Перейти к публикации
Nightmarish Dream
Celebrity

Удочка

Рекомендованные сообщения

Трудно быть удочкой. Удочка должна постоянно удить рыбу из стен маленькой комнаты. Описание такой рыбы не найти ни в одной из книг. Странная рыба возиться прямо в стенах и в дверях пустого трамвая. Такие зеленые человечки внутри рыбы строят эфемерное царство. Я знаю, что иногда можно найти удочку, инкрустированную насекомыми. Пчелами, например. Пчелы – мои друзья. Их домик внутри моего дома, и когда они спешат, я пропускаю их. Но иногда они попадают в банчку с формалином. Я собираю коллекцию в те дни, когда не бываю удочкой.

Трудно быть удочкой. Но ещё труднее быть ловцом слизней. Слизни – это сиротки, странные животные, которые прячутся в пнях и мечтают порезать тебя острой травой. Иногда, мы с CAT выходим на прогулку в мирах заката, я начинаю вылавливать слизней из пней. Иногда Cat начинает комментировать моё поведение. Я перемолол буквы грачьего алфавита в блендере, выпил до дна, и теперь могу беспрепятственно читать все послания. Уродливые няни-кухарки охраняют эти странные кирпичные дома. Их язык распух, и даже в рот не помещается. От удушья у них лопнули глаза и в каждой живет слизень. Но Cat упорно водит меня по этим домам, просит переводить послания. Отчего же мы видимся только там.

Трудно быть удочкой… Я видел существо, сидящее в ведре. Из трех металлических мордочек тянулись языки муравьеда – трубки для питья жидкости. Три тарелки с размешанным ржавым соком. И оно постоянно пьет их. Выпивает, высасывает, втягивает в себя. Черное, как сажа, постоянно смотрит на меня из ведра. Я нашел его очень рано. Иногда оно сидит в углу, там же, где я храню удочки. Оно может их испортить.

Надо принимать меры. Этот мир мне что-то напоминает. Кажется, я иногда начинаю играть в него…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А причем тут Сайлент Хилл???

Переместите тему в нужный раздел!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Удочка была привезена из Сайлент Хилла. Это должно было быть во второй части рассказа.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

эээ, скажем так - странный расказец)))

Цитата

Сегодня, 2:09

это дата поста или написания рассказа тоже? = )

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

продолжение....

 

…играть в него и проигрывать. Трудно быть удочкой и я стараюсь не стать ею. Вот, сейчас, чувствую что-то должно произойти.

Cat стучит в мою дверь. Я не могу открыть дверь. Мерзкие удочки ещё не выловили нужное количество рыбы. А значит, я не могу сдвинуться с места. Откуда в моём доме взялась эта странная удочка. И где банки со слизнями? Всё как-то неправильно.

Cat пытается самостоятельно открыть дверь. Но она заперта.

- Ты жив!? – кричит он, и царапает дверь. Рыба уже в потолке. Страшные существа. Мерзкие, от них я становлюсь маленьким.

Я стою в лучах закатного солнца. На меня падают лучи, срываясь с шафраново-мандариновых небес, прокалывают мою кожу. Вокруг меня – полное ощущение нереальности происходящего. По правую руку тихо пылится стол, на нем выросли баночки и колбы, в которых плавают в формалине мертвые птицы, эмбрионы гибридов. Я подхожу ближе и вижу раскрытый журнал, в котором делали записи черной ручкой. Ручка лежит на странице, будто здесь побывал школьник. Я иду дальше, кабинет очень узкий, и я чувствую страх и закат, наполняющий воздух, будто смертельный газ. Видение ломается под призмой облаков, скомканных листов бумаги – теперь у них слишком много общего. Это место постепенно выплёвывает меня на землю.

Впереди меня машина. Полицейский фургон. Во дворе помимо меня ещё несколько человек. Любопытные наблюдатели, но я не вижу их лиц, даже когда напрягаю зрение. Чашка сознания переполнена, а из черепа сделали кубок для распития яда. Я иду к машине, рядом с ней стоит полицейский и записывает в блокнот какие-то данные. Я вижу черные каракули, но не могу разобрать ни слова. Я напрягаю уши.

- На втором этаже произошло убийство. Человека нашли распиленного на несколько частей и размазанного по стене. След от удара очень странный, словно угол стены развернули, ударили, а потом свернули снова.

В дальнем конце двора, за дом пробегают две человеческие фигуры в черном. На их лицах маски птиц – черные, точно такие же, как у средневековых врачей, что боролись с чумой, сжигали завернутые в белые полотна трупы. Белые, как маяк на скалах, постоянно указывающий путь домой утопшим морякам. Две фигуры скрываются в тени, но бронежилет моей кожи уже пробит. Я чувствую тошноту, подкатывающую к горлу, как цунами.

- Я знаю, кто совершил это убийство. – Я хватаю за руку полицейского. – Я видел, вчера я был на месте преступления. Эти люди, они подожгли пни, затем забрали оттуда всех невидимых животных, я знаю, как это все происходит. Но они не оставят после себя никаких следов. У них там лаборатория, опыты, жуткие опыты, они создают то, что некоторые называют демонами.

Один из жителей недоверчиво смотрит на меня, затем шепчет другому на ухо. Я слышу слова, но они вылетают из головы и не доходят:

- У него не в порядке с головой. Несколько лет он провел в лечебнице «Brookhaven», не принимайте его слова на веру.

«Как же не принимать!?» - думаю я, и смотрю за ближний угол дома. Из пустого сада, выглянув из-за другого угла, на меня смотрит жуткая тварь. По коже моей бегут мурашки, я чувствую озноб, но не падаю в обморок. Тело колотит и кидает на предел высоты, а затем низвергает в самые дикие пропасти Гадеса. Тварь – гибрид двух срощенных между собой людей и дикой собаки. Рога, они из кожи, и таращатся на меня, как два глаза моллюска в темноте океана.

Я пытаюсь закричать и снова бегу к фургону. В моей душе что-то поселилось – паразит, затыкающий рот. Дыхание сбивчивое, пульс учащенный – так написано в медицинской карте, этот дурацкий листок плавает перед глазами. Я хватаю за руку полицейского и замечаю, как его напарник выходит из подъезда. Я тянусь к нему, беру за руку и начинаю говорить:

- Там, за углом… Оно там, один из мерзких големов. Эти существа вяжут их, как много лет назад вязали кольца для Сатурна. Дикая тварь. Вы можете не верить мне, просто посмотрите туда, просто посмотрите…

Из-за угла выворачивает хромая собака. Один глаз косится на меня, другой затянут в белизну катаракты, словно в атласный корсет. Шерсть на собаке частично выпала, рыжие клочья торчат с боков, ногти раскрошились – она будто пережила ядерную войну. Пес скалится и ставит меня в дурацкое положение – мне больше никто не поверит.

Я поворачиваюсь ко второму полицейскому.

- Как вас зовут?

- Меня зовут Алекс. – коротко и скупо отвечает он.

- Я знаю, вы мне не верите, потому что их видят не все. Но это совершенно не означает, что их не существует. Они есть, и они постоянно пытают мой мозг. Прошу вас, не оставляйте меня одного, иначе когда наступит темнота или разгорится закат, они снова придут за мной...

- Отведи его домой. – Говорит первый полицейский, закрывая двери фургона. Внутри есть достаточно места и я был бы готов поехать с ними вместе и дать показания, но сделать мне это никто не позволит. Правда – непозволительная роскошь, которой я уже давно не пользуюсь.

Алекс идет вперед так быстро, что я едва успеваю за ним.

- Пожалуйста, подождите! – беспомощно кричу я, - Куда же вы так спешите? Я не успеваю.

Алекс сбавляет шаг и ждет меня. Лицо недовольное и почему-то мне кажется, что он не рад компании. Я рассматриваю местность – неровная земля, сутулые деревья, двухэтажные дома, словно нервные баночки с формалином, в каждой из которой вариться птица, словно бульон из вечности. Так миллионы лет назад зародилась жизнь. Но ведь она же не могла зародиться самостоятельно – этот суп варился, пока кто-то ему не помог. ОНИ были всегда. Эти существа в черных балахонах, войны чумы, они существовали за гранью времен, за пределами вечного моря. Три пустых слова, сказанных в темноту. Я продолжаю идти, только теперь уже рядом с Алексом. Он держит меня под руку, потому как тело моё – словно бумага на ветру.

На грязном трейлере я замечаю объявление.

- Вот, - говорю я. – Его там никогда не было. Никто не клеит здесь объявлений, вы просто посмотрите на это. Это всё их работа, работа – сводить нас с ума, убивать и делать тварей.

Алекс недоверчиво смотрит мне в след. Я вырвался и, покачиваясь, бегу к трейлеру. Надпись гласит: «ВОЗВРАЩЕНИЕ Леди Марии». Этого я боялся больше всего – ребристые стенки трейлера издеваются надо мной. Они не живые, но я чувствую, как они пульсируют и колышутся, словно трава во время летнего зноя на поле. Рука безвольно падает и прижимается к туловищу. Алекс подходит ко мне, и уже крепче сжимая локоть, направляет домой.

- Почему вы не хотите мне поверить?

- Я не могу поверить тебе без доказательств. Твои слова необоснованны.

«Лучше бы он промолчал» - думаю я. На дороге валяется гнилой лист. Здесь везде тонны гнилых листьев, и если люди не одумаются, листья засыпят нас, а потом исторгнут червей, которые съедят человечество. Как их много – разные лица, как камушки в подводной тишине. Тихо, как перед бурей. ОНИ всё продумали и теперь мне никогда, никто не поверит. Я даже не могу дышать и идти без сопровождения, я – креветка, выкинутая на берег. Шторм надвигается, и он сносит лодки.

Мы вместе подходим к моему дому.

- Я живу на первом этаже, - тихо произношу я, отпугивая несуществующих комаров. – Вот мои окна, смотрят прямо на больничный садик. Но он закрыт. Вы знаете, почему его закрыли?

Алекс молча заводит меня в подъезд. Я чувствую себя ещё хуже. Машинально переступаю ступеньки, затем кладу руку на ручку двери, рука срывается и ладонь бороздит воздух подъезда. Вокруг живет эхо, и если я начну говорить, ОНИ могут меня услышать и придти. Алекс берет на себя инициативу и открывает дверь, буквально вталкивает меня в комнату. Затем стоит на пороге, смотрит, как я опираюсь рукой на кожу выцветших обоев. Закат постоянно ел их и пил. И пил, и пил, и пил, и пил…

- Я могу показать вам одно место. Может, после этого вы поверите мне.

- Сегодня уже поздно, - говорит Алекс. Его тень в дверях отсекает меня ножницами от воображаемого мира, и псевдо-голема, который придет за моей душой. Я не боюсь, у меня найдется хотя бы один тупой нож, чтобы всадить его во врага, или в полотна асфальта. Какой толк от ножей – этого оружия не хватит, чтобы перебить ВСЕХ. – Я приду к тебе завтра, и завтра ты покажешь мне это тайное место.

- Пообещайте, что вернётесь! – я припадаю к стене. Ноги тают, как мармелад и сладкая патока сна протягивает свои пальцы из недр квартиры. Время ходит по кругу, и здесь всегда закат, и на закате я вижу эти дома, квартиры, места – они все живут в НИХ, и одновременно вне нашей веселенной. – Пообещайте, что придете завтра!

- У меня много дел. Но я постараюсь быть. – Алекс захлопывает дверь, не прощаясь, кидая нечто, вроде «Тебе нужно отдохнуть». Я пытаюсь спорить с самим собой, но не выношу пытки закатом. Иглы под кожей, как моллюски, эфемерные полосы в глаза. Их так много, что лица сливаются. Сонм лиц.… И пил, и пил, и пил, и пил…

Я иду в спальню. Комната проглатывает меня, и я безмолвно подчиняюсь тишине. Я сажусь на кровать и начинаю думать. На полках медленно стареют книги – многие из них я знаю почти наизусть, а некоторые мне ещё не довелось прочитать. Книги – это носители мудрости, которые следуют за нами, как кардиограммы – полосками черных сечений на белом лице жизни. На третий полки стоит пустая книга – в неё я заношу свои мысли, но последнее время это у меня получается с трудом.

Под окнами скользит чей-то силуэт. Я настораживаюсь, но не спешу бить тревогу. Возможно, мое больное восприятие обострилось, и теперь я начинаю видеть паука за каждым карнизом, хотя быть его там не может в принципе.

Вечер проносится быстро, я отдыхаю, думаю о завтрашнем дне, просматриваю статью, которую мне нужно отнести в редакцию. Открытие нового приюта для детей. Я побывал на открытии, и для меня до сих пор остается загадкой – почему приют построен посреди леса. Комары-молоточки постоянно будут нападать на детей, и у них останется искаженное восприятие леса. Лес – место, полное тайны, истории и опасности. Он есть и здесь, но чтобы дойти до него, необходимо преодолеть сад….

 

Это было давно… Cat уже ломает мою дверь вместе с другими людьми. Сматываю удочки…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Celebrity, пиши ищо!

Кстати, ты случаем не слушаешь группу "Театр Яда"? 0_о

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Цитата

я – креветка

Нет,уважаемый, Креветка - я ;)

Я не читала ничего подобного...настолько оригинально,что просто шокирует. И это только плюс.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

…и кладу их в сундук. За дверью голоса – роятся, как мои друзья пчелы. И постоянно переговариваются. Я пытаюсь вслушаться и прожить эту какофонию. Отрывочные звуки:

- Зачем он там закрылся?

- Не знаю, - кажется, это говорит Cat. Медленное тепло в голосе сменяется холодом, уничтожает подобранных слизней. – … Не понимаю зачем он ездил в этот город…

 

На двери редакции висит совершенно идиотский плакат. Я прохожу мимо, хотя больше всего на свете мне хочется вцепиться пальцами в бумагу и сорвать его. Вот она – идиома смысла, что ведет меня по глухому, темному коридору, по разным углам которого сидят люди в своих кабинетах, как слизняки в коробке из под спичек. Я знаю, что они шепчутся о моем приходе, но мне все равно. Плевать на чужое мнение – если всю жизнь жить и думать о том, кто о тебе и как подумает – можно вообще не жить. Некоторых людей от самоубийства сдерживает лишь страх перед тем, что подумают соседи.

Главный редактор сидит в кресле, недоверчиво сканирует мое тело глазами, спрятанными под линзами очков. Линзы координируют солнечные лучи, из которых рождаются зайчики. Зайчики могут поджечь дерево, оставить на нём стигматы, а потом испариться. Подлые существа.

Я протягиваю редактору текст статьи и несколько фотографий в приложении. Он без интереса просматривает материал, делает какие-то пометки – и на листе расплавляются чернила зеленой ручки. Всё молчит, затаилось в гудении компьютеров. В углу я замечаю ксерокопировальную машину – раньше её здесь не было. А теперь она жужжит, словно насекомое в траве.

- Тебе придется доработать некоторые детали, - говорит редактор и устремляет взор в экран своего компьютера. Бесовская коробка булькает, будто внутри варится суп или закипает чай с остатками грейпфрутов, попадавших с дерева. – Стилистика хромает, описания странные.

- Я ничего не придумывал, просто рассказал историю так, как видел. – Я стараюсь ни к чему не прикасаться. Чашка-черепушка пуста, яд остыл и теперь его больше никто никогда не выпьет. На очки редактора оседают пылинки.

- Ты можешь сесть за стол и подкорректировать статью. Я сделал тебе некоторые пометки, опирайся на них.

Мне хочется размазать его глупую голову о монитор компьютера. И чтобы мозги просочились внутрь, и чтоб гибрид выполз и убил меня. Последние мысли умирающего мотылька. Я попал в страну, в которой не имею права находится. Срочно депортируйте меня назад, в миры заката. Там мне легче, но там ОНИ.

Через полтора часа я покидаю офис и не спеша иду вдоль проспекта. В голове просыпается память – память о тех днях, которые далеко, возможно где-то за забором из красного кирпича, над которым тянется колючая проволока.

Сладкая карамель расплавленного асфальта. Я иду по ней, но мои ноги не чувствуют земли. Запахи указывают мне путь к солнцу. Я продолжаю идти вперед, лица людей кажутся мне пожеванными смайликами. Я хочу укрыться в стенах своей квартиры. Хочу, чтобы поскорее пришел Алекс и я показал ему сонные огоньки. Главное, не заставлять его смотреть в них слишком долго, иначе эффект может быть непредсказуемым. Но где эта мера? Откуда мне знать, сколько времени продержится его сознание, прежде чем сбавит обороты или ускориться до быстроты потоков ядерной энергии? Минута? Две? Полчаса? Час? Ответ, вроде бы, лежал на поверхности, но мои неболовы прохудились и теперь не смогут поймать даже самое маленькое созвездие.

 

…Cat забегает в мою комнату. Удочка начинает поедать сама себя. Жуткое зрелище. Боже мой! Рыба! Сколько рыбы вырвалось наружу! И слизни! И жуки! И неотмеченные звонки телефона. Всё смешивается в один единственный суп и варится, и кипит и выплескивается на закат.

Радиус сужается, и я понимаю, что больше никогда не смогу быть удочкой. Cat хватает меня за руку, пытается вырвать из моего пульса полезную информацию о состоянии моего сердца. Зачем он это делает? Всё итак понятно. Я не живу больше здесь. Я остался в том городе, таинственном городе, где находится приют, где туман чередуется с закатом. И где парят сонные огоньки.

 

В тот день я так и не дождался Алекса. Я перекапывал свои мысли, будто архив, старался отыскать причины. Возможно, он просто забыл о своем обещании или не принял мои слова всерьез. В любом случае, так больше не может продолжаться.

Вечером следующего дня я отложил текст статьи. Мне надоело сидеть в кресле и черкать ручкой черные строки. Я быстро собрался и покинул дом. В больничном саду меня встретили пустые пни и разрушенные строения.

Траурные богомолы сплели для меня особый саван. Лихорадка в темноте начинается с выбитых подпорок сознания. В любом случае, я обматываюсь этими мыслями, словно длинными гудками и замыкаю провода. Осталось совсем немного, ещё несколько шагов и я дойду до побережья.

Там всё началось ещё очень давно. Возможно, там всё и закончиться.

Я сажусь на песок, широко открываю глаза. Следующий берег – и на нём сонные огоньки. Я чувствую, как тело превращается в сращение гнилых листьев, которые дожди уносят в водосток. Начинается ритуал отрешенья, и теперь я не остановлю себя.

Странное чувство – когда ты чувствуешь сердцем, не опираясь на логику. Когда ты чувствуешь, что привязан цепями, но не можешь дать того, что от тебя хотят. И ты пытаешься, и делаешь что-то, а в итоге пролетаешь на большой скорости мимо очередной остановки. Близость и теплота тела, до которой мне всё равно не суждено дотянуться. Озноб и разочарование. Радость и боль одновременно ядерной войной пролетают сквозь неокрепшие клетки мозга, и даже самые смелые мысли превращаются в удочки. Удочки – ловцы счастья. Каждый человек ловит его, становится удочкой, инкрустируется, оплетается и падает в колодец восковой куклой с перебинтованным ртом…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×