног. Темноту разрезал огонёк зажигалки, осветивший рыжие волосы, обрамлявшие заплаканное женское лицо. Ангелина подошла к квартире номер семь, достала ключи и отперла дверь. Немного помявшись на пороге, она неуверенно вошла внутрь. Раскалившаяся зажигалка обожгла ей пальцы, девушка вскрикнула и убрала её в карман платья. Дверь бесшумно закрылась. Ангелина тяжело пересекла комнату, обессилено опустилась в кресло и осмотрелась. В квартире был относительный порядок, но было понятно, что в ней уже, как минимум, год никто не живёт. Ангелина сжалась в клубок, как кошка, согреваясь, потом вытянула ноги и закрыла лицо руками. Согреться она не смогла – платье насквозь промокло. Потом она достала нож и провела рукой по лезвию. Её пробила дрожь. Она встала и прошла в соседнюю комнату. Там тоже никого не было. В этой комнате не было и мебели, только тумбочка возле двери. На стене висело большое зеркало овальной формы. Девушка обессилено легла на пол и закрыла глаза.

Мамы здесь нет! Что мне делать теперь? Куда идти? Я не знаю… Я устала… Я так устала… А стоит ли куда-либо идти? После всего, что случилось… Мама, поймёшь ли ты, простишь ли? Где ты? А не пошло бы оно всё… - Ангелина поднесла нож к запястью левой руки, - Может закончить всё прямо здесь? Никто по мне не заплачет… Или? Не знаю… Я ничего не знаю! Потрясающе… Но что же мне всё-таки делать?.. А стоит ли вообще что-либо делать?..

 

***

 

Адольф сделал очередную попытку открыть дверь, но та не поддавалась. Наконец он устал и без сил опустился на корточки.

Вляпался… Хуже уже некуда! Ладно, без паники. Давайте по порядку. Меня пригласила сюда Соня, так? Хочется верить… Жмурика кто-то убрал. Кто? И что за чёрт напал на меня? Это существо мертво? Боюсь, что нет. Это плохо… Не хотел бы снова встретиться с ним. Но кто или что это? Человек? Исключено! Робот? Бред! Всё это смахивает на бред! – Адольф поднялся на ноги, - Взвесим все положительные и отрицательные моменты. Отрицательные: я в пустом городе, в этом городе творится неизвестно что, по городу бродит неуязвимая тварь, я заперт в здании. Положительные: отсутствуют. И что теперь? Единственное, что хорошо, так это то, что у меня есть фонарик. Пистолет бесполезен. Отлично, прекрасно, шикарно! За что?! Соня? Я же люблю тебя!.. Зачем ты заманила меня в эту ловушку?.. Соня… - по щекам Адольфа заструились было слёзы, но он быстро взял себя в руки, - Не раскисать! Нужно наметить план. Так, вот что, выберусь на крышу, оттуда спущусь с нужной мне стороны! – Орлов поднялся. За дверью послышались тяжёлые шаги. Адольф приник к стене и, стараясь двигаться бесшумно, направился вверх по лестнице. Поднявшись на пятый этаж, Адольф обнаружил, что чердачный люк заперт.

 

***

 

Олег молча стоял в подъезде, ожидая, пока его глаза привыкнут к темноте.

Так, подъезды не сообщаются. Но если верить той карте, то где-то здесь должен быть проход. Нужно осмотреться. Найти бы фонарь… - Олег подошёл к квартире номер один и потянул дверь на себя. Дверь сорвалась с петель и выпала в общий коридор. Олег вошел внутрь. Вся мебель в квартире стояла на своих местах, но кроме мебели в квартире ничего и не было. На полу в прихожей валялся аккумуляторный фонарь. Вот те раз! Не успел пожелать, а фонарь уже здесь! Круто! Ещё водочки бы! Словно в ответ на его мысли в квартире наверху послышались тяжёлые шаги. Олег замер, судорожно сжимая топорик. Он сам не понимал, что его так напугало. Шаги стихли. Щукин одел его через плечо и приступил к осмотру квартиры. Ничего интересного он не нашёл. Олег вышел из квартиры и прислонился к стене.

А что я собственно ищу? Вот что – нужно осматривать стены за шкафами. Проход может быть скрыт таким образом. - Щукин вернулся в квартиру и проверил все шкафы. Потайным ходом и не пахло. Щукин сплюнул и снова направился к выходу из квартиры.

 

***

 

Адольф проверил замок на люке. Это был массивный амбарный замок. Открыть его без ключа представлялось проблематично. Орлов опустился на ступени лестницы. Приехали… Удачное начало удачного дня. Сначала я едва не разбился на мотоцикле, потом меня чуть не убил Бог знает кто, а теперь я заперт в пустом доме. Я не суеверен, да и вообще скорее атеист, но всё это похоже на руку Провидения. Так, не будем нести ерунду. Ближе к делу. Ключ должен быть у дворника, дворник должен был жить в этом доме. Пошарю по квартирам, может не все они заперты, и мне повезёт? Он поднялся и направился на первый этаж. Открытой оказалась только квартира номер три. Внутреннее убранство указывало на высокий уровень благосостояния бывших владельцев. Квартира выглядела так, словно её и не покидали. Адольф быстро прошёлся по шкафчикам, но не обнаружил ни в одном из них ничего интересного. Его внимание привлёк старинный резной шкафчик. Сложно было сказать, в каком веке он сделан, но судя по всему не раньше шестнадцатого, а то и древнее. Шкафчик был выполнен в древнерусском стиле, на его стенках были изображены фольклорные персонажи – змея, ящерица и кошка. Шкафчик не открывался, хотя замка Адольфу обнаружить не удалось. Над дверцами было пять круглых вмятин. Под ними было написано: «Во главе мъдной горы Хозяйка стоитъ. По левую руку, въ отдалённости, златой властитель. По правую руку, рядомъ съ Хозяйкой, та, что ходитъ подъ землёю. Двумъ мъстамъ пустыми оставаться суждено».

 

***

 

Олег потянул на себя дверь квартиры номер два, но она оказалась заперта. Щукин направился в квартиру номер три. Дверь оказалась открыта Квартира была практически пуста. Олег прошёл в дальнюю комнату. Его внимание привлекли часы человеческого роста, стоявшие у стены. Слева стена была покрыта царапинами. Осмотрев часы, Олег увидел за ними, что-то вроде прохода. Щукин попытался сдвинуть часы, но они даже не пошевелились. Олег отошёл в сторону и присмотрелся. На часах было написано: «Время бесценно, но кто его ценит? Все лишь стремятся его убить. Но обычно оно само убивает. Самое негуманное оружие массового уничтожения. Ты хочешь пройти? Тогда скажи когда тень – компас и когда запоёт собака? Когда ты ответишь, дождись, пока часы пробьют час судьбы, и повернётся башня…»

Во хрень! Олег попытался открыть часы, но они оказались заперты. Здесь что жил ненормальный? Как собака может запеть? И что ещё за «час судьбы»? Олег ещё раз осмотрел часы. На другой их стороне было написано: «Время неподвластно сознанию. Ищи под рыбой на полу в квадрате сей квартиры…»

Олег отошёл от часов и опустился на табуретку. Ничего не понимаю! – пробормотал он.

 

***

 

В холодильнике стояла стеклянная бутылка, внутри которой лежала записка. Сергей разбил бутылку и развернул записку.

Еще раз привет, Серёга. Вот и Тихогорск. Уютный городишко, хотя и скучноват. Здесь тебя не найдёт никто. Никто не назовет тебя жирным, никто не станет указывать тебе, что ты должен делать. Ты уже понял, зачем ты здесь? Ещё нет. Ты здесь, чтобы хорошенько встряхнуться. Вот какая тема. Все, что тебе причитается, ты получишь здесь. Но тебе придется пораскинуть мозгами. Решай, парень, но не спеши. Твоя дальнейшая судьба зависит только от тебя.

Что за подстава, ребятки? Не буду забивать голову. Сергей вышел из квартиры и стал осматривать коридор, делая это скорее для того, чтобы хоть чем-то заняться, чем чтобы что-нибудь найти. В конце коридора он скорее нащупал, чем увидел пролом в стене. Недолго думая, он пролез в него и очутился в соседнем подъезде. Сергей усмехнулся и направился к входной двери. Открыв её, он замер на месте и в ужасе закричал: на крыльцо поднималась фигура в чёрном плаще с капюшоном. В руке фигура сжимала скальпель метра два длиной. Под капюшоном не было ничего, кроме темноты. Сергей захлопнул дверь и кинулся на третий этаж. Он сам не понял, чего он так испугался. В подъезде послышались тяжёлые шаги. Сергей дернул за дверную ручку одной из квартир, но дверь не поддалась. Сергей кинулся к следующей квартире, но дверь в неё оказалась заколочена. Синицын бросился к квартире номер сорок. Дверь оказалась открыта. Сергей захлопнул её и юркнул в стоявший в углу комнаты шкаф. Шкаф оказался забит одеждой, преимущественно женской. Внутри стоял жуткий запах нафталина. Сергей прижался к стенке шкафа, закрывшись шубой. Скрежет металла стих. Наступила тишина. Синицын успокоился. Вдруг тишину разрезал звук поворачиваемого в замке ключа. Сергей попытался открыть дверцы шкафа, но они оказались заперты. Сергей опешил. Чёртовы дверцы!

 

***

 

Адольф озадачено чесал голову. Чушь собачья. Мне кто-нибудь объяснит, что здесь написано? Во главе медной горы хозяйка стоит? Златой властитель слева в отдалённости? Та, что ходит под землёй справа рядом? Ничего не понимаю! Так, углубления похожи на следы от монет… Монет? Шкафчик старинный, значит и монеты должны быть старинными. Что ж, здесь их нет. Квартир осталось вполне достаточно. Осмотрю их все.

Адольф покинул квартиру номер три и продолжил осмотр квартир на этаже. Ни одна из них не открылась. Орлов поднялся на третий этаж – на втором дверь межквартирного коридора оказалась заперта - и вошёл в квартиру номер девять: дверь этой квартиры была открыта настежь. В этой квартире помимо мебели сохранилась бытовая техника, и даже посуда. Орлов осмотрелся. На телевизоре лежала старинная монета с выгравированной на ней змеёй. Её сложно было датировать каким-либо годом – настолько древней она казалась. Её узоры были аналогичны узорам на шкафчике – те же завитки. Монета тускло поблёскивала жёлтым цветом. Адольф убрал её в карман. В прихожей послышался шорох чьих-то шагов. Адольф выхватил пистолет.

 

***

 

Олег мрачным видом ходил по квартире номер три, пытаясь понять, что имелось в виду в прочитанной им записке. Квадрат. Квадрат. Квадрат. Степень! Три в квадрате – девять! Он побежал на третий этаж. Дверь была не заперта, и Щукин вошёл внутрь. Он прошёл в комнату. Там стоял высокий человек в кожаном костюме. Этот человек выхватил пистолет и выстрелил в дверной косяк. Олег поднял руки вверх и закричал:

- Не стреляйте!

- Это мы поглядим. – Человек в кожаном костюме взял Щукина на мушку.

- Я Олег, я здесь по делу…

- Сам вижу, что не просто так. Откуда ты взялся такой, Олег?

- Из Москвы.

- Орлов, - мужчина убрал пистолет.

- А имя?

- Оно секретное. И чего тебе здесь надо, Олег из Москвы.

- Жена просила приехать.

- А ей что здесь надо?

- Она умерла три года назад. Здесь ей могло понадобиться все, что угодно.

- Прости, я не знал. А почему ты решил, что она здесь?

- Я верил ей при жизни, и у меня нет причин не верить ей после смерти.

- Понятно. А знаешь, зачем здесь я? – Адольф почесал затылок.

- Не слишком интересно.

- Тогда я пойду… - Орлов вышел из квартиры.

Олег проводил его мрачным взглядом. Ему не понравился этот человек. От него веяло злобой и страхом.

Это ещё кто? Мотоциклист? Вроде похож. А он что здесь делает? Не важно. Но он прав: всё это действительно смахивает на безумие… Ладно, где рыба? Щукин осмотрелся. На полу был расстелен ковёр. В верхнем правом углу ковра была изображена птица, в верхнем левом – кошка, в нижнем правом – змея, в нижнем левом – рыба. С правой стороны на ковре было пятно крови. Олег отвернул угол ковра. Под ним был обычный паркет. Щукин постучал по нему. Безрезультатно. Олег положил угол ковра на место и присел на табуретку.

И что теперь? Я ничего не понимаю…

 

***

 

Адольф вышел на лестницу и обнаружил, что дверь в межквартирный коридор второго этажа открыта. Он спустился и потянул на себя дверь квартиры номер восемь. Она была заперта. Он проверил дверь седьмой квартиры, та нехотя открылась. Адольф вошёл в квартиру номер семь и осмотрелся. Квартиру явно покидали без спешки. На кухне и в гостиной Орлов ничего интересного не нашёл и вошёл в комнату рядом с кухней.

В овальном зеркале отразился высокий мужчина в кожаном костюме. Лежавшая на полу рыжеволосая девушка в чёрном платье повернулась лицом к двери, не убирая нож от запястья левой руки.

- Кто вы? – растеряно произнесла она.

- Орлов, - отрезал мужчина.

- Ангелина, - девушка закрыла глаза.

- Что бы вы ни задумали, это без меня, – Адольф отвернулся, - Но я бы на вашем месте не стал.

- Вы такой же как я, а люди иной участи не заслуживают, - неожиданно сказала Ангелина.

- Нет, я не такой как вы! – Адольф выпрямился.

- Вы боитесь?.. – голос девушки упал, - Извините…

- Нет, всё в порядке. Возможно, вы правы. Но ведь я не иду на поводу у своего страха и продолжаю двигаться вперёд. Не делайте глупостей, из любой ситуации можно найти выход. Выхода нет только из могилы. В конце концов, самоубийство это тягчайший грех! – Адольф присел.

- Я не знаю…

- Что вы делаете в Тихогорске?

- Не ваше дело! – Ангелина отвела нож от запястья.

- Если не хотите, можете не говорить, - примиряющее произнёс Орлов.

- Ну хорошо. Я ищу мою маму.

- А она жила в этом доме?

- Вроде да, но я не уверена…

- Значит, вы уверены только в том, что она жила в этом городе?

- Что ты сказал? – от волнения Ангелина перешла на «ты», - Откуда ты это знаешь? – она присела.

- Догадался, - улыбнулся Адольф, - Ведь ты ищешь её именно здесь. Откуда ещё мне знать? – он развёл руками, - Я угадал?

- Я так устала… - девушка закрыла лицо руками, не выпуская ножа, - А зачем ты здесь?

- Не важно, - Адольф поправил фонарик, - Я собираюсь покинуть город.

- Я должна найти маму! – Ангелина неожиданно резво вскочила и направилась к дверям.

- Мне пойти с тобой? – Адольф выпрямился, - В этом городе опасно.

- Нет, не надо, - Ангелина покачала головой, - Со мной всё равно ничего не случится, а тебе я буду обузой.

- Как хочешь, а с этим что? – Адольф указал на нож.

- Ты хочешь взять его?

- Да.

- Если я оставлю это… Я не знаю…

Адольф протянул руку, чтобы взять нож, но Ангелина изменилась в лице, выставила нож перед собой и отскочила к двери.

- Нет! Не подходи!.. – она выронила нож, - Извини… Мне плохо… Пожалуйста, не надо… - она выбежала из квартиры.

Адольф почесал в затылке и подобрал нож. Лезвие ножа было покрыто ржавчиной и чем-то бурым.

Это что, кровь? Адольф убрал нож. Девчонка не в себе. Интересно, откуда она? Он окинул комнату внимательным взглядом. На тумбочке, стоявшей возле двери, лежала старинная монета с изображением кошки. Орлов подобрал её и покинул квартиру.

 

***

 

Олег сидел на табуретке и размышлял: Это какое-то издевательство! За что, за что мне всё это? Не понимаю… Аня, что я тебе сделал, за что ты так мучаешь меня? Хотя, причём здесь ты? Ни при чём! Но чья это тогда шутка? Не знаю… - он поднялся на ноги и стал ходить взад-вперёд по комнате, - Как всё это глупо… Да, именно глупо! Как я мог поверить в то, что это письмо действительно от Ани? Ведь Аня умерла! Умерла! Мёртвые не воскресают! Но если письмо написала не Аня, то кто? И зачем? Нет, письмо написала именно Аня! И сейчас она ждёт меня в ресторане «На речном берегу»! А я заперт здесь! И я не могу к ней попасть только из-за какого-то дурацкого ковра! – Олег сорвал ковёр с пола и обнаружил, что местоположения пятна крови на ковре и на полу не совпадают, - Ну-ка, ну-ка! А если так? Он развернул ковёр так, чтобы пятна совпали, и заглянул под рыбу. Дощечка паркета поддалась, и Щукин достал маленький ключик с изображением циферблата на рукоятке.

Это от часов? Теперь нужно понять, когда тень-компас и когда поют собаки! Олег направился в квартиру номер три.

 

***

 

Ангелина спустилась на первый этаж и толкнула входную дверь. Дверь не поддалась. Ангелина достала зажигалку и осмотрела замок. Его не было, да не было и самой двери: дверной проём исчез, а на его месте возникла стена. Точнее стена подъезда выглядела так, словно дверного проёма никогда и не было.

Я брежу? - Ангелина отступила на один шаг, вскрикнула, наступив на что-то острое, поджала ногу и, выронив зажигалку, растянулась на полу. При падении удар пришёлся на тот синяк, который она заработала на крыльце.

Ну и день! Сначала мертвец, потом чудовище, потом этот Орлов, а теперь дверь пропала! – думала девушка, лёжа на полу, - И что мне делать теперь? Мамы здесь нет! Её здесь нет! Куда мне идти теперь?.. – по щекам Ростовой заструились слёзы, - Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит? Или лучше не знать? Город проклят. Ладно, по порядку: несколько лет назад здесь было совершено преступление, не знаю какое, но ужасное – это точно. И после этого началось: разбушевалась метель, люди стали погибать. Да это проклятье. Нужно было сохранить газету, в которой я это прочла. Но, если так, то при чём здесь я? Я не сделала ничего плохого. Или сделала… Неужели… Нет! Это случилось не в этом городе! Но тогда почему я здесь? Нужно бежать из города! - она попыталась встать, наступила на раненую ногу и завизжала от боли, - Моя нога, больно! Ой! Ай! – Ангелина снова поджала левую ногу и опёрлась на перила, - Кажется, я поняла! Мама в больнице! Ведь она болела, и её положили Тихогорскую городскую больницу номер один. Нужно выбраться из дома и идти в больницу. Мама должна быть там. Хватит! Мамы здесь нет! И не было! Но если так, то кто тогда пригласил меня сюда? Что всё это значит? Сделаю так: проверю больницу и, если мамы там нет, покину город! Ангелина захромала вверх по лестнице.

 

***

 

Адольф вернулся на пятый этаж. Здесь открылась только квартира номер двадцать. Внутри царил хаос. Адольф начал осмотр квартиры с кухни. Там ничего важного не обнаружилось. Орлов перешёл в комнату. На полке покосившегося шкафа стояла малахитовая шкатулка. Адольф открыл её. Внутри лежала старинная монета с выгравированной на ней ящерицей. Он положил её в карман. Бросил на комнату небрежный взгляд и покинул квартиру. Орлов быстро спустился на первый этаж и вошёл в квартиру номер три. Подойдя к шкафчику, он достал монеты. Они подходили под диаметр углублений.

Так – змея, ящерица и кошка. Хм? Комбинаций не так уж много, но вдруг у меня только одна попытка? Нужно повнимательнее осмотреть квартиру! - Орлов поправил фонарик.

 

***

 

Олег открыл часы и потрогал стрелки. Они свободно вращались в обе стороны.

Компас? – Щукин выставил шесть часов, но ничего не произошло, - Стоп! Полдень! А собака? Собаки воют по ночам. Ночь? Полночь! – он выставил двенадцать, но вновь ничего не изменилось. Да что же это?! Завести их что ли? Олег выставил без минуты двенадцать и завёл часы. Как только минутная стрелка остановилась на двенадцати, часы пробили тринадцать раз и отъехали в сторону. За ними оказался проход, ведший в соседнюю квартиру. Олег протиснулся в него и очутился в богато обставленной комнате. Эту квартиру не покидали. Повсюду были следы борьбы. На тумбочке у окна стояла цифровая видеокамера. Щукин поднял её и включил. Батарейки были почти севшими. На дисплее возник молодой мужчина в деловом костюме. Он заметно нервничал.

- Я не понимаю, что здесь происходит, но считаю, что мне нужно бежать из города. Все, кто был в банде, кроме меня, мертвы. Кто-то… - батарейки сели, и изображение погасло.

Кто этот парень? Так, вот что – возьму камеру с собой, может повезёт найти батарейки, и я наконец узнаю, что происходит в этом городе. Олег направился к выходу. Вдруг с полки шкафа на пол упал сейф. Олег осмотрел его. Это был небольшой сейф с обычным замком. Олег обшарил шкаф и нашёл ключ.

Интересно, а что внутри этого сейфа? Может в нём оружие? – Щукин вставил ключ в скважину и повернул, - Хорошо, если оружие. Деньги мне не помогут, - он открыл сейф и на пол выпали пакеты с белым порошком, - Наркотики? Так вот о какой банде идёт речь… Жаль не удалось досмотреть запись. Ну что ж, теперь в этом здании делать нечего. Олег вышел из квартиры и направился к выходу и дома. На входной двери висел амбарный замок.

Так, и где мне искать ключ? Ничего, квартир достаточно – обыщу! Олег зашагал обратно.

 

***

 

Адольф стал осматривать книжный шкаф. Среди аккуратных рядов книг, он отметил маленькую зелёную книжку, стоявшую «вверх ногами», и достал её. Это были «Уральские сказы» Павла Петровича Бажова. На обложке была изображена ящерица в короне.

Ящерица! Нужно изучить. Адольф открыл оглавление. «Приказчиковы подошвы», «Таюткино зеркальце», «Кошачьи уши», «Золотые дайки», «Синюшкин колодец». Который? По-порядку. Почитаем и поймём. Орлов открыл «Золотые Дайки».

«…Звонец и принялся расписывать.

- Многие, - говорит, - золото ищут, а ни у кого настоящего понятия нет. В старых списках про это по всей тонкости показано. Владеет золотом престрашный змей, а зовут его Дайко. Кто у этого Дайка золотую шапку с головы собьет, тот и будет золоту хозяин…».

«Змей Дайко?» – Адольф поднёс монету со змеем к фонарику. На голове змея красовалось что-то похожее на шапку.

Поехали дальше. Он открыл кошачьи уши.

«...Подняла Дуняха камешок с земли. Серой он пахнет. Тут она и вспомнила про земляную кошку, про которую мужик сысертский сказывал. Дуняха и раньше слышала, что по пескам, где медь с золотыми крапинками, живёт кошка с огненными ушами. Уши люди много раз видали, а кошку никому не доводилось. Под землёй она ходит…».

Значит, под землёй ходит кошка! Адольф поднёс к глазам соответствующую монету, - Выходит, что медной горы хозяйка – ящерица? Пожалуй, проверю. Ладно, потом. Как я мог забыть – медной горы Хозяйка – главный персонаж уральского фольклора, символ Урала! А на шевроне внутренних войск Урала изображена ящерица в короне. Хозяйка – ящерица, это точно. – Адольф подошёл к шкафчику, - Так, во главе? Судя по тексту, это не с краю. По середине? Допустим, - он вставил монетку с ящерицей в центральную вмятину, - По левую руку? Относительно меня или монеты? Допустим, относительно монеты. Монета со змеем была помещена им в крайнюю правую вмятину, монета с кошкой слева, рядом с ящерицей.

Пустые вмятины исчезли, монеты вросли в дерево. Шкафчик изменил окраску и стал малахитовым, резьба стала золотой, на пол посыпалась земля, и шкаф открылся. В руки Адольфу упал ключ, а шкаф снова стал деревянным и развалился.

Ничего себе! – Адольф сел на пол. Это как понимать? У меня точно крыша едет… Даже не знаю, кто из нас более безумен: я, девчонка, или тот мужик, который ищет свою мёртвую жену… Неважно. Ключ у меня. Осталось проверить, тот ли это ключ.

 

***

 

Ангелина вошла в квартиру номер три. В квартире был полный разгром. Припадая на левую ногу, Ростова заковыляла в ванную комнату. Там, поставив зажигалку на край ванны, девушка промыла рану и заглянула в валявшуюся на полу аптечку. Там были бинты и раствор бриллиантового зелёного. Ангелина вылила на стопу половину пузырька и судорожно сжала зубы. Дождавшись, когда зелёнка высохнет, она забинтовала ногу и вышла из ванной комнаты. Наступать на левую ногу всё ещё было больно. На кухне в глаза ей бросился подсвечник, десяток свеч и коробок спичек, лежавшие на столе. Убрав свечи в сумочку, Ангелина зажгла подсвечник и ещё раз осмотрела квартиру. В комнате стоял телевизор. Он был разбит, из него торчал разводной ключ. Ростова убрала его в сумочку и покинула квартиру. Она поднялась на третий этаж и вошла в квартиру номер девять. Ангелина вошла именно в эту квартиру, потому что в ней отсутствовала входная дверь. Квартира была абсолютно пуста, не было даже обоев и паркета. Оконных рам и балконной двери тоже не было. Снег покрывал пол в комнатах. Ростова вышла на балкон и обнаружила, что он сообщается с балконом соседней квартиры. Ангелина прошла на балкон квартиры номер тридцать девять, выбила разводным ключом окно и влезла в квартиру, стараясь не порезаться осколками стекла. Эта квартира выглядела так, словно была ограблена. Внутри не было ничего интересного. Ангелина покачала головой и вышла из квартиры. Собственно, искать в квартире ей было нечего. Теперь она оказалась в другом подъезде и могла покинуть здание. После тёплого паркета кафельная плитка показалась ей очень холодной.

Поискать что ли обувь? – Ангелина поёжилась. Странно, ни в одной из квартир, где я была, не было обуви. Почему? Плохо. На улице промозгло. Она оглушительно чихнула. Кажется, у меня жар. Она пошла вниз по лестнице. Спустившись на первый этаж, девушка обнаружила, что подъезд обвалился. Завал сделал выход невозможным. Ангелина с досады топнула ногой.

Я что – приговорена к этому дому? Отсюда вообще есть выход? Нужно искать. Надеюсь, свечей хватит. Девушка направилась к ближайшей квартире. На первом этаже ни одна из дверей не открылась. Ангелина поднялась на второй. То же самое. Ангелина побрела обратно на третий этаж. На этом этаже открылась только дверь квартиры номер сорок. Девушка вошла внутрь. Квартира была обставлена небогато. Осмотревшись, Ангелина направилась к стоявшему у стены шкафу, из дверцы которого торчал ключ. Вдруг послышался скрип входной двери. Ангелина задула свечу и юркнула в соседнюю комнату. В этой комнате стояла большая кровать.

 

***

 

Олег проверил квартиры сперва на первом, а затем и на втором этаже. Ни одна из них не открылась. Поднявшись на третий этаж, он зашёл в квартиру номер сорок. Когда он вошёл в прихожую, то услышал какой-то шорох, и ему показалось, что кто-то пробежал по комнате. Осмотревшись, он решил, что ему просто почудилось. Вдруг стоявший у стены шкаф затрясся, и оттуда послышалось:

- Выпустите! Кто-нибудь!

Олег повернул ключ, дверцы открылись, и из шкафа выкатился толстый парень лет двадцати двух. Весь мокрый от пота, он ошалело уставился на Олега. Олег внимательно рассмотрел его. Парень был одет в широкие штаны и чёрную кофту, его обувь составляли кроссовки.

- Т-ты к-кто? – заикаясь, произнёс он.

- Олег, Олег Щукин.

- Сергей Синицын. – Толстяк поднялся на ноги, он был несколько ниже Олега.

- Кто тебя запер?

- Я не знаю… За мной гналось чудовище в чёрном плаще. Я спрятался от него здесь, а какая-то сволочь заперла меня!

- Ты знаешь, что здесь происходит? И о каком чудовище ты говоришь?

- Я… я ничего не знаю… Я… я нездешний… - замялся Сергей.

- Что-то… позвало тебя сюда? – неуверенно спросил Олег.

- Да… можно сказать и так. Но я хочу убраться отсюда. И тебе советую.

- Я уйду, когда закончу свои дела.

- Решай сам, - недовольно произнёс Сергей, - а я пошёл! – и он вышел из квартиры.

Как-то нас тут многовато… Интересно, а его сюда что привело. Хотя, какая разница? Олег осмотрел шкаф. Кроме зимней одежды там ничего не было. Осмотр комнаты так же не дал никаких результатов. Олег вошёл в соседнюю. В комнате была только большая кровать, да на стене висела пилка по металлу. Олег подобрал её и присел на кровать. Глаза его закрылись, он медленно осел на бок и заснул.

 

***

 

Ангелина замерла у двери, прислушиваясь к происходящему в соседней комнате. Из-за двери послышался шум. Ангелина затаила дыхание. Послышался разговор.

Значит, того, кого я встретила на набережной, зовут Олег, а кто такой Синицын? – она заглянула в замочную скважину, - Этот толстяк? Стоп! О чём он говорит? Тварь в плаще? Значит мне не почудилось… О Боже!.. – она выпрямилась, - Так, толстяк ушёл. Он сейчас пойдёт сюда! – Ангелина юркнула под кровать, - Не хочу, чтобы он меня видел! Сколько здесь пыли! Она заткнула нос рукавом и стала наблюдать за Щукиным. Когда он сел на кровать, она затаила дыхание и стала ждать. Скоро она поняла, что он заснул.

И что теперь? Долго этот урод будет дрыхнуть? Ангелина подползла к краю кровати. Может попробовать? Она выползла из-под кровати и крадучись вышла из комнаты. Щукин повернулся к стене. Ангелина взглянула в зеркало и ахнула: она вся была в пыли. Отряхнувшись, девушка закрыла дверь комнаты на шпингалет и вышла из квартиры. Когда она подошла к лестнице, послышались уже знакомые ей тяжёлые шаги. Ангелина замерла и обернулась. По лестнице поднималась фигура в чёрном плаще. Ангелина хотела закричать, но крик застрял у неё в горле, и она издала лишь невразумительный хрип. Ужас парализовал её. Существо подошло вплотную, схватило Ангелину за горло и подняло. Она схватила его за руку, стараясь ослабить хватку. Рука твари была холодна, как лёд. Тварь отшвырнула девушку. Ангелина пролетела по коридору, как мешок с картошкой, и ударилась спиной об дверь. Дверь открылась. Ангелина заползла в квартиру и замерла у закрытого окна. Бежать было некуда. В квартиру вошло Нечто. Взмахнув скальпелем снизу вверх, оно ударило Ангелину рукоятью. Удар был настолько силён, что девушку выбросило в окно, как пылинку.

 

***

 

Адольф заглянул на нижнюю полку книжного шкафа. Там оказался охотничий камуфляж и альпинистское снаряжение. Адольф взял снаряжение с собой и поднялся на пятый этаж. Ключ из чудо-шкафчика подошёл к замку на чердачном люке. Адольф поднялся на крышу. Буран полностью скрывал окрестности. Адольф закрепил верёвку, пристегнул решётку и начал спуск. Когда он спустился до третьего этажа, верёвка вдруг резко ослабла, словно её перерезали, и Адольф с диким криком упал вниз.

 

***

 

Сергей выскочил из сороковой квартиры и побежал вниз по лестнице.

Обманул он меня, ребятки! Кинул! Говорил, что здесь безопасно, что меня не найдут. Да, меня не найдут, найдут то, что от меня осталось, и то вряд ли… Нужно валить из города! Всё равно куда, лишь бы подальше! Он выбежал из дома.

 

***

 

Олег проснулся от скрипа дверных петель. Он вскочил с кровати.

Сколько я спал? Олег взглянул на часы, они показывали столько же времени, сколько и тогда, когда он вошёл в Тихогорск, - Что за… Совсем новые часы! – он покрутил ручку, потряс их, но часы так и не заработали, - Досадно… Что ж, обойдусь. Олег убрал часы в карман и направился к выходу из комнаты. Дверь оказалась закрыта. Олег толкнул её, потянул на себя, стал дёргать её туда-сюда, но она не поддавалась. Олег крякнул, подёргал её сильнее. Безрезультатно.

Не понял! Кто закрыл дверь? Сергей? Больше не кому! Урод! Я ему это припомню! Олег со всей силы пнул дверь и запрыгал по комнате на одной ноге, - Чёрт побери! Она что – стальная? Ладно, нужно успокоиться. Как мне теперь выбраться отсюда? Окно? – он повернулся, - заколочено наглухо. Ну и попал же! Аня, это ты играешь со мной? Но за что так жестоко? Я же всегда любил тебя. За что ты мучаешь меня? - он опустился на диван и закрыл лицо руками.

Вдруг тишину разрезал щелчок шпингалета. Олег подпрыгнул и кинулся к двери. Она открылась. Послышался скрип входной двери. Олег выскочил на лестничную площадку. Она была пуста.

- Есть здесь кто-нибудь? Эй! – крикнул Олег.

Ответом была гробовая тишина. Олег крикнул ещё раз. И снова ни звука. Тишина словно сгущалась и окружала. Олег поправил фонарь. Фонарь погас. Темнота моментально поглотила всё вокруг. Олег поскользнулся и скатился с лестницы.

Ай! Больно! Твою мать! Чёрт! Он тяжело поднялся. Так, вроде ничего не сломал. Что с фонарём? – он повернул рычажок, и фонарь заработал, - Хоть свет есть. Олег спустился на первый этаж, перепилил дужку замка, и покинул здание.

 

 

4. Взгляд назад.

 

День клонился к вечеру. Солнце уже не сверкало на крышах домов, а осветило реку. Вечер обещал быть жарким. По берегу реки шли мужчина и женщина. Они были примерно одного возраста, он в белой футболке и джинсах, она в летнем платье, обуты они были в босоножки. Он держал в руке барсетку, она несла на плече сумочку. По обручальным кольцам можно было сделать вывод, что вдоль реки прогуливались муж и жена. Он был высокого роста, с каштановыми волосами и светло-голубыми глазами. Она немного ниже мужа, стройная брюнетка с ярко-голубыми глазами. Олег и Анна Щукины. Прекрасная пара – как говорили о них все их знакомые. Они подошли к ресторану «На речном берегу».

- Зайдём? – улыбнулась она.

- Давай, - он открыл дверь, пропуская супругу, - Сядем за тот столик у окна.

- Да, шикарный вид на реку.

Минут пять спустя они уже сидели за столиком. Перед ними стояли вино и различные закуски.

- Правда, здесь хорошо, Олег?

- Да Аня. Мне нравится этот городок. Может переедем сюда?

- Ты серьёзно? – она рассмеялась.

- Не сейчас, конечно. Но лет через десять можно будет. Правда, боюсь, что через десять лет здесь уже не будет так тихо и уютно, - он пригубил вино.

- Наверное, ты прав… – немного печально произнесла Анна, - Сколько мы ещё здесь пробудем?

- Неделю. Да, это немного.

- Я не хочу уезжать, - грустно произнесла Анна, - Надеюсь, мы ещё вернёмся сюда.

- Обязательно вернёмся, я обещаю! – улыбнулся Олег.

 

***

 

Утро в Тихогорске было, как и всегда, спокойно. Это было воскресное утро. Невысокая девушка в чёрном платье с короткой юбкой и глубоким вырезом на спине вышла из магазина с пакетом продуктов и, не торопясь, пошла вдоль Тургеневского шоссе. Вдруг к ней подскочил парень в спортивном костюме, сорвал с её плеча сумочку, в которой лежал кошелёк, и бросился бежать. Она кинулась было за ним, но подвернула ногу и упала. Карманнику почти удалось скрыться, но его догнал высокий человек в военной форме, с размаху ударил в челюсть и отобрал сумочку. Карманник растянулся на газоне. Военный схватил его за шиворот и стукнул головой об дерево. Карманник потерял сознание. Военный отшвырнул его на тротуар и подошёл к девушке.

- Не ушиблись? – он протянул ей сумочку.

- Не сильно. Ай! Моя нога…

- Позвольте мне вам помочь, - он взял из её рук пакет и взял её под руку, - Вы не будете против, если я провожу вас до дома?

- Нет. Спасибо вам.

Уже возле подъезда она спросила:

- Знаете, всё так быстро произошло. Как вас зовут?

- Адольф. А вас?

- Соня… - девушка смутилась: ей не понравилось имя её спасителя.

- Ну вот…- он нахмурился, - И в школе смеялись…

- Мне страшно неудобно: вы помогли мне, а я вас так отблагодарила. Давайте ко мне, я вас чаем напою.

- С удовольствием, - лицо Адольфа просветлело.

За чаем они разговорились. Выяснилось, что Адольф Орлов служит во внутренних войсках, а до этого принимал участие в боевых действиях на северном Кавказе и в ближайшем будущем собирается увольняться в запас. Софья Комарова работала учительницей в гимназии номер шесть.

 

***

 

Над городом поднималось солнце. Безоблачное небо окрасилось в красный цвет. На балкон квартиры номер семь дома номер семь дробь один по улице Есенина вышла девочка лет двенадцати. Её длинные рыжие волосы были собраны в косу. Она сделала глубокий вдох и окинула окрестности внимательным взглядом. Из-за стройных рядов пятиэтажных домов выглядывало десятиэтажное здание – Тихогорская городская больница номер один. В голубых глазах девочки мелькнул страх: она не любила больницы и боялась их.

- Ангелина, иди завтракать! – крикнула из комнаты мать.

- Иду, мама! А что у нас на завтрак?

- Снова овсянка, – мать поставила перед дочерью полную тарелку.

- Приятного аппетита, - в комнату вошёл глава семейства – богатырского сложения мужчина с русыми волосами и голубыми глазами.

- Спасибо, - отозвалась Ангелина, - Тебе тоже.

- Спасибо, - Николай Ростов приступил к завтраку.

После завтрака родители отправились на работу, а Ангелина на учёбу. Она училась в гимназии номер шесть.

 

 

***

 

Прозвенел звонок. Урок закончился, началась перемена. Школьники выбежали из классов в коридор. По коридорам молча прохаживались старшеклассники с красными повязками на рукавах – дежурные. На третьем этаже резвились пятиклассники. Один из школьников, обгоняя толстого одноклассника, крикнул:

- С дороги, толстяк! – крикнул просто в шутку, без какого-либо умысла.

- Да пошёл ты! Я тебе сейчас как дам, мало не покажется! – не на шутку обиделся тот.

- Что я такого сказал-то?

- Я тебе сейчас!.. – толстяк занёс руку для удара, но поскользнулся и упал. Коридор огласил дружный смех всех, кто стоял неподалёку. Толстяк поднялся, затравлено посмотрел по сторонам и вернулся в класс.

 

 

5. Городское путешествие.

 

Сергей обежал дом номер семь дробь один и упёрся в ограждение: улица была перекрыта. Он выругался, после чего развернулся и побежал прямо. Вскоре он оказался у реки.

Нет не сюда! Он побежал назад. Вернее ему показалось, что он побежал назад. Вьюга не позволяла сориентироваться.

Куда? Куда?! Куда теперь?! Да что же это такое? Из города нет выхода? Не хочу!.. Сергей споткнулся и упал на кучу тряпья. Рядом с кучей валялся рюкзак. Сергей открыл его. Там был пистолет «ТТ» и патроны к нему. Рюкзак был полон патронов. Сергей надел рюкзак и сжал в руке пистолет.

Теперь посмотрим, кто кого! Только попадись мне, проклятая тварь – пристрелю! Но как мне теперь выбраться из города? – Сергей присел на лавку и заткнул пистолет за пояс, - Так, я вооружён. Это хорошо. Я жив. Это очень хорошо. Я очень мало знаю. Это плохо. Очень плохо… Куда теперь? Куда? Не знаю!.. Он направился к реке.

- Что ты здесь делаешь? – послышался детский голос.

- Кто, я? – Сергей обернулся и увидел девочку лет двенадцати одетую в школьную форму. Её костюм мог показаться слишком лёгким для такой погоды. Когда она говорила, то у неё изо рта не шёл пар. Сергей не придал этому значения.

- Ты, ты, - девочка подошла к Сергею, - Ты откуда?

- Из Москвы, - ответил не задумываясь Сергей.

- А что ты делаешь здесь?

- Гуляю, - Сергей никак не мог прийти в себя.

- Проводи меня до школы.

- Хорошо, - Сергей взял её за руку, - А где твоя школа?

- Я покажу. Я дошла бы сама, но в тумане страшно, - девочка поправила юбку.

- Как тебя зовут? – неуверенно спросил Сергей.

- Ксюша, а тебя?

- Сергей.

- За мной! – девочка свернула с дороги.

Они шли не торопясь.

- А что ты здесь делаешь? – спросил, наконец, Сергей.

- Прячусь, - Ксения улыбнулась, увидев, как вздрогнул Сергей, - Шутка. Я заблудилась. А в школе есть телефон.

- Телефон? Это хорошо!

- Ты ведь не гуляешь. Что ты здесь делаешь?

- Я заблудился. Хотел спрятаться, а теперь не могу выбраться. – Признался Сергей.

- А от кого ты прячешься?

- Не важно… - Сергей замялся.

- Как хочешь. – Немного обижено произнесла Ксения.

Они вошли на школьный двор. Ксюша поднялась на крыльцо.

- Спасибо что проводил, - она вошла в здание.

- Эй, постой! – Сергей вбежал следом за ней. Дверь гимназии номер шесть закрылась.

 

***

 

Окно на третьем этаже дома номер семь дробь один по улице Ленина разлетелось от удара, и из него с диким криком вылетела босоногая девушка в чёрном платье. Она упала в стоявший во дворе пустой мусорный бак. Осколки оконного стекла только вспороли в нескольких местах платье, не нанеся повреждений его хозяйке. При падении Ангелина ударилась головой и потеряла сознание. Крышка бака захлопнулась, и бак поехал под уклон. Улица была почти ровная, но бак всё равно набирал скорость. Он повернул, выехал на тротуар, проехал до школьного двора, подъехал к крыльцу и опрокинулся. Ангелину выбросило на ступеньки крыльца. Дверь гимназии была открыта, и бесчувственное тело девушки вкатилось внутрь. Дверь захлопнулась.

 

***

 

Адольф открыл глаза. Он лежал на куче раскисшего мусора. Страшно болела голова. Адольф тяжело поднялся на ноги и, пошатываясь, зашагал по улице. Перед глазами у него всё плыло, голова кружилась.

Голова… Что?.. Где я?.. А кто я?.. Что я здесь делаю?.. Голова… Соня… Я должен найти Соню… Или?.. Школа, я иду в школу… Зачем?.. Не помню… Погоди, погоди! Так, кто я? Я… Я Адольф Орлов… Да. Проявил героизм в схватке с сепаратистами… Да, тогда из всего взвода остался я один… Герой?.. Нет, не герой… Всё было иначе… Но, к счастью, об этом никто не знает… Никто, кроме меня… Соня?.. Да!.. Ведь она позвала меня сюда… Да… Именно её я иду искать в школу… А кто перерезал верёвку?.. Я надёжно привязал… Это могла быть та девка с ножом, или тот псих, ищущий жену… Хотя вряд ли… Зачем им?.. Тварь в плаще! Он, точно он!.. Нужно спешить… Адольф вошёл во двор гимназии номер шесть. Метель на мгновение улеглась, и перед Адольфом предстало зловещее пятиэтажное здание – гимназия номер шесть.

Это было старое здание, построенное из кирпича и имевшее форму буквы «Н». Адольф вошёл внутрь и вновь потерял сознание.

 

***

 

Олег тщетно всматривался в метель, пытаясь разглядеть, что-либо знакомое. Наконец он услышал шум реки. Олег вышел на дорожку, которая вела вдоль берега. Он долго шёл по берегу, внимательно всматриваясь в метель, которая в Тихогорске была равномерно густой. Это казалось Олегу странным. Но события этого дня были столь безумны, что странное и нормальное поменялось для Олега местами. И он просто шёл вдоль реки. Ветер бил в лицо, заставляя прикрываться руками и щуриться. Наконец из метели выплыл ресторан «На речном берегу». Олег вошёл внутрь. Это был просторный уютный ресторан. Помимо столиков помещения, несколько были под тентом – на берегу реки. В ресторане никого не было. На одном из столиков лежали батарейки. Олег вставил их в видеокамеру и включил её.

На дисплее появилось лицо молодого мужчины в деловом костюме

- Я возьму с собой камеру, чтобы были хоть какие-нибудь доказательства. Почти вся банда мертва. Кто-то убивает нас. Запись сегодняшней «стрелки» станет моей гарантией. – Изображение запрыгало – видимо камера лежала в сумке. На дисплее возникли крепкого телосложения люди в кожаных куртках. Из последовавшего стало ясно, что речь идёт о переделе рынка наркотиков. Вдруг на пустырь опустилась метель. Она скрыл всё в одно мгновение. Бандиты заметались. За снежной пеленой мелькнул зловещий силуэт. Послышались крики. Бандиты разлетелись в разные стороны. Кто-то оказался разрублен пополам, кому-то снесло голову. Из метели выступила зловещая фигура в чёрном плаще и скальпелем в руке. Скальпель был длиной метра два. Изображение резко запрыгало и погасло. На экране снова появился человек в человек в деловом костюме.

- Я не понимаю, что здесь происходит, но считаю, что мне нужно бежать из города. Все, кто был в банде, кроме меня, мертвы. Кто-то убивает преступников. Кто-то в чёрном плаще. Это не человек… - Окно с треском распахнулось, и в комнату ворвалась метель, лицо мужчины перекосил страх. Камера упала на пол, и на дисплее возникла фигура в чёрном плаще с капюшоном. Она схватила наркодельца и начала бить об стены, пол, мебель. Это продолжалось, пока бандит не испустил дух. Существо покинуло квартиру, волоча за собой изуродованное тело. Запись кончилась, и дисплей погас.

Олег огорошено уставился в погасший дисплей, обхватив голову руками.

Кто это был? Что это за тварь? Или это монтаж? Нет, не монтаж. Именно об этой твари говорил Сергей… Значит он не бредил… Аня, где ты? Почему тебя здесь нет? Олег окинул ресторан рассеянным взглядом. На столике, за которым обычно сидели он и Анна, лежала записка. Олег подобрал её.

«Помнишь, как хорошо нам здесь было? Я не дождалась тебя и ушла туда, где мы были не менее счастливы» - прочёл он. Олег вновь задумался: О чём она. Это ведь Аня, её почерк! Наверное, речь идёт о гостинице! Она была на другом берегу реки. Нужно добраться до неё! Олег вышел из кафе и пошёл вдоль реки к мосту. Из-за метели послышались тяжёлые шаги…

 

 

 

6. Взгляд назад.

 

Олег и Анна молча шли по городскому парку. Был жаркий летний день, но на тенистых аллеях парка это не ощущалось. Пели птицы, повсюду была зелень. Это парк был участком леса, на месте которого возник Тихогорск. Парк был оформлен в английском стиле. Вокруг парка проходила автострада, но шум полностью тонул в листве.

Анна села на лавочку, Олег присел рядом с ней.

- Знаешь, я не хочу отсюда уезжать! – грустно произнесла она.

- Мы должны, - Олег взглянул на часы.

- Сколько там?

- У нас ещё полчаса.

- Жаль, жаль… - она вдруг побледнела и зашлась жутким кашлем.

- Аня! Тебе плохо? – Олег придвинулся к ней.

- Я неважно себя чувствую… - проговорила, откашлявшись, Анна.

- Как только приедем в Москву, сходишь к врачу. – Олег встал.

- Может лучше сделать это здесь?

- Наверное, ты права. До Тихогорской больницы номер один два шага.

Они вышли из парка.

 

***

 

Адольф и Софья не торопясь шли вдоль реки Тихой.

- Завтра я должен буду уехать отсюда. Может быть поедешь вместе со мной?

- Адольф, я не могу.

- Почему?

- А почему ты не можешь остаться?

- По долгу службы. Но я намерен демобилизоваться.

- Я тоже не могу так сразу взять и уволиться. Это нужно согласовать с начальством. К тому же я не могу бросить мой класс, по крайней мере, до конца учебного года. Поезжай один и присмотри для меня место. Идёт?

- Хорошо. Думаю, нам стоит устроить прощальный ужин.

- Здесь я тебя поддержу.

Они направились в ресторан «На речном берегу».

 

***

 

Солнце уже село. Ангелина смотрела телевизор. С момента, когда мы видели её в прошлый раз минуло года три.

В прихожей послышались шаги: вернулись родители.

- Ангелина, иди спать! – в комнату вошла её мать – Алла Сергеевна Ростова.

- Как скажешь, мама! – девочка выключила телевизор и ушла в соседнюю комнату. Алла Сергеевна позвала мужа. Ангелина почувствовала неладное и прислонилась ухом к двери

- Я ходила к врачу. Он сказал, что я слишком долго тянула и теперь мне срочно нужно ложиться в больницу! – плача произнесла Алла Сергеевна.

- Ну так ложись! – Николай Ростов говорил тихо, чувствовалось, что ему тяжело.

- Обещай мне! Обещай, что не будешь напиваться! Обещай, что будешь беречь Ангелину!

- Обещаю! Конечно же, я обещаю!

Ангелина упала на кровать и залилась слезами.

 

***

 

По школьному коридору шёл толстый парень лет четырнадцати. Когда он проходил мимо дежурного, тот подставил ему подножку. Толстяк не успел среагировать и упал.

- Смотри себе под ноги, - с издевкой произнёс дежурный.

- С-{censored}! – вырвалось у упавшего.

- Ты что-то сказал? – дежурный сжал кулаки. Это был здоровый одиннадцатиклассник.

- Ничего… - Сергей проглотил обиду.

- Ну вот и хорошо. А теперь сделай так, чтобы я тебя больше не видел. Ты меня понял?

- Понял… - Синицын вскочил и побежал в другой конец коридора.

- Перед вами синица большая, она же синица обыкновенная! – громко произнёс дежурный и расхохотался на весь коридор.

 

 

 

7. Чему учат в школе.

 

«Буквы разные писать тонким пёрышком в тетрадь -

Учат в школе, учат в школе, учат в школе…» - лилась песня из динамиков, закреплённых по всем коридорам.

Адольф поднялся на ноги и осмотрелся. Он был в давно знакомом ему школьном вестибюле. Он сразу узнал гимназию номер шесть.

Я в школе? Без сомнений, но как я здесь оказался? Не помню… Всё равно. В конце концов, именно сюда я направлялся. Соня вела биологию. Кабинет биологии на четвёртом этаже, значит, туда я и пойду. Адольф направился к лестнице. Двери четвёртого этажа оказались закрыты на навесной замок. Адольф попробовал взломать его, но замок не поддался. Адольф спустился на третий этаж и перешёл на другую лестницу. Вход на четвёртый этаж оказался заколочен.

Адольф крякнул и присел на ступени.

Что это значит? Не знаю, не знаю… Я уже давно ничего тут не понимаю! Ладно, поищу ключ. Начну с первого этажа! Он зашагал вниз.

Слышу голос из прекрасного далёка…» - послышалось из динамиков.

Не понял?! Здесь ещё кто-то? – Адольф бегом спустился на первый этаж. Кто-то же должен ставить все эти песенки! Он подошёл актовому залу. Дверь оказалась не заперта. Зал был просторным, большую его часть занимали стулья. В противоположном от входа конце расположилась небольшая сцена. Всё выглядело так, словно здесь ставили какой-то спектакль: в центре сцены стояла склеенная из коробок и украшенная старыми обоями башня, перед ней стояли три стула, два из которых были оформлены под троны, в правом углу возвышалась искусственная ёлка, на которой сидела надувная сова, в левом углу стояли стол и два стула. Рядом с ёлкой стояла девочка лет двенадцати, одетая в белое платье с перьями. На спине у неё было два крыла. Её длинные каштановые волосы были собраны в две косы. В её голубых глазах не читалось ничего, они излучали лишь спокойствие. Перед сценой лежали чёрный плащ, сапоги с металлическими подошвами, перчатки и топор.

- Что здесь происходит? – спросил сам себя Адольф.

- «Сказ про Федота-стрельца – удалого молодца», - девочка, казалось, не удивилась появлению Адольфа.

- А это что? – Адольф кивнул на плащ.

- Костюм палача.

- Какого ещё палача?

- Который забрал Царя, Генерала и Бабу-Ягу.

- Их же вроде на остров Буян отправили…

- Мы решили, что злодеев лучше казнить. Их не жалко.

- А ты Маруся?

- Да, - девочка присела на край сцены.

- Как тебя зовут?

- Ксения.

- А меня – дядя Адольф. Ксюша, а кто ставит все эти песенки?

- Не знаю. Мне они нравятся! – она вдруг вскочила и побежала к выходу, - Пока! – она выбежала из актового зала.

- Постой! – Адольф побежал за ней, но поскользнулся и упал на костюм Палача. Топор почему-то оказался острым. Вдруг зажёгся свет, но он не осветил зал, а окрасил его в кровавые тона. Висевшие на стенах плакаты вдруг осветились. На них были изображены литературные злодеи, казнимые Палачом – фигурой в чёрном плаще. Адольф оторопело замер.

Из динамиков полилась музыка Иоганна Себастьяна Баха.

Костюм Палача вдруг зашевелился: плащ расправился передник, перчатки замерли в рукавах, топор вошёл в правую перчатку и превратился в скальпель, сапоги встали под плащом. Палач взмахнул скальпелем над головой Адольфа и схватил мужчину за шиворот. Адольф безвольно обмяк. Палач отшвырнул его на сцену и занёс скальпель. Адольф перекатился в кулисы. Скальпель обрушился на деревянную стенку и разнёс её в щепки. Адольф вскочил на ноги и кинулся к выходу. Палач проследовал за ним. Скальпель крушил стулья, как коса траву. Адольф выскочил из зала и захлопнул дверь.

В этот момент из динамиков хлынуло: «Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам…»

Тяжёлые шаги в актовом зале стихли. Адольф попытался открыть дверь, но она не поддалась.

Я ничего не понимаю!.. Ладно, этот гад вроде исчез… По порядку. Мелодия, под которую всё началось… Ведь это Бах! Похоже, что она была поставлена не случайно… Раньше она звучала в заставке программы «Человек и закон»!.. Не просто так девочка назвала эту тварь Палачом… Кстати, а кто эта девочка, и куда она подевалась?

- Ксюша! Ау! – голос Адольфа утонул в мелодии Песни Крокодила Гены. Никто не отозвался.

 

***

 

Сергей стоял в вестибюле, пытаясь понять, куда подевалась его спутница. Гимназия была абсолютно пуста. В коридорах царили тишина и полумрак. Сергей поёжился и осмотрелся. Всё выглядело так, словно гимназия была закрыта на выходной день. Вдруг тишину разрезала песенка «Вместе весело шагать…».

Что за чёрт! Сергей выхватил пистолет. Металл рукоятки приятно холодил руку.

- Ксюша, ты где? – позвал он. Ответом стала лишь весёлая мелодия.

Ну и где она? А какая разница? Выберется сама. Вот только кто весь этот отстой крутит? Плевать! Девчонка сказала, что здесь есть телефон – найду и вызову такси. А такси сюда приедет? Не знаю. Менты точно приехали бы, но в милицию звонить нельзя! Что мне делать? Тот тип сказал, что здесь мне ничто не будет угрожать, ха! Вот выберусь, найду его и пристрелю! Как там было? «Бог создал людей неравными, полковник Кольт сделал их равными». Эта пушка – моя гарантия! Раньше смеялись надо мной, а теперь буду смеяться я! – Сергей потряс пистолетом над головой, - Я вам всем покажу! Он направился к учительской. Дверь оказалась заперта. Сергей подошёл к кабинету директора. Кабинет был заперт. Сергей опустил взгляд на пол и заметил лист бумаги, лежавший в луже рядом с цветочным горшком. Сергей поднял его. Это был стандартный лист в клетку заполненный мелким чётким почерком.

«Вчера ставили спектакль. Всем понравилось. Единственное, что не все поняли – это концовка. Появления Палача никто не ожидал! Конечно, в оригинале его не было, но с ним получилось куда эффектнее. Сыграли просто потрясающе! Особенно отличилась Ксения Громова, исполнившая роль Маруси. Прирождённая актриса! Наверняка окончит школу с золотой медалью. Палач был именно её идеей. Думаю, стоит поставить что-нибудь ещё…» - лист размок, и надпись расплылась.

Что ещё за «палач»? И какой спектакль? Какая разница? Никогда не любил все эти школьные мероприятия! Надо мной всегда потешались… Ненавижу! Выберусь отсюда и со всеми рассчитаюсь! Наступает моё время! Сергей развернул лист. С обратной стороны были записаны телефонные номера, один с пометкой «директор», другой – «учительская».

Так, телефоны здесь есть! Осталось только добраться до них! Пойду, ключи поищу. Интересно, где они могут быть? Сергей направился к актовому залу. Дверь оказалась заперта. Сергей плюнул в замочную скважину и направился в спортзал. Спортивный зал был завален спортснарядами и поломанной электроникой. Сергей попробовал поднять штангу. Под ней оказалась аудиокассета без этикеток. Сергей оттолкнул штангу и поднял кассету. Повертев её в руках, он пожал плечами и убрал её в карман. Больше в спортзале ничего интересного не наблюдалось. Сергей забросил в кольцо подвернувшийся под руку мяч и покинул спортзал. Он направился на второй этаж. Из столовой доносился запах свежей выпечки. Не раздумывая, Сергей направился туда. Столовая представляла собой просторное светлое помещение, на две трети заставленное столами и скамейками. Справа от двери находилась стойка и газовые плиты. На стойке стоял горячий чай и свежие, ещё горячие, булки. Сергей поставил подносы с булками и чаем на стол, прихватил из буфета все шоколадные батончики и приступил к трапезе.

 

***

 

Ангелина открыла глаза и приподнялась. Она лежала на полу в вестибюле гимназии номер шесть. На всё здание играла песня «Крейсер Аврора». Ангелина зажгла свечу и осмотрелась.

Это моя школа, я здесь училась! Какой у меня был любимый предмет? Ах да, биология. Может быть, мама ждёт меня в кабинете биологии? Где он был? На четвёртом этаже. Нужно идти туда! Девушка поднялась на ноги и подошла к шкафчику охранника. Стеклянная дверца была заперта. Ангелина разбила её разводным ключом. В шкафчике находились ключи от всех кабинетов, кроме тридцать пятого – кабинета биологии. Ангелина пожала плечами и убрала ключи в карман. После этого она подошла к входной двери и обнаружила, что та заперта.

Не поняла? Что же всё-таки здесь происходит? Да, город проклят! Проклятие висит над Тихогорском не один год. Но почему я? И почему я всё ещё жива? Ведь город убивает тех, кого считает виновными… А я всё ещё жива… Или это просто жестокая игра кошки с мышью? За что? Хватит ныть! Я до сих пор жива, а это главное! Руки-ноги целы? Целы! А синяки и так заживут! Девушка оглушительно чихнула. Похоже, я простыла. Плохо… Но не время болеть! Нужно найти ключ! Ангелина направилась в актовый зал.

 

***

 

Адольф вошёл в кабинет директора и осмотрелся. Кабинет был почти пуст. На опрокинутом столе лежал лист бумаги. Адольф поднял его и прочёл: «Ключ от главной двери в кабинете литературы за картинкой из сказки о животных». Записка была написана детским почерком. Под запиской лежала общая тетрадь в линейку. Адольф открыл её.

«…вчера произошло не… - тетрадь была испачкана кровью, и записи во многих местах стали не читаемы, - Ксения Громова…24.04.2004. Подонков оправдали! Коррупция достигла не бывалых масштабов!... 26.04.2004. Убийцы сгорели в машине… Справедливость всё-таки существует! Камера наблюдения зафиксировала Палача! Это невозможно! Но это происходит! Кто-то или что-то начало вершить правосудие в этом городе!.. 29.04.2004. Все, кто причастен к делу … мертвы – убийцы, продажные судья и прокурор, адвокат, отец одного из преступников, оплативший адвоката и давший взятку суду. Перед каждой казнью, да – казнь – самое подходящее слово. Перед каждой казнью на город опускалась метель. 02.05.2004. … Сегодня снова была метель… …09. …04. В городе погибли все преступники… …теперь это уже не несчастные случаи. Всех казнил… …2004. Метель больше не прекращается. Палач появляется… Нужно бежать из города. Тихогорск проклят. Ксения Громова…» - записи обрывались.

Адольф почесал голову.

Ксения Громова… Наверное девочка, которую я встретил. Палач это тварь в плаще? Глупый вопрос, Ксюша мне уже сказала. О каком правосудии идёт речь? Что-то случилось в городе два года назад. Но что? Кого убили здесь? И какое отношение к этому имеет Ксения? Метель… Да и вся эта чёртова погода. Значит она здесь не просто так… И под её покровом вершится правосудие. Правосудие? А причём здесь я? Я не преступал закон! Или здесь судят не за уголовные преступления?.. Но тогда… Я… Стоп! Если меня вызвали на суд, то я должен быть в чём-то виноват перед Соней, а перед ней я ни в чём не виноват! Всё это похоже на плохой сон… Адольф подошёл к входной двери и обнаружил, что она заперта.

Не было печали… И чья это работа? Кроме Ксении некому. Что ж, за этот день это уже далеко не первая неприятность… Где ключ мне уже известно, поищу кабинет литературы. Да и на четвёртый этаж следовало бы попасть!

«Я был когда-то странной игрушкой безымянной…» - полилась из динамиков песня Чебурашки. Песни ставились одна за другой без перерыва. Адольф уже перестал обращать на них внимание.

Второй этаж был затянут паутиной. Адольф бегло осмотрелся. Дверь столовой была открыта. Адольф вошёл внутрь. Сидевший за столом толстый парень не заметил его и продолжал громко чавкая есть булки.

- Ты кто такой? – Адольф подошёл к нему.

- А?! Что?! – толстяк подскочил, закашлял подавившись и упал на пол.

- Что слушал. Ты что здесь делаешь? Адольф присел на скамейку.

- Не твоё собачье дело! Прикинься рыбой и плыви отсюда!

- Ты мне не груби. Как ты попал в Тихогорск?

- А ты кто такой?

- Адольф. Адольф Орлов.

- Сергей Синицын. Ты спрашиваешь, что здесь делаю я. А сам-то ты здесь что делаешь?

- Приехал по делам. Ты не ответил на мой вопрос.

- Ты… Что позвало тебя… Ты и сам не знаешь, что? – промямлил в ответ Сергей.

- Пожалуй ты прав. Ты видел здесь девочку лет двенадцати?

- Видел. Это она привела меня сюда.

- Где она сейчас?

- Не знаю. Да и какая мне разница?

- Что значит какая?! Ты сам видел, что творится в городе!

- А почему я должен беспокоиться за всех подряд? Она сама меня бросила, когда мы пришли в школу!

- Возможно, ты прав. – Адольф направился к запасному выходу из столовой, уже в дверях он в шутку бросил Сергею, - А столько сладкого вредно.

Сергей выхватил пистолет и прицелился Адольфу в спину.

Из динамиков вновь полилась музыка Баха.

Адольф замер. Сергей спустил курок. Адольф закричал и осел на пол. Послышался шум падающего тела. Дверь захлопнулась.

- Ты доволен? – послышалось ниоткуда.

- Вроде того. – Сергей поднял пистолет. Ответом ему стала песня: «В траве сидел кузнечик…»

 

***

 

Свеча слабо освещала пространство. Темнота сгущалась, подобно киселю. Воздух был спёртым. Пол был чистым, но холодным. Тишину нарушала лишь песенка мамонтёнка. Ангелина не могла слушать её без слёз. Уж очень напоминала она этого самого мамонтёнка. «Пусть мама услышит! Пусть мама придёт! Пусть мама меня непременно найдёт! Ведь так не бывает на свете, Чтоб были потеряны дети!». Девушка не выдержала и разрыдалась. Не переставая плакать, она вошла в актовый зал. В зале было светлее. Ангелина обратила внимание на лежавшие на сцене костюмы. Обклеенное перьями платье, крылья, голубая рубашка с огромными заплатами, мантия и корона, помело, старый залатанный халат, папаха, камуфляжный костюм, обвешанный значками, обычное платье, платье с короной, чёрный плащ и топор. Перед каждым костюмом лежала табличка с надписью – перед первым – «Маруся», перед вторым – «Федот», перед третьим – «Царь», перед четвёртым – «Баба Яга», перед пятым – «Генерал», перед шестым – «Нянька», перед седьмым – «Принцесса», перед восьмым – «Палач». В центре сцены стоял трон, в левом углу – стол и скамья, в правом – ёлка. Перед сценой лежал плакат: «Сказ про Федота-Стрельца – удалого молодца». Рядом с плакатом лежало несколько листов бумаги формата А4. Ангелина подняла их. Это был сценарий пьесы. «Сказ про Федота-Стрельца – удалого молодца». Ангелина пробежала текст глазами. Окончание показалось ей странным: «

Царь: Пощади меня, стрелец. Я мерзавец, я подлец. Я сошлю себя в Воронеж, я сошлю себя в Елец. Только не на Магадан – это мне не по годам. Я пока туда доеду, опасаюсь, дуба дам.

Генерал: Сознаю свою вину, меру, степень, глубину. И прошу меня отправить на текущую войну. Нет войны я всё приму: ссылку, каторгу, тюрьму. Но желательно в июле и желательно в Крыму.

Баба-Яга: А куды ж меня вдову? Разве только что в Хиву: я и так уж на отшибе дальше некуда живу. Мне для отдыха души подошли бы Тетюши: тама в смысле медицины травы больно хороши.

Федот: Мы сдадим вас Палачу. Даже через не хочу. А Палач уж разберётся, как кого и почему!

Появляется Палач, взмахивает топором. Царь, Генерал и Баба-Яга уходят. Палач следует за ними.»

Ангелина задумалась: Там ведь было по-другому. «Мы посадим вас в бадью…». Палач это та тварь в плаще… Согласно этому сценарию, Палач забрал злодеев. Тогда почему он напал на меня? Чем я провинилась? И почему вместо топора у него скальпель? Она подошла к костюму Палача. Лежавшая рядом с плащом перчатка развернулась. В ней лежал ключ с пометкой «Биология – 35».

Что это значит? Это ведь не случайность. Ладно, пойду в кабинет биологии. Будь, что будет! Девушка направилась на четвёртый этаж.

Заиграла песня «Лесной Олень».

 

***

 

Адольф открыл глаза и попытался встать. Всё тело пронзила невыносимая боль, и Адольф дико заорал. Крик потонул в песне «По секрету всему свету». Пуля Сергея прошила Адольфу левую руку, перебив плечевую кость. А при падении с лестницы Адольф вывихнул правую ногу. Он с трудом выполз из-под лестницы на середину зала. Забравшись на валявшийся на полу мат, Адольф проверил на месте ли пистолет. «ПМ» был в кобуре. Адольф усмехнулся: теперь от оружия не было никакого проку. Он не мог покинуть школу, не говоря уже о возможности выбраться из города. Проще было застрелиться. Адольф достал пистолет и приставил его к виску. Перед мысленным взором пронеслась вся его никчёмная, как ему вдруг показалось, жизнь. Вдруг он осознал, что боится умирать. Пальцы разжались, и пистолет с глухим стуком упал на пол.

Ну вот и всё. Я беспомощен. Самому мне уже не выбраться. Если Палач или тот ублюдок найдут меня сейчас, то мне конец. Хотя мне и так конец… До чего глупо… Соня, где ты? Где? Сейчас, когда ты нужна мне как никогда, где ты? Тебя здесь нет… Да и не было. Ты всего лишь приманка. Только так можно было заманить меня сюда! Почему я не понял этого раньше? Теперь уже поздно… Что мне делать?! Адольф закрыл лицо руками.

 

***

 

Ангелина поднялась на четвёртый этаж и направилась к кабинету номер тридцать пять. Замок был закрыт на один оборот. Ангелина вошла в кабинет и села за свою парту. Внутренняя обстановка кабинета ни капли не изменилась. Даже цветы не завяли. Стоявший на окне эххарис цвёл. На доске висела схема нервной системы. В углу возле окна стоял скелет. Ангелина подошла к нему. В руке скелета была маленькая коробочка. Ангелина протянула руку и коробочка выпала ей в ладонь. Девушка открыла её. В коробочке лежало два кольца. Внутри одного из них было выгравировано: «Адольф». Внутри другого – «Софья». Ангелина убрала коробочку в сумочку.

Вдруг дверь открылась, и в кабинет вошла девочка лет двенадцати.

- Полей цветы, раз уж пришёл! – произнесла она.

- Кто ты?.. – Ангелина недоумённо посмотрела на неё.

- Ксения. А ты кто?

- Ангелина…

- А где твои крылья? – Ксения наполнила водой лейку.

- Крылья?

- Ну ты же ангел?

- Не понимаю, - честно призналась Ангелина.

- Какая ты еще глупая… - не по-детски серьёзно произнесла Ксения, - А цветы всё-таки полей, а то засохнут! – уже с задорной улыбкой произнесла девочка и протянула Ангелине лейку. Та машинально взяла лейку из рук Ксении. Девочка недвусмысленно посмотрела на неё. Ангелина отвернулась, чтобы полить эххарис и услышала хлопок двери. Девочка ушла. Ангелина опустила руки. Что-то сползло в носик лейки. Девушка перевернула лейку и потрясла её. На пол выпал ключ с биркой «Спортзал».

Кто эта девочка? Где-то я уже слышала это имя. А это не она связана с проклятием города. Вроде с ним связана какая-то девочка? Сейчас не до этого! Что ж, придётся идти в спортзал. Ангелина вышла из кабинета биологии.

 

***

 

Сергей заткнул пистолет за пояс и вышел из столовой. Он решил осмотреть кабинеты на втором этаже. Все они оказались закрыты, только дверь библиотеки со скрипом открылась. Сергей вошёл внутрь и осмотрелся. На полках стояли книги, на столике библиотекаря стояли ящички с ученическими карточками. Сергей бросил на книжные полки полный скуки взгляд. Он не любил читать и не прочёл и половины литературы, положенной по школьной программе. Не заметив ничего, что было бы достойно внимания, он направился к выходу. Вдруг послышался какой-то шум. Сергей обернулся. Книги, стоявшие на верхней полке центрального шкафа, упали на пол. В стене за ними оказалась дыра. Сергей несмело запустил в неё руку. Внутри оказался ключ с биркой «Актовый зал». Сергей сунул его в карман и направился на первый этаж. Выходя на лестницу, он бросил взгляд наверх. Лестница была забаррикадирована, пройти на третий этаж было невозможно. Пожав плечами, Сергей спустился на первый этаж и подошёл ко второй лестнице. Лестница обвалилась, начиная с третьего этажа.

Либо ключ где-то на этих двух этажах, либо придётся искать другой выход, ребятки. Вдруг послышалось шлёпанье босых ног. Из темноты вышла рыжая девушка со свечой. Сергей выхватил пистолет и произнёс:

- У тебя есть ключ? Если есть отдай его мне!

- Какой ключ? – девушка испуганно смотрела на него, пытаясь что-то нашарить в сумочке.

- Что значит какой? – Сергей подошёл к ней вплотную, не убирая пистолет.

- Нет…

- Не пытайся меня обмануть!

- Но у меня действительно нет ключа.

- Правда что ли? – Сергей усмехнулся. Вдруг в другом конце коридора послышались тяжёлые шаги. Сергей повернулся на звук. Девушка в мгновение ока выхватила из сумочки разводной ключ и с размаху опустила его ему на голову. Свет померк в глазах Сергея. Когда он пришёл в себя, девушки уже не было. Сергей поднялся на ноги и выругался. Вот ведь ведьма, ребятки! Попадётся мне ещё раз, я ей пулю вкачу без разговоров. Стерва! Сергей быстро зашагал к актовому залу. Актовый зал был пуст. На сцене стоял магнитофон. Сергей достал кассету и направился к нему.

 

***

 

Ангелина спустилась на первый этаж и подошла к спортзалу. Ключ легко повернулся в замке, и дверь бесшумно открылась. Ангелина прошла мимо раздевалок и вошла в зал. Из огромных окон в спортзал проникало достаточно света, и девушка задула свечу. На мате в середине зала лежал мужчина в кожаном плаще. Ангелина узнала в нём Орлова. Теперь она могла как следует рассмотреть его. На лбу у Адольфа красовалась здоровенная шишка, левая рука была изогнута под неестественным углом, правая нога была неестественно вывернута. Глаза Адольфа были закрыты, его лицо было искажено гримасой боли. Ангелина замерла в нерешительности. Ничто не мешало ей уйти, но почему-то она не сделала этого. Вместо этого она подошла к Адольфу и присела рядом с ним. Её пробил озноб, и она раскашлялась. Адольф застонал и открыл глаза.

- Привет… - тяжело произнёс он и попытался улыбнуться. – Упал с лестницы. Помоги мне… - Адольф попытался приподняться, но не смог и судорожно сжал зубы. Ангелина заметила, что из раны на левой руке Адольфа течёт кровь. Вдруг она осознала, что впервые за эти три года она не испытывает к мужчине враждебности, это испугало её.

- Нужно остановить кровотечение! – произнесла она и поднялась на ноги, осматривая спортзал. На окне лежали ленты для художественной гимнастики. Ангелина взяла их и перевязала руку Адольфа. Кровь остановилась.

- Рука, похоже, сломана, - обратилась Ангелина к Адольфу, но оказалось, что он снова потерял сознание. Она покачала головой и пошла искать палку: нужно было зафиксировать сломанную руку. Адольф пришёл в себя только тогда, когда она окончила накладывать импровизированную шину.

- Спасибо… - он нашёл в себе силы, чтобы присесть.

- Ты не просто упал с лестницы, кто стрелял в тебя?

- Сергей. Толстый такой. Я пошутил, а он - стрелять.

- Ты потерял много крови, лучше приляг.

- Некогда. Помоги мне встать.

- Думаешь с такой ногой ты далеко уйдёшь? – Ангелина кивнула на его отёкшую правую ногу, - Не хочу тебя огорчать, но так ты не сделаешь и шага.

- Сам знаю...

- Подожди, я что-нибудь поищу! – Ангелина направилась в хранилище инвентаря.

Что я делаю? Зачем я ему помогаю? Зачем? Не знаю… Он не похож на врага, слишком уж беспомощен. Хорошо, я помогу ему, но если он вздумает распускать руки… Она зажгла свечу и окинула хранилище внимательным взглядом. Полки обвалились, и спортивные снаряды были разбросаны по всему полу. Под лыжами валялись костыли, один из них был сломан. Ангелина вытащила его и вернулась к Адольфу.

- Держи, вставай и пошли за мной! – скомандовала она. Она не собиралась церемониться с этим калекой. Адольф с трудом поднялся и неуклюже заковылял за ней.

Из динамиков полилась песня «Улыбка».

- Ты знаешь, где ключ от входной двери? – Ангелина помогла Адольфу миновать лестницу.

- Знаю, ключ в кабинете литературы под картинкой к сказке о животных. Ты знаешь, где кабинет литературы?

- Знаю. Кабинет номер двадцать четыре на третьем этаже.

- Поможешь мне подняться?

 

***

 

Сергей включил магнитофон и вставил в кассету.

«

- Ну, вот и всё! Я же говорил, что всё утрясётся!

- Считаешь, что всё кончилось?

- Думаешь нет? Ты же сам слышал – недостаточно улик!

- Колян прав, всё прекрасно.

- Не, братва, не поняли вы… На душе погано…

- Ты про чо?

- Да нехорошо всё это. Ей бы ещё жить да жить. Всё ведь впереди было…

- Девчонка сама сказала, что пойдёт в ментовку! У нас выбора не было! Не корчи из себя святого! Ты же и сам…

- Заткнись!

- Расслабьтесь, братва, давайте лучше пивка попьём!

- Поехали!

- Что за?!.

- Не-е-ет!!!» - Послышался грохот взрыва. Потом удаляющиеся тяжёлые шаги и скрежет металла. Запись окончилась. Остальная плёнка была пуста. Сергей ещё раз прослушал разговор троих парней, потом выключил магнитофон и задумался: Что-то я не понял. О чём они базарили-то? Похоже, что они кого-то убили, потом отвертелись от суда, а после этого взорвались в машине. И эти шаги… Это было оно – существо в плаще! Эти шаги я узнаю везде! Выходит, это оно убило их? Выходит… К чёрту! Меня оно не убьёт! Сергей пнул магнитофон. Тот упал на пол и разбился. В отсеке для батареек оказался ключ с биркой «директор».

А вот и ключик! Теперь дело в шляпе, ребятки! Стоп, а куда я звонить-то собрался? Попробую вызвать такси! Сергей побежал к кабинету директора.

 

***

 

Ангелина открыла кабинет литературы, подержала дверь, чтобы Адольф смог пройти, и вошла внутрь. Кабинет выглядел совсем новым. Со стен на Ангелину и Адольфа взирали великие русские писатели. Ангелине их взгляд показался осуждающим, а Адольфу презрительным. Оба поспешили отвести взгляд от стен.

На школьной доске были приколоты детские рисунки, посвящённые сюжетам различных сказок. Здесь были и сказки Шарля Перо, и сказки Александра Сергеевича Пушкина, и сказки Вильгельма и Якоба Гримм, и «Конёк горбунок», и даже сказки Ганса Христиана Андерсена. В центре были размещены рисунки, посвящённые русским народным сказкам. Бегло осмотрев их, Адольф сосредоточил свой взгляд на рисунке, посвящённом сказке «Гуси-лебеди».

- Нашла! – Ангелина указала Адольфу на рисунок, посвящённый сказке «Лисичка-сестричка и волк».

- И какой из них? – Адольф тяжело опустился на учительский стул.

- Снимем оба и посмотрим? – Ангелина пожала плечами и протянула руку.

- Стой! Я здесь уже такого насмотрелся, что боюсь.

- Боишься? – Ангелина посмотрела на него с недоверием и насмешкой.

- Да, боюсь. Боюсь, что если мы снимем не тот рисунок, то случится что-нибудь.

- Пожалуй, ты прав. Но действительно, какой?

- Давай порассуждаем. Ты, когда была маленькая, какие сказки любила?

- Сказки Волкова.

- Знаю, читал. Пожалуй, нам только Тотошки не хватает. Ты-то Элли, а кто я?

- Урфин Джюс! – с какой-то неприязнью произнесла Ангелина.

- Даже так? – Адольф глупо улыбнулся, - Давай не будем ссориться. Мне нужна твоя помощь. Вряд ли тебе нужна моя, но всё-таки именно я сообщил тебе, где ключ. Не отрицай.

- Ты, кажется, не читал последних двух книг. Если выберемся, то обязательно прочти. «Гуси-лебеди», погоди, припоминаю. Там родители уехали, оставили детей дома одних. Дети пошли во двор поиграть, прилетели гуси-лебеди и украли брата. А сестра побежала его искать.

- Ага, вспомнил. Потащили его к Бабе-Яге. Не подходит! А про волка и лису я только анекдот знаю:

«Сидит лиса, ест рыбу. Мимо идёт волк.

- Ух ты, рыжая, сколько рыбы у тебя, дай попробовать!

- Самый умный? Вот налови да и ешь.

- А я не умею…

- Так и я не умела, научилась! Пошла на реку, опустила хвост в прорубь, рыба так и цепляется! Хочешь попробовать?

- Хочу! – сказал волк и оторвал лисе хвост».

Ангелина рассмеялась.

- Забавно! – она перестала испытывать к Адольфу неприязнь и страх, они уступили место жалости, - Только там было по-другому.

- Там тоже была Баба-Яга?

- Нет, но взгляни на рисунок повнимательнее.

На рисунке был изображён волк, сидевший, опустив хвост в прорубь, чуть поодаль стояла лиса, а на заднем плане была изображена деревня.

- Эти детали неважны. Была – не была! – Адольф сорвал рисунок с доски. В углублении под ним находился ключ.

- Пошли! – Ангелина убрала ключ в карман, и они направились к выходу. Вдруг все рисунки вспыхнули и сгорели зелёным пламенем в считанные мгновения. Адольф чуть не упал, Ангелина едва успела его поддержать.

- Вот про это я и говорил! – громким шёпотом произнёс Адольф.

- Мне кажется, что ничего плохого не произошло. Хватит бездельничать! – Ангелина подтолкнула его к выходу.

Заиграла песня «Друг».

На первый этаж они спустились достаточно быстро. Из школы они вышли вместе.

 

***

 

Сергей вбежал в кабинет директора. На столе стоял новенький телефон. Сергей сорвал трубку. Послышался гудок. Сергей расслабился и опустился в кресло.

Отлично, ребятки! Я спасён! Теперь нужен только телефонный справочник! Сергей открыл ящик стола. Там лежали несколько тысячерублёвых купюр и телефонный справочник Тихогорского района. Сергей выбрал таксопарк «Стикс» и позвонил.

- Таксопарк «Стикс», - ответили на другом конце провода.

- Пришлите машину к школе!

- Уточните адрес.

- Не могу.

- Направляйтесь в больницу.

- В какую?

- В Тихогорскую городскую больницу номер один. Истринское шоссе дом три. Машину пришлём через два часа.

- Спасибо! – Сергей бросился к выходу из школы и покинул здание. Если бы он так не спешил, то заметил бы, что шнур телефона обрезан.

 

 

 

8. Взгляд назад.

 

В Тихогорской городской больнице номер один было почти пусто. Олег сидел напротив кабинета главного врача. Его взгляд выражал тревогу. Дверь кабинета открылась.

- Входите, - спокойным голосом произнёс Максим Максимович Серебрянкин.

- Доктор, так это правда? – Олег вошёл в кабинет и сел напротив главврача.

- Диагноз? Увы, да.

- Она… она поправится? – в глазах Олега теплилась надежда.

- Нет. Диагноз поставлен слишком поздно. На этой стадии болезнь не поддастся ни терапевтическому лечению, ни хирургическому вмешательству. Можно продлить её жизнь, но болезнь неизлечима. Мне жаль.

- Но это… Это значит, что Аня умрёт? Как же так?! Почему вы ничего не делаете? Вы же врач! Это же ваша работа – лечить людей! Как вы можете позволить ей умереть? – Олег вскочил.

- Успокойтесь. Я прекрасно понимаю вас. Но, повторяю, на этой стадии выздоровление невозможно. Вам придётся смириться с этим. Мы можем положить вашу супругу в блок интенсивной терапии, но это только продлит её жизнь. Медицина бессильна. Решайте.

- Сколько… Сколько ей осталось?

- Не могу сказать точно. От шести месяцев до года. Если провести терапию, то до трёх лет.

- Прощайте! – Олег вышел из кабинета, не глядя на врача.

Вечером того же дня Щукины уехали в Москву.

 

***

 

В травматологическое отделение Тихогорской городской больницы номер один доставили военного. Он поскользнулся на ступеньках перехода и получил рваную рану на затылке и вывих бедра правой ноги. Когда его доставили, главврач произнёс:

- Этим я займусь лично, а то уже неделю одни бумаги. Так и сноровку недолго растерять.

Сначала военному вправили вывих, а потом главврач принялся зашивать ему голову.

- Максим Максимович Серебрянкин, главный врач этой больницы, травматолог. – представился он.

- Адольф Алексеевич Орлов, капитан внутренних войск.

- Адольф, благородный волк. Ваше имя переводится с немецкого именно так. Всегда уважал военных. Надеюсь, вы соответствуете своему имени.

- Стараюсь.

- И как служба?

- Идёт.

- Вы участвовали в каких-нибудь военных конфликтах?

- Да. На Северном Кавказе. Получил героя за атаку, в которой уцелел я один. Должен сказать – война отвратительное явление.

- Соглашусь с вами. А как вам удалось уцелеть?

- Долгая история. – Адольф как-то замялся.

- Если не хотите, можете не рассказывать. Ну что ж, моя работа окончена, вы свободны.

 

***

 

В приёмное отделение Тихогорской городской больницы номер один вошла рыжеволосая девушка лет пятнадцати. Она растерянно осмотрелась. До этого ей не приходилось никого навещать в больнице. Отец не одобрил бы её визита сюда. В последнее время он стал каким-то странным и всё больше пил. Но к кому ей обратиться?

- Пришли кого-то навестить? – к ней подошёл высокий брюнет с карими глазами. Судя по белому халату, это был врач.

- Да… - Ангелина вздрогнула.

- Вы здесь в первый раз?

- Да.

- Вам не нравятся больницы?

- Вообще-то да… - Ангелина смутилась.

- Не беспокойтесь, вы не обидели меня. К кому вы пришли.

- К Алле Сергеевне Ростовой.

- Вы её дочь?

- Да.

- Сейчас я уточню, в каком отделении она лежит. Кстати, меня зовут Максим Максимович.

- Ангелина.

- Подождите здесь. – Максим Максимович подошёл к стойке регистратуры. Бедная девочка. Её мама лежит в реанимации. И шансов на выздоровление у неё почти нет. Инфаркт. Но не говорить же об этом ребёнку! Серебрянкин о что-то спросил и вернулся к Ангелине, - Боюсь, я вас огорчу, но сейчас в отделении, в котором лежит ваша мама карантин.

- Что? – Ангелина растеряно посмотрела на Серебрянкина.

- Не волнуйтесь, ничего страшного, просто ближайшие две недели отделение будет закрыто для посетителей.

- И никак…

- К сожалению. Мне очень жаль.

- Спасибо. До свидания. – Ангелина медленно направилась к выходу, повесив голову. Серебрянкин молча покачал головой.

 

***

 

Сергей прихлопнул комара, севшего ему на руку. Комар не успел укусить его. Сергей довольно улыбнулся. Хоть кого-то ему удалось достать. Эх, раздавить бы так же остальных, кто смеет смеяться над ним. Как же всё-таки не справедливо всё устроено. Почему всякие ублюдки так любят придираться к тем, кто не соответствует их представлениям о норме? Почему, ребятки? Вернее нет, придираются к тем, кто не может за себя постоять. Нужно что-то менять! Вот только что?

 

 

 

 

9. Большая прогулка.

 

Олег вышел на мост и обернулся. Тяжёлые шаги стихли. Олег несколько минут тщетно всматривался в метель, пытаясь понять, откуда доносился этот звук. Наконец, убедившись, что он на мосту один, Олег направился на другой берег реки. Дойдя до середины, он обнаружил, что мост разрушен. На краю моста стоял разбитый микроавтобус «УАЗ». Задние двери отсутствовали. Олег запрыгнул внутрь. На ободранных сидениях лежали два полных патронташа и охотничья двустволка двенадцатого калибра. Олег нацепил патронташи и поднял ружьё. Оба ствола были заряжены. Микроавтобус зашевелился и пополз вперёд. Олег повесил ружьё на плечо и выпрыгнул из салона. «УАЗ» рухнул в реку. На лице Олега возникла насмешка.

Что, не получилось? Смех смехом, но почему этот «УАЗ» упал? Случайность? Или нет?.. Боюсь, что не случайность… В этом городе явно ничего не происходит случайно… Не буду морочить голову. Нужно перебраться на тот берег. Мост в этом районе только один. Один… Плохо. Куда теперь? Куда? Что мне делать? Бросить всё и уехать? Нет! Я не могу уехать! Не могу! Я не покину этот город, пока не найду Аню! Олег зашагал обратно к берегу.

- Куда идёшь? – послышался детский голос.

- Сам не знаю… - машинально отозвался Олег.

- Олег Александрович, не так ли? – его догнала девочка лет двенадцати, одетая в школьную форму. Явно не по сезону.

- Да… - удивлённо ответил Олег, - А как зовут тебя.

- Ксюша.

- Откуда ты знаешь меня, Ксюша?

- Какое это имеет значение? Ты ищешь Анну?

- Да… Откуда ты это знаешь? – Олег схватил Ксению за руку. - Откуда ты знаешь Аню?

- Слишком много вопросов! – Ксения выскользнула из рук Олега и побежала прочь, - Ты всё равно не любил её!

- Стой! – Олег кинулся за ней, но споткнулся и упал. Поднявшись, он побежал на звуки шагов. Он бежал, не глядя по сторонам, и поэтому незаметно для себя он оказался на Истринском шоссе. Метель немного улеглась, и Олег увидел, как Ксения вбежала в Тихогорскую городскую больницу номер один. Он последовал за ней.

 

***

 

Сергей выскочил из школы и припустил в сторону шоссе. На улице Есенина он упёрся в заграждение, перекрывавшее проход. В заграждении была дверь. Сергей дёрнул её на себя, и она со скрипом отворилась. До Тихогорской городской больницы номер один Сергей добежал на одном дыхании. Подбежав к дверям, он поскользнулся и с трудом сохранил равновесие. Только теперь он понял, как он запыхался. Он хватал ртом воздух, пытаясь отдышаться. Ему казалось, что он вот-вот выплюнет свои лёгкие. Наконец дыхание и пульс пришли в норму. Сергей открыл дверь и вошёл внутрь.

 

***

 

Адольф и Ангелина шли молча, не глядя друг на друга. Ангелина всё ёще испытывала недоверие к Адольфу, и Адольф чувствовал это. Он бы с удовольствием покинул её и выбрался бы из города сам, но полученные им в школе травмы делали это невозможным. Адольф чувствовал свою беспомощность и поэтому боялся остаться один. Присутствие Ангелины успокаивало его. Ангелина чувствовала страх Адольфа, но ей казалось, что он боится её. Ощущение того, что мужчина боится её, успокаивало Ангелину и гасило враждебность. Ей было приятно, что Адольф боится её. Теперь она уже ясно чувствовала, что у неё жар. Её ноги начали неметь от холода, но она не подавала виду.

- Нам нужно идти в больницу! – скомандовала девушка.

- Как скажешь, - Адольф опёрся на спинку лавки, стоявшей возле тротуара, и перевёл дух. Боль в ноге усилилась.

- Что с тобой? – Ангелина посмотрела на него с неподдельным участием.

- Нога… - Адольф судорожно сжал зубы.

- Дай посмотрю, - Ангелина присела, осмотрела его ногу и покачала головой, - Сильный отёк. Твоей ноге нужен покой.

- Покой нам только снится! – плаксиво пробурчал Адольф, - Идём! – ему стало противно.

- Как пожелаешь.

Они вышли на улицу Есенина и направились в сторону Тургеневского шоссе.

Я противен ей! Она смеётся надо мной! Но я ничего не могу с этим поделать. Без неё я пропал! Как всё это глупо! Придётся теперь не из города драпать, а в больницу с ней вместе переться! А всё потому что сам я из города не выберусь! Я жалок! Жалок!

Похоже, он боится меня! Мужчина, самец! А боится! Его можно не опасаться. Он не причинит мне вреда. И от меня он никуда не денется! Это превосходно! Просто превосходно! Если что он послужит приманкой для Палача. Значит, стоит быть с ним поласковее. В конце концов, ему и так досталось. Даже странно, никогда бы не подумала, что смогу быть ласкова с мужчиной! Впрочем, он инвалид, а за инвалидами полагается ухаживать.

Вскоре они подошли к заграждению, перекрывавшему улицу Есенина. В нём была дверь. Ангелина толкнула её. Дверь с недовольным скрипом открылась. До Тургеневского шоссе Ангелина и Адольф шли молча. Когда они направились к Тихогорской городской больнице, Адольф не выдержал.

- А что мы искать в больнице-то будем? – он исподлобья посмотрел на Ангелину.

- Мою маму. И не смотри на меня так, а то я тебе лицо дополнительно подкорректирую!

- Извини. А почему ты считаешь, что твоя мама в больнице?

- Она легла в больницу за год до того, как мы с отцом уехали из Тихогорска.

- Это она позвала тебя в этот город?

- Да… - Ангелина удивлённо посмотрела на Адольфа, - А откуда ты знаешь?

- Ниоткуда. Всех нас пригласили сюда дорогие нам люди. По крайней мере, меня, тебя и Олега. Вот только кто позвал сюда Сергея? Меня позвала невеста, тебя – мама, Олега – его умершая жена. Я не нашёл Соню, он вряд ли найдёт свою супругу…

- Хочешь сказать, я не найду здесь маму? – Ангелина запустила руку в сумочку и нащупала разводной ключ.

- Не берусь утверждать. У меня складывается впечатление, что нас сюда пригласили отнюдь не те, кого мы здесь ищем. Кто-то сыграл на наших чувствах.

- Всё равно! Я должна лично убедиться, что всё это ложь!

- Как скажешь.

Когда из метели выплыла величественная громада больницы, Ангелину передёрнуло. Адольф заметил это.

- Не любишь больницы?

- Терпеть не могу! – призналась девушка.

- Если бы не травма, я мог бы осмотреть больницу сам.

- Спасибо. Не обижайся, но я предпочту сделать это лично. Пойдёшь со мной?

- Если я для тебя не обуза, то никаких проблем.

- Ну, пошли! – Ангелина распахнула перед Адольфом двери.

 

 

 

10. Взгляд назад.

 

Олег молча выслушал приговор врача больницы имени Боткина. Анну положили в блок интенсивной терапии и начали лечение. Но фактически Олегу повторили то, что он уже слышал от доктора Серебрянкина: выздоровление Анны было исключено. С помощью терапии можно было только задержать смерть. Всё, что мог сделать Олег, это оплатить консультации лучших специалистов и добиться того, чтобы жену поместили в отдельную палату. Когда диагноз и прогноз Серебрянкина подтвердились, внутри Олега словно что-то переломилось. Ему не хотелось верить в то, что Анна умрёт.

 

***

 

Адольф и Софья прогуливались по территории музея-усадьбы Архангельское. Они прошли вдоль Москвы-реки и свернули в лес. В лесу они некоторое время шли молча, слушая пение птиц. Вдруг Адольф остановился и произнёс:

- Согласись – здесь не хуже, чем в Тихогорске.

- Ты прав, но в Тихогорске как-то уютнее.

- Соня, выходи за меня замуж! – Адольф протянул ей маленькую коробочку.

- Адольф… - Соня покраснела – предложение Адольфа оказалось для неё неожиданным – и взяла коробочку. В ней лежали два обручальных кольца. Внутри одного из них было выгравировано: «Адольф», внутри другого: «Софья».

- Что ты ответишь? – Адольф замер не дыша.

- Мне нужно подумать, - Софья направилась обратно к реке.

Адольф так и остался стоять на лесной дорожке.

 

***

 

Ангелина вошла в свою квартиру. Отец уже ждал её.

- Собирайся, мы уезжаем! – скомандовал он.

- Куда?

- В Москву. Поторопись.

- А почему мы уезжаем?

- Потому что так надо! Шестнадцать лет уже! Не задавай глупых вопросов!

- А мама? Она поедет с нами?

- Нет. Она очень больна. Поэтому она останется в больнице.

- Я не хочу уезжать!

- Вот ещё что! – Николай Ростов ударил кулаком по столу, и на пол упала пустая водочная бутылка, - Чтоб через пять минут была готова! – он достал из холодильника ещё одну.

- Уже бегу! – Ангелина прошла в свою комнату. Хотелось лечь на кровать и заплакать, но плакать было некогда. Ангелина собралась и вместе с отцом вышла из квартиры.

 

***

 

Сергей Синицын быстро шёл по улице. Он забрёл в район, в котором жил один из его недругов, и теперь стремился побыстрее выбраться оттуда. Вдруг сзади послышалось:

- Слышь ты! Кусок дерьма! Это чистый район, отбросам общества здесь не место! Чтоб больше я тебя здесь не видел!

- Братва, эта жирная задница – просто мусор, так и отправим его в помойку!

Пятеро молодчиков налетели на Сергея и запихнули его в мусорный контейнер.

- Запомни, отброс, ты – просто никчёмный кусок дерьма! Вонючего дерьма! Не попадайся мне больше!

Пятеро ушли, а Сергей выбрался из мусорного бака. Внутри у него клокотало.

Козлы! Уроды! Думаете, что крутые?! Вы мне за это ещё ответите! - он пнул консервную банку. Послышался собачий лай. Сергей обернулся и увидел дворняжку – помесь таксы с русским спаниелем.

- Ещё ты тут! – Сергей схватил палку и принялся избивать дворнягу. Он бил не останавливаясь, пока не сломалась палка.

Собака к этому времени давно уже не дышала.

Так, хоть кто-то получил за то, что открыл рот. Жаль нельзя так же и всех этих подонков! Сергей бросился наутёк.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

11. Окончательный диагноз.

Олег вслушивался в тишину коридоров. Девочка словно испарилась. Не было слышно абсолютно ни звука. Тьма мягко обволакивала всё вокруг. Олег включил фонарь. Он стоял напротив гардероба. Он почесал голову.

И куда подевалась эта девчонка? Откуда она знает Аню? И почему она считает, что я не любил Аню? Вопросы, вопросы, вопросы… И никаких ответов… Фигня какая-то! Ладно, обыщу больницу, авось найду кого-нибудь. Аню или Ксению. Вперёд! Олег направился к лифтам. Вход в подвал был закрыт.

Наверное, здесь она и прячется! А раз так, то поищу ключ.

Олег направился в приёмное отделение. Все кабинеты были заперты. Олег поднялся на второй этаж. Теперь он оказался в отделении неврологии. Осмотр этажа Олег решил начать с палат.

***

Сергей прошёл в приёмное отделение и сел на скамейку. Теперь ему оставалось только ждать. Глаза его закрылись, и он уснул.

***

Адольф и Ангелина вошли в больницу через приёмное отделение. Ангелина попрыгала на месте, чтобы отогреть ступни. Каждый прыжок отдавался дикой головной болью. Адольф сделал несколько шагов и без сил опустился на скамейку. Костыль выпал из его рук. Ангелина покачала головой и прошла дальше по коридору. Возле регистратуры стояло инвалидное кресло. Она подвезла его к Адольфу.

- Садись, - она помогла ему перебраться в кресло, - Ты как?

- Живой, пока… - простонал Адольф, - Придётся поискать обезболивающее, иначе я отключусь.

- Уверен? Тебе действительно так больно?

- Ладно, потерплю. Бывало и похуже.

- Нет, я серьёзно. Выглядишь ты, честно говоря, не очень.

- Нет, всё нормально, поехали! – неожиданно сердито произнёс Адольф и поехал вперёд, вращая обод колеса здоровой рукой.

- То бьёшь на жалость, то, стоит тебя пожалеть, прикидываешься крутым! Все вы одинаковы.

- Ангелина, я…

- Не оправдывайся. Знаю я, что стыдно тебе мою помощь принимать. Но придётся! – она взялась за ручки каталки.

- Как скажешь…

Ангелина направилась к регистратуре. На стойке лежал лист бумаги с таблицей. В таблице были в алфавитном порядке перечислены пациенты с указанием отделений, этажей и палат. Девушка пробежала лист внимательным взглядом и остановилась на графе: «Ростова Алла Сергеевна. Кардиологическое отделение. Седьмой этаж. Палата№7-6».

- Нам нужно на седьмой этаж! – Ангелина поспешила к лестнице.

- Похоже, тебе придётся идти одной, - печально произнёс Адольф.

- Мда… Как-то я не подумала…

- Ничего. Я подожду здесь. Только не бросай меня.

- Не брошу! – сердито отрезала Ангелина и вышла на лестницу. Вход на седьмой этаж оказался заколочен.

И что теперь? Мама, ты действительно здесь? Если да, то как мне попасть сюда? Должна же быть ещё хотя бы одна лестница? Спрошу у Адольфа! девушка побежала вниз по лестнице.

***

Сергей проснулся от автомобильного гудка. Он вскочил и побежал к двери. Дверь оказалась заперта. Послышался ещё один гудок. Потом с улицы донеслась мелодия похоронного марша. Когда она доиграла, всё стихло. Сергей не мог сказать, уехала ли машина, которая сигналила. Он не мог сказать, была ли машина вообще.

Вот чёрт! Какая сволочь заперла меня здесь, а ребятки? Сергей достал пистолет. Я убью этого шутника! Где могут быть ключи? Придётся обшарить всё здание. Здесь двенадцать этажей. Начну с первого. Но всё-таки, кто запер дверь? Я здесь не один? Выясню! Сергей убрал пистолет и пошёл к регистратуре. На стойке лежала медицинская карта. Обложка была чем-то заляпана. Сергей заглянул в неё. Это была медицинская карта какой-то школьницы. Сергей небрежно пролистал её. Ничего особенного: перенесённые заболевания, анализы, назначения. Последней записью было: «Причина смерти: травмы, несовместимые с жизнью». Сергей попробовал расчистить обложку, но грязь въелась, и ему удалось разобрать только имя и фамилию: «Ксения Громова».

Что за чертовщина?! Это что, та девчонка, которую я встретил несколько часов назад? Совпадает только имя. Фамилию она мне не сказала. А та записка в школе? Ребятки, ерунда какая-то! Не понимаю я ни фига… Тихогорск… Тихий город! Замочат меня здесь, и никто ничего не услышит… Проклятый город! Из-за какого-то козла… Вот до вчерашнего вечера всё было на своих местах, ребятки. А с утра началось: сначала тот всезнайка, потом та тварь с топором, теперь мёртвая девочка… Я что, в японском ужастике? Звонок, блин!

Вот вляпался, так вляпался! Ладно, хватит бездельничать! Сергей принялся за дальнейший осмотр этажа.

***

Олег подошёл к сестринской. Дверь была не заперта. Олег вошёл внутрь. В помещении всё было перевёрнуто вверх дном. На подоконнике стояла шкатулка. На её крышке был изображён символ медицины – змея с чашей. Олег поднял её. Шкатулка была заперта. Олег потряс её. Внутри что-то было. Олег убрал шкатулку в карман куртки и внимательно осмотрел кабинет. Ключа нигде не было. Олег вернулся в коридор. Остальные двери в этом крыле не открывались. В противоположном крыле послышались тяжёлые шаги. Олег кинулся на звук.

***

Когда Ангелина спустилась, Адольф удивлённо посмотрел на неё, но ничего не сказал.

- Вход заколочен. Как ты считаешь, здесь есть запасные лестницы? – она присела на скамейку.

- Должна быть ещё одна. Проверь её. И вот ещё что, я тут подумал – может попробуем запустить лифт? Генератор должен быть в подвале.

- Лучше я проверю лестницу.

- Как хочешь.

Ангелина пулей подлетела к лестнице номер два. Дверь оказалась заварена. Девушка, понурив голову, вернулась к Адольфу.

- Похоже, придётся запускать генератор. Как он выглядит?

- Он должен находиться в комнате с черепом и костями на двери. Сам генератор – это массивная конструкция, на нём должно быть написано, что он питает. Увидишь на месте.

- Пожелай мне удачи! – невесело улыбнулась Ангелина и побежала вниз по лестнице.

***

На первом этаже не открылась ни одна дверь, вход в подвал был заперт. Сергей направился на второй этаж. Дверь лестничного пролёта оказалась заперта. Сергей поднялся на третий. Он попал в ЛОР-отделение. Коридоры выглядели нормально: всё стояло на своих местах, двери кабинетов и палат были закрыты. То, что больница заброшена, выдавали засохшие растения. Сергей вошёл в кабинет заведующего отделением. Кабинет выглядел так, словно в нём совсем недавно кто-то был: свежая зелень, идеальная чистота. Сергей внимательно осмотрел кабинет. На столе лежала газета. «Голос Тихогорска». Седьмой номер, сегодняшнее число. Он заглянул в неё. На третьей странице была подчёркнута статья:

«Странная смерть.

Вчера в двадцать тридцать умерла от не излечимой болезни Анна Щукина – жена бизнесмена Олега Щукина. Щукин тяжело перенёс утрату. Смерть сочли естественной. Однако были обнаружены следы, похожие на следы удушения.

Возникает резонный вопрос: умерла ли Анна Щукина своей смертью, или кто-то ей помог?»

Щукин? Олег Щукин? Уж не тот ли это Олег, которого я встретил в том здании? Интересно, а что он всё-таки здесь делает? Ладно, не мои проблемы! Хотя не прочитать ли до конца? И он просмотрел ещё две заметки.

«Убивают прямо на дому.

Обнаруженный на месте преступления труп мужчины был опознан как Николай Александрович Ростов, слесарь. На основании следов борьбы и отсутствию орудия преступления милиция начала расследование по факту убийства. Исходя из того, что из квартиры ничего не пропало, а Николай Ростов имел репутацию алкоголика и дебошира, следователь высказал мнение, что убийство было совершено в состоянии аффекта. Неизвестна судьба дочери Николая Ростова – Ангелины Ростовой. Следствие разыскивает её, как главную подозреваемую. Приметы: возраст – 18 лет, среднего роста, рыжие волосы, правильные черты лица, зелёные глаза, астеническое телосложение. Всем, кто её видел, просьба позвонить по телефону - …» Номер был чем-то заляпан. Под статьёй была помещена небольшая чёрно-белая фотография. Сергей узнал девушку, которую он встретил в школе. Так вот, за что здесь эта стерва! Ну что ж, выходит, что мне ещё повезло!

Третья заметка была несколько длиннее остальных:

"Оно у меня, и теперь она навеки со мной".

"Я знаю, что война делает с людьми, - сказал в интервью нашей газете кавалер Железного креста Адольф Алексеевич Орлов, - Я сам прошел войну. Я дал ей шанс взглянуть в глаза войне и сделать свой выбор. Она была хорошим солдатом. Она сражалась до последнего патрона. Мы все должны следовать ее примеру"

Вчера вечером в Москве произошло очередное убийство с целью ограбления. Жертвой преступления стала преподавательница гимназии №6 Софья Максимовна Комарова. Трое бандитов напали на неё, угрожая ножами. Один из них, бывший спецназовец и наркоман, нанёс ей семнадцать смертельных ран и три поверхностных, которые, к счастью, оказались простыми царапинами.

Это сообщил нам капитан внутренних войск Адольф Алексеевич Орлов, который представился женихом погибшей. Он видел, как напали на его невесту, и заблаговременно успел забрать у нее обручальное кольцо, чтобы оно не попало в руки бандитов. На этом свою миссию он счел законченной. Мы берем на себя смелость поблагодарить Адольфа Алексеевича за полученную информацию и надеется на то, что он и дальше будет с нами сотрудничать.

Для справки. Адольф Орлов участвовал в боевых действиях. Заслужил награду после бойни, в которой уцелел он один. Как ему удалось уцелеть? Согласно его собственным показаниям, он стрелял, пока не расплавился ствол, а потом пустил в ход штык. Действительно, найденный на месте цинк был пуст. Расколотый надвое штык Адольфа хранится в музее Антифашистов, где каждый день на него приходят посмотреть сотни посетителей.

Однако есть люди, утверждающие, что Орлов уцелел потому, что спрятался в кустах, а патроны расстрелял в воздух. Кто-то пустил слух, что штык он сломал, когда безуспешно пытался открыть банку консервов. Вчерашние события подтверждают эти предположения. Что это? Кляуза на героя или правда, которая всплыла из омута времен? Кем бы Адольф ни оказался в итоге, мы надеемся, что это не оттолкнет наших подписчиков.

Так, так, ребятки. Выходит, я убил труса? Неважно. Я убил его за то, что он посмеялся надо мной, а трус он или нет, мне плевать!

Сергей начал осмотр кабинета. Верхний ящик стола оказался заперт. Более ничего интересного в кабинете не наблюдалось. Сергей покинул кабинет.

***

Ангелина спустилась в подвал, а Адольф остался ждать её перед лестницей. Он застонал и окинул коридор страдальческим взглядом. Боль не отпускала. Адольф решил поискать болеутоляющее. Он проехал к кабинету предварительного осмотра и толкнул дверь. Она открылась. Адольф въехал внутрь. Кабинет создавал впечатление того, что больница закрылась, самое большее, несколько часов назад. На столе лежала газета. Адольф поднял её. Под газетой лежала пачка таблеток анальгина. Адольф проглотил пять таблеток и в ожидании эффекта развернул газету. Свежая, сегодняшняя, с большой черной семеркой. «Голос Тихогорска». Адольф открыл третью страницу. По привычке он решил начать чтение с хроники происшествий.

«Убивают прямо на дому»

Под приметами была помещена небольшая чёрно-белая фотография Ангелины.

Адольфа парализовало. Он сразу узнал девушку на фотографии, но всё ещё не хотел верить в своё открытие.

Теперь всё понятно. Вот почему она так себя ведёт. Но за что она убила своего отца? Это знает только она сама. Не буду её спрашивать, пусть думает, что я ничего не знаю. Значит орудие убийства у меня? – Адольф достал нож и ещё раз осмотрел его, - Теперь всё становится на свои места… Так, так, так… Это что же получается? Похоже, что все мы преступники. Мы – те, кто сейчас в Тихогорске. А меня за что? Не помню, чтобы я кого-то убивал на этой проклятой войне. Не хотел, чтобы меня ненавидели за насилие.

Или дело не в убийстве? Неужели всё действительно из-за того случая? Из всего взвода остался я один. Если бы пошёл в атаку, то погиб бы. А так? Ну залёг я тогда под куст и глядел, как моих парней снимают одного за другим. Взвод положили весь, но ведь отступили же. Все равно почему. Может быть, я их спугнул... Да, наверное, так и есть.

Адольф несколько раз глубоко вздохнул и продолжил чтение. Его внимание привлекли ещё две статьи:

«Странная смерть»

и

«Полёт с моста.

Сегодня утром под железнодорожным мостом было обнаружено тело мужчины в возрасте двадцати двух лет жителя города Москвы. Причиной смерти стало падение с высоты четырёх метров на бетонную плиту. При погибшем были обнаружены документы, удостоверяющие его личность как Степанова Анатолия Владимировича. Согласно комментариям судебно-медицинской экспертизы, потерпевшего столкнули с моста. Согласно показаниям родных погибшего, Степанов был в ссоре с Сергеем Синицыным и собирался с ним разобраться. Сам Синицын исчез. Начато расследование»

Да… Мы действительно все виновны в чём-либо. Или нет? Поди пойми… К тому же выходит, что я здесь отнюдь не за убийство. В таком случае – какая мне разница, кто и за что попал сюда? Сейчас главное смыться отсюда пока не поздно!

***

Ангелина бесшумно спустилась в подвал. Её присутствие выдавало только потрескивающее пламя свечи. Девушка сама не понимала, чего она боится, и старалась передвигаться бесшумно скорее инстинктивно. Казалось, в скрытности не было необходимости: в подвале не было даже крыс. Тусклый свет свечи выхватил из темноты дверь с табличкой: «Генераторная». Ангелина открыла дверь и поставила свечу на пол. За дверью находился рубильник размером со шкаф. Адольф ошибся: инструкции к рубильнику не прилагалось. Девушка наобум пощёлкала переключателями. Загорелось несколько лампочек на приборной панели. Ангелина поднесла к ним свечу. Теперь она заметила маленькие таблички с надписями возле каждого переключателя. Недолго думая, Ангелина принялась включать все отделения подряд. Когда она подала ток на лифтовые шахты, послышался характерный гул – по проводам пошёл ток. Ангелина улыбнулась и захлопнула дверь. На пол упала папка, лежавшая на рубильнике. Ангелина подняла её и открыла. Внутри была газета. «Голос Тихогорска» седьмой номер, сегодняшнее число. Всю третью полосу занимала статья:

"Оно у меня, и теперь она навеки со мной".

Ангелина прочитала статью, положила газету на пол и задумалась. Это что же получается? Адольф всего лишь сопляк? Тогда понятно, почему он боится меня и почему не хочет оставаться в городе один. Ну и ну! И вот с таким дерьмом я связалась! Пожалуй, прикончу его, когда выберусь отсюда и пойду дальше одна. Она обратила внимание ещё на две заметки:

«Странная смерть»

и

«Полёт с моста

Сегодня утром под железнодорожным мостом было обнаружено тело мужчины в возрасте двадцати двух лет жителя города Москвы. Причиной смерти стало падение с высоты четырёх метров на бетонную плиту. При погибшем были обнаружены документы, удостоверяющие его личность как Степанова Анатолия Владимировича. Согласно комментариям судебно-медицинской экспертизы, потерпевшего столкнули с моста. Согласно показаниям родных погибшего, Степанов был в ссоре с Сергеем Синицыным и собирался с ним разобраться. Сам Синицын исчез. Начато расследование»

Нет, нельзя! Я поняла, по какому принципу Тихогорск выбирает свои жертвы! Адольф здесь за трусость. Сергей, по-видимому, кого-то убил. Олег? Он, если верить Адольфу, он ищет свою мёртвую жену. Наверное, её он и убил. А я? Я ведь никого не убивала!.. Но… Нет! Нет!! Нет!!! Неужели… Нельзя убежать от самой себя! От своих грехов! Я здесь за то, что убила отца? Но ведь он сам тогда полез на меня! Я не хотела! Или дело не в этом? А в чём тогда? Не поймёшь! Адольф нуждается в моей помощи. Я должна ему помочь! В конце концов, он же отговорил меня тогда от самоубийства! Ладно, но если он вздумает приставать ко мне, то пусть не обижается! Церемониться с ним я не собираюсь! Девушка направилась к выходу из подвала. Вдруг ей на плечо опустилась чья-то тяжёлая рука, холодная как лёд. В глазах у девушки потемнело. Её обмякшее тело безвольно осело на пол.

***

Олег вбежал в крыло, из которого он услышал шаги, но там никого не оказалось.

Я же слышал… Здесь точно кто-то был! И уйти этот кто-то отсюда не мог выход-то только один! Ерунда какая-то! Олег присел на скамейку и ещё раз осмотрелся. Олег осветил по очереди все двери кабинетов. На одной из дверей он прочёл: «Заведующий неврологическим отделением Светлана Николаевна Калинина». Олег вошёл в кабинет. Его внимание привлекла лежавшая на столе газета «Голос Тихогорска» седьмой номер, сегодняшняя дата. Он развернул её. На третьей полосе была заметка:

«Полёт с моста»

Что за хренотень? Сергей Синицын? Видел я его. Это что же получается? Мы все неспроста оказались в Тихогорске? В городе погибают преступники. С Сергеем всё теперь понятно, поэтому он, наверное, такой дёрганый. А остальные? Тип, которого я встретил в том доме, тоже наверно кого-то пришил. А вот за что здесь та девушка? И самое главное – за что здесь я? Я-то уж точно никого не убивал! Бред какой-то… Всё это смахивает на ночной кошмар. Или на бред сумасшедшего. Второе больше похоже на правду. Неужели я сошёл с ума? Сейчас не до этого! Олег продолжил чтение на третьей странице его внимание привлекли ещё две заметки:

"Оно у меня, и теперь она навеки со мной".

и

«Убивают прямо на дому»

Под заметкой была чёрно-белая фотография. Одного взгляда на неё было достаточно, чтобы узнать девушку с набережной.

Вот тебе и на… Выходит, что не обязательно убивать? Или что? Не понимаю… Хотя какая собственно разница? Это не объясняет, за что здесь я. Ладно, не время валять дурака. Олег осмотрел кабинет и, не найдя ничего интересного, покинул его.

***

Сергей вошёл в операционную. На первый взгляд в ней не было ничего особенного.

- Ищешь ключ? – послышался знакомый голос.

- Ты? – Сергей застыл.

- Я. – Ксения выбралась из-под операционного стола.

- Что ты здесь делаешь? – Сергей всё ещё не мог прийти в себя.

- Ничего. Так тебе нужен ключ?

- Да…

- Возьми, - девочка положила ключ на стол и пошла к выходу, - Да, кстати, ты нашел мою больничную карту, - она покинула операционную.

Сергей стоял не подвижно ещё минут десять после её ухода. Ему казалось, что он сходит с ума.

Что за чертовщина? Я ничего не понимаю… Кто эта девчонка? Так она мертва? А как тогда я мог с ней разговаривать? Я что, спятил? Не удивлюсь, если да… Нет, не стоит задерживаться в этом городе. Ладно, ключ у меня есть! А это главное! Сергей схватил ключ и выбежал из операционной.

***

Анальгин начал действовать, и Адольф задремал. Из полусонного состояния его вывел шум в шахте лифта.

Отлично! Молодец девчонка! Теперь можно будет контролировать её действия! И не только. Раз я здесь за трусость, значит, я должен вести себя смело!

После включения лифтов прошло пять минут. Десять. Пятнадцать. Ангелина не возвращалась. Адольф подъехал к лестнице.

- Ангелина! Ау! Ты где? Ангелина! – позвал он. Ответом была лишь тишина.

Вот чёрт! Куда она подевалась? Неужели она бросила меня? Хотя в этом нет ничего удивительного. И что теперь? Теперь в подвал! Лифт должен спускаться туда. Я должен найти её! Адольф подъехал к лифту, вкатился внутрь, закрыл внешние и внутренние двери и нажал на кнопку, напротив которой красовался кусок пластыря с цифрой «ноль». Вдруг лифт тряхнуло, и с потолка лифта на колени Адольфа упал конверт.

Адольф осмотрел его. На конверте был лишь машинописный текст: «Капитану внутренних войск Орлову Адольфу Алексеевичу». Адольф вскрыл его. В конверте лежал лист бумаги с таким же машинописным текстом.

Адольф Алексеевич. Вы стояли и смотрели, как гибнут ваши товарищи. Звание капитана не соответствует такому поступку, поэтому вы понижены до лейтенанта. Дальнейший приговор вам вынесут в Тихогорске. Вы опозорили форму, Адольф. Гуманнее было бы вас расстрелять, но если вы и в самом деле настолько жалкий, насколько вы заставили меня о себе думать, то живите, раз вам так нравится.

В противном случае докажите мне, что вы достойны снисхождения. Ваша дальнейшая судьба полностью в ваших руках. Помните об этом.

Адольф перечитал письмо ещё раз. Внутри у него всё оборвалось.

Всё кончено! Если о той атаке действительно всем известно, то я пропал! Я уничтожен! Как же всё это глупо. Да, я сохранил себе жизнь. И ради чего?! Ради того, чтобы погибнуть здесь? Нет!!! он обхватил голову руками. Лифт задрожал и поехал вниз. Двери открылись. Адольф покинул кабину. Письмо он сбросил в шахту лифта. В подвале было темно. Адольф не спеша ехал по коридору. Он решил поискать Ангелину ближе к лестнице. Когда он подъехал к электорощитовой, то увидел на полу распростёртое тело Ангелины. Девушка лежала на спине, раскинув руки. Её ноги были полусогнуты. Адольф подъехал поближе. Ангелина дышала – она была жива. Адольф с трудом приподнял девушку и прислонил её к стене. Он обратил внимание, что она очень горячая. Ангелина застонала и открыла мутные глаза.

- Ты в порядке? – Адольф попытался улыбнуться.

- Как ты попал сюда? Это ты меня? Нет… это снова он, Палач! Он здесь! Надо бежать! – Ангелина вскочила на ноги, но голова у неё всё ещё кружилась, и девушка была вынуждена прислониться к стене.

- Тебя долго не было, вот я и забеспокоился. Решил тебя поискать. Если Палач и был здесь, то он уже ушёл.

- Спасибо, что не бросил меня здесь. Ты сам-то как?

- Нашёл тут анальгин. Пока действует.

- Ты сколько принял?

- Таблеток пять, а что?

- Отдай таблетки мне, а то ещё передоз получишь! Что мне тогда с тобой делать?

- Как скажешь, - Адольф передал анальгин Ангелине, - Куда теперь?

- На седьмой этаж! – девушка покатила каталку к лифту.

***

Олег поднялся на шестой этаж. Здесь находилось терапевтическое отделение. На одной из дверей фонарь осветил табличку: «Заведующая терапевтическим отделением Алла Леонидовна Пахомова». Олег вошёл внутрь. На подоконнике одиноко стояла ваза с засохшим букетом гвоздик. Олег подошёл к ней. Неожиданно ваза подпрыгнула, в руки Олегу упали два цветка, а ваза упала на пол и разбилась, все остальные цветы рассыпались в пыль. Олег оторопело замер. Гвоздики в его руках выглядели так, словно их сорвали, самое большее, два часа назад. Олег в ужасе отбросил их. Цветы увяли в одно мгновение – так же, как и расцвели. Олег побледнел.

- Что уставился, как баран на новые ворота? – донёсся из-за спины знакомый голос.

- Ксюша?! – Олег обернулся.

- Да, это я. – Ксения вошла в кабинет.

- Ксения, пожалуйста, скажи мне, где ты познакомилась с Аней?

- А какая тебе разница?

- Просто скажи мне, прошу тебя.

- Ну хорошо. Почему ты считаешь, что я была знакома с Анной?

- Но ты же сама сказала…

- Разве? – Ксения вышла из кабинета.

- Эй! Постой! – Олег выбежал вслед за девочкой.

Коридор был пуст. Олег, ничего не понимая, замер.

- Ксюша! Вернись! – прокричал он в пустоту.

Ответом была могильная тишина. Олег позвал ещё раз. Снова молчание. Олег стукнул себя по лбу и, ссутулившись, зашагал к лестнице.

***

Сергей подбежал к входной двери и попытался вставить ключ в замочную скважину. Ключ не подошёл. Сергей бросился к парадному входу. Тот же результат. Он побежал к запасному выходу. Снова оказалось, что ключ не от этого замка. Сергей направился к подвалу. Но и здесь его ждала неудача. Сергей почесал в затылке.

От чего может быть этот ключ? Со стороны призрака это неудачная шутка, со стороны девочки несмешная! Ах да! На третьем этаже в кабинете зава отделением был запертый ящик стола. Наверное, ключ от него! Сергей бросился наверх. Ключ подошёл к ящику, и перед глазами Сергея предстал конверт без надписей. Сергей вскрыл его. Внутри оказались ключ и лист бумаги.

«Я предупреждал тебя, что ты сам выберешь свою судьбу. Ты сделал свой выбор. Ещё не поздно всё изменить. Ты уверен в правильности своего выбора? Этот ключ откроет дверь в подвал больницы. Я жду тебя там. Не делай глупостей. Ещё не всё потеряно».

Сейчас я тебе покажу! Ты узнаешь, что нехорошо обманывать! Сергей со всех ног кинулся на первый этаж. Ключ из конверта открыл дверь подвала. Сергей в одно мгновение спустился вниз. Дверь морга открылась, и навстречу Сергею вышел высокий человек в деловом костюме.

- Ну, вот ты и в Тихогорске. Тебе нравится здесь? – с некоторой насмешкой спросил он.

- Да кто ты такой? – Сергей нащупал за спиной рукоять пистолета.

- Максим Максимович Серебрянкин. Главный врач этой больницы. Но какая разница, кто я? Лучше спроси меня, кто ты сам.

- Не понял! – Сергей начал терять терпение.

- А что тут непонятно? Ты убил уже двоих. Одного случайно, одного намеренно. Один действительно заслужил твой гнев. А вот Адольфа ты за что застрелил?

- Он посмеялся надо мной!

- И за это ты убил его? Только за это?

- Что значит только за это?! – Сергей выхватил пистолет.

- Нельзя убивать человека только за то, что он косо посмотрел на тебя! – Максим Максимович словно не замечал пистолет в руках Сергея.

- А почему нет? Кто сказал? Я всегда позволял людям переступать через меня! Мне это надоело! Сейчас я пристрелю и тебя! Ты обманул меня, когда сказал, что здесь безопасно! Так сдохни! – Сергей прицелился.

- Что ж, это твоя последняя ошибка, - всё с тем же спокойствием произнёс Максим Максимович.

- Заткнись! – Сергей выстрелил. Пуля попала его оппоненту в голову. Серебрянкин упал. Сергей выстрелил в труп доктора ещё раз. И ещё. Он стрелял, пока не опустела обойма. На лестнице послышались шаги.

***

Лифт ехал невыносимо медленно. Наконец кабина остановилась, и двери открылись. Ангелина выкатила каталку из лифта и произнесла:

- Палата номер шесть.

Ангелина повезла каталку по коридору, а Адольф стал освещать двери палат своим фонариком. Наконец над одной из дверей луч фонарика осветил табличку: «7 – 6».

- Пришли! – девушка распахнула дверь. Палата была пуста. Ангелина вошла внутрь, подошла к пустой кровати и без сил опустилась на неё. На кровати лежала медицинская карта. Ангелина открыла её. Это была медицинская карта Аллы Сергеевны Ростовой – матери Ангелины. Девушка быстро просмотрела карту. На последней странице была запись: «Причина смерти: инсульт». Ангелина выронила карту и залилась слезами. В палату въехал Адольф. Увидев плачущую Ангелину, он всё понял. Он поднял упавшую на пол медицинскую карту и положил её под покрывало соседней кровати.

- Мама! Мама! Почему ты покинула меня! Почему! Я… Я не хочу больше жить! – Ангелина обернулась к Адольфу, - Отдай мне нож! – в истерике закричала она, - Отдай! Я не хочу больше жить! Отдай его мне! – она упала ему на грудь. Адольф молча обнял её здоровой рукой. Её тело сотрясали рыдания.

- Почему? Почему всё так не справедливо? Почему она умерла? Почему?

- Ангелина, поплачь, тебе нужно, - произнёс Адольф, - В этом мире нет ничего справедливого. Но мне кажется, что твоя мама не одобрила бы тебя, если бы ты наложила на себя руки.

- Наверное, ты прав.

Мне есть в чем себя винить, Адольф, но ты должен кое-что знать. Эта твоя Соня, она ведь умерла... Её убили, Адольф, я знаю. И ты снова стоял и смотрел.

- Убили?! Они… Теперь я понимаю, почему я здесь… Да! Тогда я бросил её, я думал, что она рассудительная, молодая девушка и сама сможет позаботиться о себе! Какая же я мразь! Ангелина, оставь меня! Я не смогу покончить с собой, на это у меня не хватит смелости! Но Палач поступит со мной так, как я того заслуживаю. Уходи!

- Да, Адольф, ты, конечно, мразь. Причем первосортная, - жёстко сказала Ангелина, - но я виновна не меньше тебя, и если я получу прощение, то и ты его заслуживаешь.

- Пожалуй, ты права, - послышался тихий мужской голос, - Но ты права и в другом: рано сдаваться. У вас ещё есть шансы. Сейчас ваши судьбы зависят только от вас. Попробуйте покинуть город. Если вы заслужите прощение, вас отпустят. Теперь всё зависит от вас! – в палату вошёл высокий человек в белом халате, Ангелина и Адольф узнали его. Это был главврач – Максим Максимович Серебрянкин.

- Теперь вы знаете, почему вы здесь. Как отсюда выбраться, вам придётся понимать самим. Удачи. – он вышел.

-Что это? – Ангелина подобрала газету, лежавшую на столике возле кровати. «Голос Тихогорска» седьмой номер, сегодняшняя дата. На третьей полосе была статья:

Добрый доктор

Вчера вечером в своём кабинете был убит главный врач Тихогорской городской больницы номер один Максим Максимович Серебрянкин. Доктор был застрелен. Судя по тому, что доктор был убит на своём рабочем месте и не пытался сопротивляться, следствие пришло к выводу, что его убил кто-то, кого он знал. Серебрянкин был известен, как человек порядочный и честный. Не за долго до смерти он говорил, что ему удалось напасть на след наркоторговцев, похищавших лекарства из больницы. По-видимому, именно это и стало причиной его смерти.

Над статьёй была помещена фотография доктора Серебрянкина.

- Ты понял?

- Мы видели призрака?

- Я готова поверить во всё что угодно.

- Погоди, а это что? – Адольф поднял лежавший под газетой блокнот. Это был блокнот следователя. Скорее всего, следователь делал записи в него, когда лежал в больнице, а потом забыл его здесь. Адольф молча ткнул пальцем в последнюю запись: Редкое по своей циничности преступление! Три подростка изнасиловали и убили двенадцатилетнюю Ксению Громову. У меня были доказательства вины всех трёх ублюдков, но отец одного из них сумел подкупить всех, кто был замешан в этом деле – судью, прокурора, свидетелей. Нанял лучшего адвоката. Мне и самому предложили крупную сумму, но я отказался: была бы какая-нибудь мелочь, а такое… Не могу закрыть на это глаза.

Этот бандит намекнул, что убьёт меня, если я не закрою это дело. Если со мной что-нибудь случится… … 25.04.04.

- И эта мертва. Я начинаю понимать, что здесь происходит… - произнёс Адольф.

- Я тоже… - Ангелина высвободилась из его объятий, - Пошли! Нам здесь нечего делать.

- Ты права.

- Вперёд! – Ангелина покатила каталку к лифту. Когда они покинули больницу, Ангелина остановилась.

- А куда нам идти теперь?

- Не знаю... Не знаю, стоит ли вообще куда-то идти… Я устал…

- Я тоже не знаю... Но нужно идти… - Ангелина покатила каталку вперёд.

***

Олег поднялся на восьмой этаж. Здесь находилось хирургическое отделение. Луч фонарика выхватил из темноты табличку: «Главный врач Тихогорской городской больницы номер один, заведующий хирургическим отделением Максим Максимович Серебрянкин». Олег вошёл внутрь. То, что он увидел, заставило его оцепенеть. На стене, возле которой стоял рабочий стол, висела огромная картина с изображением твари в плаще. Палач держал наперевес скальпель длиной метра два, на заднем плане были изображены виселицы. Олег минут пять стоял, глядя на картину, прежде чем осмелился подойти ближе.

Надпись на раме гласила: «И будет метель париком на холодную голову Правосудия». На столе лежал запечатанный конверт. Олег поднял его. На нем было написано «Прочти меня». Олег вскрыл конверт.

Даже тот, кому хватит храбрости взглянуть в преисподнюю, недостаточно смел, чтобы заглянуть в самого себя. Правду может познать только тот, кто движется вперёд. В ящике стола лежит ключ от шкатулки. Хочешь идти, возьми его. Но стоит ли того правда? Она обычно предаёт тех, кто стремится её узнать. Ваша судьба полностью в ваших руках. Иной судьбы нет. И нет альтернатив. Мы движемся строго по прямой и выбираем каждый раз лишь единожды. Потом, когда мы оглядываемся, все эти альтернативы возникают на прямой, подобно ветвям дерева. Сделав выбор, мы задумываемся, что было бы, поступи мы иначе. Но тогда это были бы совсем другие люди. И мучались бы другими вопросами. Всё в ваших руках.

Серебрянкин М. М.

Олег положил письмо на стол.

Я познакомился с этим врачом, когда Аня лежала здесь. Что значит это письмо? Он знал, что я окажусь здесь? Эх. До чего всё это похоже на плохой художественный фильм!

Олег достал из кармана шкатулку. В письме сказано, что ключ от неё лежит в ящике стола. Олег открыл верхний ящик и достал маленький ключик с брелком в виде черепа. В шкатулке оказался ключ от подвала. Олег спустился на первый этаж, открыл дверь и начал спуск по лестнице. Вдруг он услышал голоса. Один голос принадлежал Сергею, другой – доктору Серебрянкину. Олег замер и подслушал разговор. Вдруг послышалась стрельба. Олег снял с плеча ружьё и побежал вниз по лестнице. Когда он спустился, то увидел Сергея, державшего в руке пистолет и лежащее на полу тело доктора Серебрянкина. - Что ты наделал?! – Олег замер держа ружьё у пояса. - Убил его, как видишь. Нечего было врать мне. Он это заслужил. - А Адольф? - Его я пристрелил еще в школе. Уже несколько часов прошло. Он тоже смеялся надо мной. Мне не нравится, когда надо мной смеются такие подонки. Ты знаешь, я принял решение. Люди не перестанут надо мной смеяться по собственной воле. И они слишком глупы, чтобы принять меня всерьез, если я буду угрожать им пушкой. Поэтому я решил, что просто пристрелю каждого, кто скажет, что я жирный или что я тупой. Приставлю пушку к их поганой башке и встречайте Господа, ребятки. - Ты в своём уме? - Ты туда же? Что ж, я так и думал. Ты ничем не лучше. – Сергей направил на Олега «ТТ», - Не смейся больше! – он спустил курок. Пуля прошла в сантиметре от головы Олега. Олег вскинул ружьё и выстрелил из правого ствола. В патроне оказалась мелкая дробь. Приклад больно ударил в плечо. Сергею досталось сильнее. Дробь засела глубоко в жировом слое и немилосердно жгла. Сергей, визжа от боли, юркнул за дверь морга. Олег бросился вверх по лестнице, но дверь, через которую он вошёл в подвал, оказалась заперта. Олег перезарядил ствол и вошёл в морг вслед за Сергеем. В помещении было темно. - Это неприятно, Олег. Когда тебя унижают, пинают, плюют на тебя из-за твоей внешности. Все время. Знаешь, когда я нашёл этот пистолет, я понял, что на самом деле не имеет никакого значения, как ты выглядишь. Потому что все будут глядеть на пушку, а не на тебя. Будут думать, что ты крутой. Будут спрашивать, убил ли ты кого-нибудь. И мне не придется молчать как тогда, когда меня спрашивали, где я покупаю брюки такого размера. Не придется, нет. Я скажу, что убил троих. Пока - троих. - Сумасшедший ублюдок. Мне жаль тебя. - Себя пожалей. Этот город позвал меня. И тебя. Он позвал нас. Ты и я. Мы одинаковы. Все остальные отличаются от нас. Только ты сможешь оценить мою шутку. – Сергей выскочил из-под стола для вскрытий и кинулся на Олега. Олег выпалил от бедра из двух стволов. Отдача оказалась такой сильной, что он упал на пол. Патроны оказались картечными. Картечь разорвала грудную клетку Сергея, он издал нечленораздельный звук, похожий на бульканье, и упал. Душа освободилась из жирного тела с облегчением. Олег поднялся на ноги и подбежал к телу Сергея. - Сергей? Сергей! – он упал на колени рядом с трупом, - Я убил… человека… человека… - он тяжело поднялся, - Зачем ты заставляешь меня делать так, Аня?Он направился к выходу, но дверь оказалась заперта. - Деяние, достойное человека, – послышалось ниоткуда. Олег замер. Ничто не нарушало тишину. Успокоившись, Олег внимательно осмотрел помещение морга и обнаружил второй выход. Вдруг послышались тяжёлые шаги. Олег обернулся и оцепенел. Из темноты на него надвигался, со скальпелем в правой руке, Палач. Олег опомнился и бросился бежать. За дверью оказался коридор. Олег бежал изо всех сил, но тяжёлые шаги. Неожиданно коридор закончился. Перед Олегом возник открытый лифт. Олег юркнул внутрь. Двери лифта закрылись прямо перед Палачом, и лифт поехал вверх. Олег перезарядил ружьё. Я убил человека. Убийства хотел он, но убил я? Ты ждешь меня, Аня, или это лишь способ забрать... Лифт сглотнул остаток фразы. Двери лифта открылись на первом этаже. Олег быстро покинул больницу. 12. Взгляд назад. Олег вошёл в больничную палату. Это был так называемый люкс – одноместная палата с холодильником, телевизором, санузлом и душем. На кровати лежала Анна. Олег присел на стул возле кровати и поцеловал жену в лоб. Кожа была холодная и сухая. - Ну как ты? - Плохо, Олежка, - она попыталась улыбнуться – Нам недолго осталось. - Ну, думаю, все устроится. – Олег говорил скорее машинально, в голове у него вертелась всего одна мысль: скорей бы отсюда. Стены палаты давили на него, ему не хватало воздуха. - Как же я устала… - шёпотом произнесла Анна, - Надеюсь, тебе не в тягость быть со мной? - Что ты, что ты. - Не притворяйся, я всё вижу. Олег, я действительно не хочу умирать! Понимаешь? Я тоже думаю, отчего все так несправедливо. - Не знаю, Аня, не знаю. Я сделал все, что мог. - Да, Олег, да. Ты заплатил за эту палату, ты нашел самого лучшего врача, и фрукты были самые свежие, спасибо. – Анна снова закашлялась. Олег ссутулился и покинул палату. Как всё это глупо и несправедливо! И этот больничный запах... На воздух, скорее на воздух!*** Адольф и Софья шли из магазина. Уже смеркалось. Адольф остановился возле автобусной остановки. - Так что ты ответишь? – он взглянул на часы. - Адольф, я всё как следует обдумала и решила… - Опа! Счастливая пара! Пострижем голубков, ребят? – послышался чей-то бас, и к Адольфу и Софье подошли три бугая, стриженые под ноль. - Мужик, тебе мы все прощаем, вали отсюда! А к бабе твоей счет особый, так что миль пардон. Щелкнул выкидной нож. Адольф сжал было кулаки, но вдруг как-то сник и выронил пакет. - Адольф!.. – Софья попыталась закричать, но ей заткнули рот. Адольф отошел на шаг. Ему было очень стыдно.- Я потом, Соня, я не сейчас... Если они... что-то плохое, ты мне звони, я... у меня в милиции знакомый, он поможет. Ты главное...эээ...не того, и делай все, что скажут... А я... я... я тебя и такой любить буду.- Какой такой? - омертвевшими губами сказала Соня. Он попятился и бросился бежать, хотя и неожиданно для себя. Ему ведь так хотелось посмотреть, что будет дальше.*** Ангелина смотрела телевизор. Шёл «Инспектор Деррик». Когда началась реклама, послышался грохот ключа в замке, входная дверь открылась, и вошёл её отец. Он был сильно пьян. Шанс миновать прихожую без падений был невелик. - Почему темно, мать твою! Ангелина! Ты, что, отца не ждешь?! Ангелина, {censored} ты проклятая, да включи же свет! Он снял куртку. Девушка нащупала выключатель в прихожей и прошла на кухню Прошло два года с тех пор как они с отцом переехали в Москву. Он успел окончательно спиться. Она все ещё училась в ПТУ. В последнее время отец стал бить ее за плохие оценки. Чего-то подобного она ждала и сегодня. Отец разулся и прошёл на кухню вслед за дочерью. Он достал из кармана полупустую бутылку водки и приложился к ней. - Жрать есть, дочка? - Ещё нет, папа. - Что значит нет?! Что же ты целый день делала, дрянь? - спросил он задушенным голосом, - Может у тебя дружок?- Папа, ты знаешь, что это неправда, - спокойно сказала Ангелина.- Ты с отцом так не разговаривай, сучка. Пока ты на мои деньги живешь, изволь давать отчет. Он тебя трогал?Ангелина всхлипнула.- Я тебе вопрос задал! Ростов неожиданно ударил дочь по шее так сильно, что она не удержалась на ногах. Падая, Ангелина зацепила подставку для столовых приборов. Николай Ростов замер над лежащей дочерью. Глаза его были стеклянными.- Так где? Или он сразу к делу, а, дочка? Его надолго хватает?Он расстегнул ширинку. Ангелина поняла, что он собирается делать, и пришла в ужас. Не соображая, что она делает, девушка нашарила среди валявшихся на полу столовых приборов нож и всадила его отцу в область сердца. Ростов захрипел и упал на пол. Ангелина нанесла отцу ещё несколько ударов. Когда она опомнилась, он уже не дышал. Кухня была залита кровью. - Нет! Нет!! Нет!!! – девушка зажала нож в кулаке и выбежала с кухни. Она вбежала в ванную. Чтобы привести себя в порядок и собрать вещи ей потребовалось двадцать минут. Нож она убрала в сумочку. Задёрнув шторы на кухне, она покинула квартиру. *** Сергей шёл по улице с мрачным выражением лица. Солнце уже садилось. Один из его злейших врагов забил ему «стрелку» на железнодорожном мосту. Сергей не хотел идти туда, но выбора у него не было: если бы он не пришёл, его бы поймали где-нибудь ещё. Когда он пришёл на место, то увидел своего врага. К удивлению Сергея он был один. - Пришёл? Я думал, у тебя кишка тонка, говнюк. Он был на два года старше Сергея и на голову выше его. Сергей сжал зубы. - Да, пришёл. Что тебе нужно? - Чтобы твоя жирная {censored} больше не появлялась в моем районе. Понял или мне повторить? - А кто сказал, что этот район твой? Где это написано? Сергей поразился собственной храбрости. - Я тебе на булках напишу, говнюк! – лицо оппонента побагровело, и он, сжав кулаки, пошёл на Сергея. Сергей сжался, готовясь к обороне. Противник занёс руку для удара. Сергей ударил его в живот. Удар пришёлся в солнечное сплетение. Оппонент перегнулся пополам и упал с моста. Мост был не очень высоким, но противник Сергея упал на бетонную плиту. Удар пришёлся на височную кость, и он умер. Сергей в ужасе убежал.13. Приговор. На улице безраздельно хозяйничала ночь. Метель только усилилась. Стало холоднее. Олег вышел из Тихогорской городской больницы номер один и направился к реке. В этом районе были две лодочные станции. Олег направился к ближайшей из них. Он уже переставал понимать, что происходит. Я убийца… Самооборона. Сергей сам напал на меня. Он сказал, что мы с ним одинаковы. Что он имел в виду? Не понимаю. Я, что, остался один? Двое или трое уже получили по заслугам. Остался я. Что-то ждёт меня. Доктор как-то связан с Палачом. Аня, зачем ты мучаешь меня? Но я не покину этот город, пока не найду тебя! Олег упёрся в заграждение возле дома номер семь дробь один по улице Есенина. На двери в заграждении было написано: «Войдя сюда, надежду брось». Под надписью был изображён Палач. Слышите, вы! Я иду дальше. Олег распахнул дверь и пошёл дальше. Дверь захлопнулась у него за спиной, послышался щелчок замка. Олег обернулся. На ограде было написано крупными неровными буквами кроваво-красного цвета: «Пути назад нет». Ограждение стало кирпичным, дверь исчезла. На ограде возник барельеф, изображавший Палача, стоявшего справа, человека в долгополой одежде, стоявшего слева, и девочку посередине. Олег замер. В глазах у него потемнело – за один день он увидел слишком много. Чтобы прийти в себя ему потребовалось минут десять. Я сделал свой выбор. Максим Максимович прав – движемся по прямой. Что ж, посмотрим, куда эта прямая ведёт. Олег ускорил шаги. Он прошёл мимо ресторана «На речном берегу». Когда он проходил мимо разрушенного моста, ему в руки влетел конверт. Олег вскрыл его. Ложь – религия рабов и хозяев, правда – бог свободного человека. Но почему тогда никто не хочет её знать? Люди не хотят знать правду о себе. Говорят, что на правду не обижаются. Однако все стараются скрыть её от других и от самих себя. Больше всего люди боятся, что правду о них узнают окружающие. Поэтому они не хотят признаваться в ней самим себе. Вы действительно хотите знать, что произошло три года назад? Ответ не имеет значения. Даже, если вы не хотите, вам придётся это узнать. Ответы на все ваши вопросы вы найдёте в гостинице. Больше я пока ничего не могу вам рассказать. Серебрянкин М. М. Опять загадки? Что хочет сказать Максим Максимович? Что значат эти его письма? Может он и есть этот убийца в плаще? Нет! Эта тварь не человек! Стоп, а откуда взялось это письмо? Ведь Синицын убил Серебрянкина! Как тогда он может писать эти письма? Олег обернулся, посветил в разные стороны фонариком, но улица была абсолютно пуста. В этом городе творится что-то ненормальное. Но что? Если верить этому письму, ответы на все вопросы ждут меня в гостинице. Значит, нужно идти туда! Олег ускорил шаг. Вскоре он подошёл к лодочной станции. Возле причала на воде сиротливо покачивалась одинокая лодка. Она была привязана к причалу стальным тросом. На тросе был амбарный замок. В лодке лежали вёсла. Олег спрыгнул в лодку. На носу лежал конверт. Олег вскрыл его. Вы приняли решение? Вряд ли. Вы пытаетесь понять, что происходит с городом. Чтобы понять это, вам придётся понять, что происходит в вашем подсознании. Разберитесь в себе. И только если у вас это получится, пытайтесь разобраться в остальном. Иначе у вас ничего не выйдет. В конверте ключ от лодки. Если вы не передумали, то вам не обойтись без него. Но помните: правда может убить. И в первую очередь тех, кто стремится её узнать. Вы интересовались, откуда мне всё известно. Что ж, я расскажу вам свою историю. Я был главным врачом Тихогорской городской больницы номер один. Мне стало известно, что кто-то из персонала больницы поставляет седативные препараты накродельцам города. Я провёл собственное расследование и поймал мерзавца за руку. Это был молодой терапевт. Он поступил на работу недавно, однако успел войти в доверие ко всему персоналу. Он предложил мне долю. Я потребовал, чтобы он добровольно пошёл в милицию с повинной. Он понял, что подкупить или запугать меня ему не удастся. И он убил меня. Это не помогло ему. Он был осуждён. Но правда предала меня. Посмотрим, как она поступит с вами. Прощайте. Серебрянкин М. М. Олег несколько раз перечитал письмо. Сообщение доктора о собственной смерти не укладывалось у него в голове. Но именно этим можно было объяснить появление писем и их содержание. На конверте возникла надпись: «Я ни о чём не жалею». - Доктор! Максим Максимович! Если вы здесь, отзовитесь! Ответом стала тишина. Похоже, что этот город сошёл с ума. Это всё объясняет. Или я сошёл с ума. Это тоже всё объясняет. Но психи редко осознают своё сумасшествие. Тогда получается, что всё это действительно происходит. Придётся с этим согласиться. Что ж, теперь мне остаётся одно – идти в гостиницу… Олег открыл замок, выбросил на причал трос, вставил весла в уключины и выплыл на середину реки. Течение подхватило лодку и понесло её в сторону моста. Из темноты возник огонёк «маяка» - сигнального фонаря, стоявшего на причале перед гостиницей. Олег стал грести в его сторону. Вскоре он оказался напротив причала гостиничной лодочной станции. Олег подплыл к причалу и выпрыгнул из лодки. В тот же момент течение унесло лодку на середину реки, и она скрылась в темноте. Теперь пути назад точно нет! Олег направился в гостиницу. Фонарь осветил величественное здание. За три года оно совершенно не изменилось, но теперь от него веяло чем-то зловещим. Олег подошёл ближе. Луч фонаря идеально освещал стену гостиницы «Заря». Не заметив ничего интересного, Олег поднялся на крыльцо и вошёл внутрь.*** Ангелина быстро шла по Тургеневскому шоссе, толкая перед собой коляску. Она всё ещё не могла успокоиться, и по её щекам текли слёзы. Она старалась всхлипывать потише, чтобы Адольф не узнал, что она плачет. Её обмороженные и разбитые в кровь ноги уже ничего не чувствовали. Адольф мрачно смотрел на дорогу. Действие анальгина заканчивалось, и он снова начинал в полной мере ощущать боль в вывихнутой ноге и сломанной руке. - Лучше бы я сломал позвоночник…- пробормотал он. - Тряпка! – Ангелина влепила Адольфу подзатыльник, - Терпи! Будь мужчиной! – она покатила коляску быстрее. Наконец из темноты выплыла железнодорожная станция «Тихогорск». Она была обнесена забором – станция была оборудована турникетами. Ворота необорудованного турникетами входа на станцию были закрыты. Замочные скобы были завинчены болтом и гайкой. Ангелина достала разводной ключ и с трудом отвинтила гайку. Ворота открылись с невыносимым скрипом. Ангелина прошла на перрон. Адольф проехал за ней. На путях стояла пустая электричка. Двери вагонов были открыты. Послышались тяжёлые шаги, и из темноты возник Палач. Ангелина дико закричала и бросилась бежать. Адольф помчался за ней, бешено вращая обод колеса здоровой рукой. Палач с топором на перевес следовал за ними. Ангелина запрыгнула в последний вагон. В тамбуре было скользко, и она упала. Адольф подлетел к вагону и попытался въехать в тот же тамбур, что и Ангелина, но каталка потеряла управление. Адольфа выбросило в тамбур, а каталка отлетела к ограждению станции. Адольф развернулся лицом к дверям. Палач занёс скальпель для удара. Адольф заорал и пополз в вагон. Прочь из тамбура! Жить! Любой ценой! Ему было всё равно, что будет с Ангелиной. - Осторожно, двери закрываются! – донеслось из динамиков. Двери закрылись, и поезд быстро поехал вперёд. *** В коридоре гостиницы было темно. Олег обратил внимание на схему гостиницы, висевшую на стене. Это был план всех трёх этажей гостиницы, сделанный чтобы облегчить постояльцам ориентирование. В номере триста двадцать один почерком Анны было написано: «Жду тебя…». Олег прошёл в холл и подошёл к стойке дежурного. На стене висел всего один ключ – ключ от номера триста двадцать один. Олег убрал его в карман. На столике портье лежала записка: «Уважаемый Олег Александрович Щукин! Видеоплёнка, забытая вами в вашем номере хранится в камере хранения в подвале гостиницы». Первым делом – в номер триста двадцать один. Именно в нём мы останавливались три года назад. Аня, ты там? Олег побежал вверх по лестнице. На третьем этаже путь ему преградила решётка. Она была заперта. Олег ссутулился и зашагал вниз. Что же это такое! Почему, когда я так близок… Ладно, не для того я добирался сюда, чтобы всё бросить и уйти. Скорее всего, ключ где-то в здании. Придётся найти его. Олег вернулся в холл. В центре холла стоял старый проигрыватель советских времён, производства ГДР. Олег включил его. Послышалось шипение, продолжавшееся около минуты. Потом всё смолкло. Проигрыватель сломан? Или нет? Олег осветил его. На площадке перед панелью управления он увидел три квадратные выемки, в которых явно что-то когда-то стояло. Перед каждой из них была табличка. На первой табличке было написано: «Во всём нужно знать меру», на второй – «Скупой платит дважды», на третьей – «Уговор дороже денег». Олег почесал затылок и направился в подвал гостиницы. Дверь была заперта изнутри. Олег сплюнул и решил осмотреть этаж. Ближе всего оказался ресторан «Вид на реку». Ресторан создавал впечатление, что гостиница пустует не несколько лет, а несколько часов. Все столики стояли на своих местах и все они были накрыты. На столике, за которым обычно сидели Анна и Олег, лежал ключ с брелком в виде креста. Олег подобрал его и направился к выходу из ресторана. Вдруг кто-то заиграл на стоявшем слева от двери рояле «К Элизе». Олег замер. Из-за рояля вышла Ксения Громова. - Испугался? – она испытующе посмотрела на Олега. - Да. - Ты пришёл за Аней, не так ли? - Да. Но я до сих пор не нашёл её. Ты тоже ищешь её? - Можно и так сказать. - А почему ты думаешь, что она здесь? - Это можно спросить и у тебя. - Я получил от неё письмо. - Письмо? - Да. Она писала, что ждёт меня в нашем особом месте. - Это здесь? - Да. - Что-то ты не спешил. - Я спешил, как мог. - Спешил, как мог? Вместо того чтобы спешить на встречу со своей женой, ты гонялся по городу за маленькой девочкой. Поспеши хотя бы теперь! – Ксения вышла из ресторана. - Ксения! – крик Олега ушёл в пустоту. Олег покачал головой. Он опустил руку в карман и достал письмо, из-за которого он приехал в Тихогорск. В руке у него оказался чистый лист бумаги. Олег тупо уставился на него. Что за хренотень? Что это значит? Шпионское кино, блин! Я же читал его… Что здесь происходит?.. Олег вышел из ресторана. Больше на первом этаже он ничего интересного не нашёл и поднялся на третий этаж. Ключ не подошёл к замку. Олег спустился на второй этаж. Осмотр этажа он решил начать с библиотеки. В библиотеке не было ничего необычного. Книги стояли на полках ровными рядами. На столе, стоявшем у окна, лежал дипломат. На дипломате лежала открытая книга. Страницы были испещрены помарками. Одно из слов было трижды подчёркнуто. Слово "правда". Праведность, законность, безгрешность, - прочитал Олег. Аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидете в царствие небесное. (Матфей). Олег закрыл толковый словарь и занялся дипломатом. Дипломат был заперт. Олег достал ключ из ресторана. Ключ подошёл к замку. Внутри дипломата лежал ключ от номера двести тридцать восемь. Недолго думая, Олег направился в левое крыло. Номер двести тридцать восемь выглядел свежеубранным. На телефонном столике лежал ключ с биркой: «служебный лифт». Убрав его в карман, Олег прошёл в соседнюю комнату. Здесь убранство нарушали разбросанные по дивану фотографии. Рядом с диваном стоял дипломат с кодовым замком. Олег осмотрелся, ища взглядом что-нибудь похожее на код, и обратил внимание на фотографию, лежавшую на краю дивана. Она была замазана чёрным маркером. Олег убрал её в карман, взял дипломат и вышел из номера. Теперь он направился к служебному лифту. Перед лифтом находилась кладовка. Двери лифта были открыты, и Олег вошёл в кабину. Послышался сигнал, сообщающий, что лифт перегружен, а на панели управления загорелась красная лампочка. Олег вышел и осмотрел кладовку. Помещение было пусто, напротив лифта была встроенная в стену полка. Олег положил на неё ружьё, патронташи, фонарь и дипломат, после чего вернулся в лифт. Сирена молчала. Олег нажал кнопку третьего этажа. Безрезультатно. Он нажал кнопку первого этажа. Снова никакой реакции. Олег нажал кнопку цокольного этажа. Двери закрылись, и лифт поехал вниз. Когда двери открылись, свет в кабине погас. Олег вышел из лифта и услышал за спиной шум. Он обернулся и увидел, что кабина лифта рухнула на дно шахты. Придётся поискать другой выход. Олег вошёл в камеру хранения и без труда нашёл видеокассету, записанную им три года назад. На бирке красовалась надпись: «Тихогорск». Забрав её, он продолжил осмотр подвала. Войти ему удалось только в кладовую. В ней хранились продукты. Олег обратил внимание на пузырёк медицинского спирта, стоявший на полке с рыбными консервами. Он смочил спиртом носовой платок и протёр замазанную маркером фотографию. На ней был запечатлён кодовый замок дипломата с цифрами: «013». Олег убрал фотографию и заметил на полке фигурку попа на квадратной подставке. Олег забрал её и вышел из кладовой. Послышались тяжёлые шаги. Олег обернулся. Из конца коридора на него надвигался Палач. Олег бросился к лестнице, которая вела на первый этаж. Палач последовал за ним. Олег подбежал к запертой двери первого этажа и обнаружил, что она закрыта на шпингалет. Он открыл её и выскочил из подвала. Лихорадочно соображая, что ему делать, Олег захлопнул дверь и подпёр её шваброй. Тяжёлые шаги за дверью стихли. Олег перевёл дыхание и отправился на второй этаж. Он вошёл в кладовку, взял дипломат и ввёл код. В дипломате оказалась фигурка петуха на квадратной подставке. Олег убрал её в карман, забрал свои вещи и вернулся в холл гостиницы. Похоже, что эти фигурки сняты с проигрывателя. Но тогда одной не хватает. Олег вновь обошёл первый и второй этажи, но ничего не нашёл. В отчаянии он решил осмотреть внутренний двор. На краю не работавшего фонтана стояла фигурка золотой рыбки на квадратной подставке. Олег забрал её и вернулся к проигрывателю. Так, теперь нужно их расставить. Если я правильно понял, это персонажи сказок Александра Сергеевича Пушкина. Договор был в «Сказке о Золотом Петушке», меры не знала старуха в «Сказке о рыбаке и рыбке». Стало быть, скупым был поп. Точно – «Сказка о попе и работнике его Балде»! Олег расставил фигурки и включил проигрыватель. Заиграла красивая мелодия. Площадка пришла в движение и повернулась. Фигурки, расставленные Олегом, скрылись в проигрывателе, а на их место выехали три другие – царевна с яблоком в руке, Царевна-Лебедь и Голова. На руке Царевны-Лебеди висел ключ. Олег схватил его и побежал вверх по лестнице. Решётка отъехала в сторону, и Олег прошёл на третий этаж. Номер триста двадцать один он нашёл без особого труда. Повернув ключ в замке три раза, Олег вошёл внутрь. Внутреннее убранство номера триста двадцать один за три года совершенно не изменилось. - Аня! Ты здесь? – Олег прошёл в середину комнаты. Никто не отозвался. В номере не было никого, кроме Олега. Олег повесил голову и опустился в кресло. Его взгляд упал на видеодвойку, стоявшую у окна. Олег достал кассету. На экране возникли помехи, потом нечёткое изображение, которое быстро сфокусировалось. На экране возник номер триста двадцать один. В кресле у окна сидела, закрыв глаза, Анна Щукина. Она открыла глаза и улыбнулась. - Опять снимаешь? – она повернулась к окну, - Не знаю почему, но мне здесь так нравится! Знаешь, что я слышала? Место, где построен Тихогорск, раньше считалось священным. Мне кажется, я понимаю почему. Так жаль, что нам нужно уезжать… - она встала и повернулась лицом к Олегу, - Обещай, что ты снова возьмёшь меня сюда, Олег!.. – она закашляла. Вдруг изображение пересекли помехи. Когда они исчезли, на экране возникла больничная палата. На кровати у окна лежала Анна Щукина. У неё на лице была сыпь. В палату вошёл Олег. Он присел на стул возле кровати. Анна что-то сказала ему и закашлялась. Олег тревожно огляделся, достал из кармана шприц на десять миллилитров и набрал воздуха. Анна прокашлялась и посмотрела в окно. Олег быстро воткнул шприц в трубку капельницы и выпустил его содержимое. - Аня, я так больше не могу… Прими это, как лекарство… - он выбежал из палаты. Изображение пропало. Олег сидел в кресле, закрыв лицо руками. Он вспомнил, что произошло, он осознал это. Но он не хотел в это верить. Как и предсказывал Серебрянкин, правда предала Олега Щукина. - Аня… - простонал он. Дверь номера открылась, и вошла Ксения Громова. - Так вот ты где! Ты нашёл Анну? - Ксюша, Ани нет. Она умерла, - Олег поднял голову. Он постарел лет на десять. - Тогда почему ты искал её? Что из этого шутка? У тебя скверный юмор. - Это не шутка. - Она умерла от болезни? - Нет, - голос Олега задрожал, - Я… я убил её… Ксения надолго замолчала, видимо осознавая признание Олега, или вынося ему приговор. - Убийца! – произнесла она наконец, - Но зачем ты это сделал?! Я же говорила, что ты не любил её! Ненавижу тебя! – девочка вновь умолкла. Ксения вышла из номера, а Олег снова закрыл лицо руками. Он не выдержал и заплакал. Сложно сказать, жалел ли он себя, оплакивал ли утрату, или это был просто нервный срыв. Наконец он успокоился и, ссутулившись, вышел из номера.*** Адольф прислонился спиной к скамейке и несмело поднял глаза на Ангелину. Та смотрела на него с нескрываемым презрением. - Ангелина, я… - Заткнись! Зачем я вообще пыталась тебе помочь? Ты как был дерьмом, так им и остался! Соня умерла из-за тебя! И только из-за тебя! Почему ты до сих пор жив? Ты не должен был пережить ту атаку! – она запустила руку в сумочку, нащупывая разводной ключ. - Прошу, дай мне ещё один шанс! Ты ведь тоже не безгрешна! Ты убила родного отца! Ты ещё большее чудовище, чем я! Да, я трус! Ну и что с того? Намного ли ты лучше меня? Ты абсолютно невменяема! Ты хотела покончить с собой! Тебя нужно лечить! – в голосе Адольфа не чувствовалось уверенности. Он извивался, словно змея. Ангелина была права, он чувствовал это. Но он не желал, чтобы она поняла, что он чувствует себя виноватым. - Меня? Лечить? Все вы, мужики, одинаковы! Все! Всем вам нужно только одно! Все вы трусы! – Ангелина всё больше заводилась. - Успокойся! – Адольф выхватил пистолет и наставил его на девушку, - Считаю до трёх! - Ублюдок! - Я предупреждал! – он спустил курок. Пистолет виновато щёлкнул: затвор заклинило. – Ангелина, я только пошутил… - Тварь! – разводной ключ с размаху опустился на висок Адольфа. Раздался неслышный жалобный треск кости, и сознание навеки покинуло Адольфа. Его тело обмякло и осело вбок. Теперь он лежал на правом боку, устремив на Ангелину полный ненависти взгляд мёртвых глаз. Девушка выронила разводной ключ и отступила на шаг назад. - Нет! Нет! Нет! Не снова! Я не хотела! Он сам!.. – она в ужасе бросилась вперёд по вагону. Скорее! В другой вагон! Подальше от этого места! Пусть нож так и останется у этого ублюдка! Какая теперь разница! Не хочу! – она вбежала в предпоследний вагон. За спиной у неё послышался грохот сцепок – последний вагон отцепился от поезда, унося от неё её преступления – разводной ключ и кухонный нож так и остались в нём. Ангелина обессилено опустилась на лавку. Её снова бил озноб. Который уже раз за день? Неважно. Главное, что всё закончилось.*** Олег вышел в коридор и ошарашено замер: гостиница полностью переменилась. Отовсюду веяло сыростью, с потолка капала вода. Стены покрылись плесенью. Придя в себя, Олег обнаружил, что фонарь погас. Олег попытался его включить, но фонарь умер. Олег бросил его на пол и вернулся в номер триста двадцать один. В отличие от гостиницы, номер не переменился. На видеодвойке появилась газета. Олег развернул её. «Голос Тихогорска» седьмой номер, сегодняшнее число. На третьей полосе была статья:«Торжество коррупции. Расследование убийства Ксении Громовой завершено. Преступники предстали перед судом. Суд счёл доказательства недостаточными и оправдал всех троих. Всем известно, что суд получил взятку от отца одного из преступников. Но никто не предпринял ничего, чтобы хоть как-то восстановить справедливость! Это самое настоящее торжество коррупции! И это не должно остаться безнаказанным!» Над статьёй была помещена фотография Ксении Громовой. Олег выронил газету. Ксения тоже мертва! И судя по дате в газете, мертва уже два года! Она не могла знать Аню! Что же здесь творится! Я сошёл с ума? Если ещё нет, то сойду в ближайшее время. Ани здесь нет! И не было! Нужно бежать из города! Максим Максимович прав, правда предаёт! Олег выбежал из номера и побежал вниз по лестнице. Когда он добежал до лестничной площадки между первым и вторым этажами, то обнаружил, что лестница замурована. Почесав в затылке, он направился на второй этаж. Увидев открытый лифт, Олег вошёл внутрь. Лифт закрылся и поехал вниз. Когда он остановился, в кабину втекла вода. Когда её уровень установился по колено, двери открылись. Олег направился к запасному выходу. Коридор оказался заложен кирпичами. Олег пошёл по единственному проходу и попал в холл гостиницы. Как только он оказался в его центре, холл превратился в герметичное помещение с белыми стенами. Послышались удары метронома. - Пришло время платить по счетам. – послышалось из пустоты. - Кто это? – Олег сорвал ружьё с плеча. - Высшее Правосудие. - Какое ещё «высшее правосудие»? - Истинное Правосудие. Без прокуроров, судей, адвокатов. Без шутовских мантий и париков. Только преступник и Палач. Когда человеческое правосудие оказывается несовершенным, в дело вступает Высшее Правосудие. За всё надо платить. Ты убил свою жену. Ты, Адольф, Сергей, Ангелина – все вы убийцы. И пришло время расплаты. Палач уже ждёт тебя. Именно он решает, где ставить запятую в словосочетании «казнить нельзя помиловать». - Но почему в таком случае Сергея убил я? - Ты стал инструментом в руках Высшего Правосудия. Какая разница, кто исполнит приговор? Главное, чтобы приговор был исполнен! - Сейчас мертвы все, кроме меня? - Какое это имеет значение? Скажем так – ты здесь один. Все получили по заслугам. Настала твоя очередь. Хватит убегать от прошлого. Всё равно нельзя убежать от самого себя. Встреть своего Палача, как мужчина. В одном из углов зала возник Палач. Олег поднёс ружьё к плечу и выстрелил из обоих стволов. Что-то хлопнуло, и стволы разорвало. Олег упал на пол. Из его правого виска торчал кусок железа…*** Ангелина тяжело открыла глаза. Озноб сменялся жаром и обратно. Она громко чихнула и зашлась кашлем. Нестерпимо болела голова. Внутри словно полыхал пожар. Поезд мчался с прежней скоростью. Метель полностью скрыла вид из окон. Ангелина сглотнула. Горло отозвалось такой болью, словно это была не слюна, а расплавленный свинец. Мысли мешались в какую-то немыслимую кашу. Девушка полезла в сумочку за анальгином, но ей попалась коробочка с обручальными кольцами. Она открыла её. В обоих кольцах появилась одинаковая гравировка: Смерть. - Нет… - Ангелина хотела закричать, но смогла издать лишь невразумительный хрип. Горло отказывалось ей служить. Она попыталась подняться, но у неё не хватило сил. Почему так холодно? Где она? Электричка исчезла. Ангелина сидела на снегу перед костром в лесу. Костёр приятно трещал еловыми ветками, но она никак не могла согреться. К костру подошёл её отец, за ним Адольф, мама, доктор Серебрянкин, Ксения Громова. Все они укоризненно смотрели на неё. Она хотела оправдаться перед ними, но язык заплетался и не желал произносить какие-либо слова. А они так и стояли над ней. Потом они отступили назад. К костру подошёл палач. Он встал напротив девушки, опираясь на двухметровый скальпель. Ангелина собрала в кулак остатки сил и неожиданно чётко произнесла: - Всего этого нет! Повинуясь её желанию, Палач исчез. Вскоре костёр потух. Девушке стало так холодно, как не было никогда в жизни. Её глаза закрылись, чтобы никогда уже не открыться.Конец

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всю и выложил. Только ты её комментарием на две части разбила.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×