Перейти к публикации
Nightmarish Dream
Nerewar Zerwan

Кукла и Чемодан №2

Рекомендованные сообщения

Договорился до треда имени моего ЧСВ. ИТТ я буду писать. Всякое. Ваши глаза должны благодарить Хельгу Р, Богиню искусства и т.п. - она правит опечатки.

Рыбки

- ...Макс, ты сегодня с нами? Давай, вечерком усё будет, тёлки на подхвате. - голос Кирилла кажется весёлым, но я-то знаю, что звонок - формальность.

- Нет, Кир, сегодня у меня много работы с документами, да и на эти выходные у меня планы. - я стараюсь говорить убедительно, дозируя холодный официальный тон с псевдо-дружескими нотками.

- Ну смотрииии, - привычка растягивать слова, Кирилл, сведёт тебя в могилу. Я точно знаю. Жаль, не застану этот момент, - а так бы погуляли хорошо, шашлычок там, водочки бы. Всяко лучше, чем дома сидеть.

- Уууу, заманчиво, но работа и планы, планы и работа. Так что до скорого, - моё терпение не знает границ ещё минутку, а потом раздражение выльется в плохо завуалированную ненависть.

- Ну смотри. Поки-доки! - Кирилл бросает трубку, как мне кажется, с явным облегчением. Мне плевать.

Дом. Мне не важен ваш несчастный и унылый алко-праздник, с его непременным блеванием в кустах, разбросанными презервативами и атмосферой царящей неловкости, когда утром выясняется, кто же с кем перепихнулся. Мне нужен лишь уют.

Уют четырёх стен, потолка и кота. Кот - это самое важное. Есть кот - прощай одиночество, нет кота - ну и хрен с ним. Эта мысль вышла даже какой-то неожиданной. А от того - пугающей. Когда человек мыслит на уровне рефлексов, его пора увозить куда угодно, но подальше от кирпичных строений, которые не house, но home.

Дом всегда носит печать сознания своего владельца. Оттиск моей печати расставил на полках тома фантастики, фэнтези, детективов и с ними пять лет молодости с просаженным зрением, призраками прошлого, витавшими над всей этой беллетристикой. Миры, созданные руками отдельно взятых демиургов, перестали волновать моё воображение с первыми лучами солнца, забрезжившими за пыльными шторами офиса, где мне выпало несчастье работать. Перебирая бумаги, варя кофе из натуральных кофезаменителей, почитывая башорг и понимая, что полшестого скоро станет моим заклятым временем, я прожил ещё три года. Взрослые, полные великих проблем три года. Не чета пяти годам чтения под одеялом. Я не стал мудрее. Я не стал взрослее так, как я это когда-то понимал. Седоусый Гэндальф не родился из мук овладения таблицей Эксель и настройки ICQ для грудастенькой секретарши. Родился лишь новый я - офисный, планктоноватый и серый.

Конечно, я мог всё изменить. Разбить клавиатуру о голову надоедливого Семёна С., схватить за задницу секретутку и послать в дальние чудо-странствия шефа. Мог, но лишь в мечтах. Тот вечно романтичный юноша, что сидел в дальнем углу моей души, и всё ещё читавший книги о драконах, не смог бы стерпеть такого негодяйства. Он бы гневно потряс кулачком, поджал губы и ушёл. А я остался бы без мечтаний и грёз - тех единственных услад, доступных пока ещё относительно молодому и одинокому человеку.

Хотя всё это по-прежнему дешёвые попытки снять с себя ответственность за свою же судьбу. Я просто слаб. Жернова рутины давно перемололи моё стремление к возвышенному, и когда-нибудь я забуду даже имена любимых авторов моей любимой фантастики. Кроме, может быть, Стругацких - стыдно не знать Стругацких, засмеют в любом приличном офисе.

Друзья остались в прошлом: наши пути разошлись (как сказала бы моя мама: "Как в море корабли") - успешные по их и общественности меркам люди, размножившиеся и окредитованные до конца своих прекрасных дней, они знали, чего хотят и как этого добиться. Хотели, добивались, спешно исправляли результаты хотений и жили дальше. Что же пошло не так у меня? Были ли времена, когда будущее не давило мраморными плитами, а настоящее дарило тёплые весенние деньки? Наверное, было. В свободном от взрослых мире, где нет места дедлайнам, тренингам лояльности и песням "Наш офис Самый-самый!".

Мне хочется повеситься. Но я этого не сделаю. Я встану, подойду к маленькому плюшевому медведю на диване и пожелаю ему доброго утра. Потом коту. Почищу зубы, сделаю бутерброд и убью свой желудок на ещё одну сотую долю процента. Потом я посмотрю новости и узнаю, что в мире всё хорошо так, что поезда с рельсов сходят от счастья - настолько всё прекрасно. Поймаю себя на мысли о том, что 25 погибших - преступно мало. Можно сказать, только зря телеэфир заняли. Не трагедия это, а лишь унылая сводка с реалий этого мира. Этого вашего. Как же мне не хочется говорить "моего".

Я оденусь: серо, буднично. Я не хочу выделяться из толпы ромеровских зомби, спешащих в недра метрополитена и ждущих, как лодку Харона, свой вечноголубой вагон. Я не буду цеплять на себя значки, пирсинг и старательно сооружённую ухмылку бунтаря: зачем? Против Системы борются только дураки, да и то на кухне и в парках, выкидывая банки из под пива на газон.

На мобильном новый рингтон из какого-то блокбастера. Вы спросите: "Зачем?". Я пожму плечами и скажу: "Просто так", хотя ответ тут совсем другой. Просто... иногда надо что-то делать. Хоть что-то. Накормить голодного пса, перевести старушку через дорогу или скачать этот рингтон. Ещё одна галочка в моей жизни. Ещё один поступок, доказывающий, что я всё ещё жив, мыслю и действую. Возможность хоть на секунду отогнать страх проснуться не человеком, но шестерёнкой монструозной машины, имя которой "Социум". В чём её ужас, я понял лишь относительно недавно: он пуст. Чудовища голливудских боевиков страшат клыками, когтями, налогами; в японских ужастиках визг и облегчённый кишечник гарантирует нагнетающая атмосфера сверхъестественного. Социум не страшен, социум - понятен. Он родной и близкий, как миксер. Большой и добрый миксер, где все мы кружимся в ярком, разноцветном хороводе красок, пока не преобразуемся в однородную массу. А потом нас сжирают. Время - ненасытный едок, и на смену сожранных нас придут наши дети - всё ещё яркие, полные сока жизни.

"Время - Бог наш, и социум - миксер его." - придя к такому выводу, я отправился на традиционную вечернюю прогулку с лёгкой надеждой: а вдруг однажды на меня свалится судьба и подарит гринкард в вечный астрал?

Хотя сам я отлично понимаю, что ничего не изменится: никогда, ни за что. У этой сказки нет ни счастливого конца, ни смерти прекрасной принцессы. Она бесконечна, как положенная на бок восьмёрка. Возможно, мне остаётся сделать лишь моё домашнее задание.

Кот тихо мяукает в спину. И тебе спокойного вечера, Кофа.

  • Лайк 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хельга не гарантирует стопроцентного отсутствия опечаткоошибок ибо для этого ей нужно иметь незамутненный разум, что весьма проблематично.

А Зерван - талант.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мама, ревновать детей - это инцест, нарушение психогигиены и вообще последнее дело.

Твой занудный сынок.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мать Висентия, у вас как раз появился шанс пройтись по мне ссаной тряпкой же! Вспомните всё!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мамочка Зерван, ты у меня самая лучшая и самая талантливая. Присоединяюсь к Корсару: пиши еще. а то как же я без твоих волшебных сказок на ночь буду?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не...

- Майор Кристи Терри, разрешите доложить?

- Да, рядовой Джейкоб.

- Мы всё умрём.

- Простите, что?

- Мы все умрём, майор Кристи. Это судьба. Это рок. Это наша лестница.

- Может, вы имели ввиду лестницу?

- Я имел в виду именно то, что имел в виду.

- Конец света не по Уставу, рядовой Джейкоб. Тому самому Уставу, что с большой "У" и маленькой "б" в конце.

- Но сам устав лишь слово над кипой бумаг в кожаном переплёте!

- Нет, Устав - это власть заглавной буквы в начале слова, но не предложения. Всё, что имеет над собой большую букву, да ещё и "У" - это власть. Власть бога, если хочешь знать.

- Но объективно сейчас мы умрём: за окном огни Злого Сатаны уже пожирают нашу планету. Наше время выходит.

- Это точно не лангольеры?

- Никак нет, майор Терри.

- Это ничего. У нас даже лица нет - автору было лень придумывать сопроводительные описания.

- Но вы всё ещё мой майор Кристи Терри?

- Да, рядовой, Джейкоб. Всё ещё. Хотите, я вас за руку возьму?

- Да, пожалуй. Это ведь не фоллаут?

- Нет. Это не фоллаут. Это хуже. Но мы будем соответствовать.

- Время отработать слово "эклектика".

...Мириады мелких камешков сплелись в единый узор постапокалиптического заката. Щебень, песок, гравий, кусочки остриженных ногтей - всё закружилось, встрепенулось, заурчало голодным зверем и накинулось на спины бегущих людей. В красивом и смертоносном танце, они пронзали их греховную плоть, выедая себе проходы в телах беглецов, кроша их кости и сосуды. Кровавый кашель останавливал их дыхание, а с ним - жизни. Пронзённые животы исторгли блестящую на солнце требуху с приторно-сладким ароматом, пряную и волнующую.

Ребёнок с вытекшими глазами залился в беззвучном крике на руках выпотрошенной матери, тщетно старавшейся прикрыть своё дитя. Картина восхитительного умиления и чистоты, как Мадонна и её младенец.

Земля разверзлась, и сонм тараканов и червей принялся очищать пиршественную доску Природы, смешивая с живительным гноем мёртвых и живых. Это был день ликования, день величайшей благодати, когда мир и человечество вздохнули свободно, полной грудью. В свой последний раз.

- Милочка, видите ли вы это?

- Да, Сьюзи. Это впечатляет.

- Сьюзи. С этим именем что-то не так. Оно мне не нравится.

- Susie the doozie?

- Нет.

- The queen of prudies, Susie?

- Нет.

- Susie packs an uzi?

- А это вообще уже чёртов постмодернизм.

- Да, мне нравится наблюдать конец Всего под что-нибудь сумасшедше-душевное.

- Как насчёт помолиться?

- Я сказала, душевное.

- Прекрасно. Тогда, может, потанцуем?

- Лесбипронвидеомихалковбесплатноскачать?

- Нет, не со мной: во-о-о-о-он там стоят за ручку два мужика в форме.

- Жалкие педики.

- Танцевать с педиками под ритм Апокалипсиса не слишком постмодернизм?

- Не слишком. Заканчивай уже, я теряю нить диалога.

- Ок.

- Cancel.

...лучи чёрного солнца выжгут мир, оставив после себя песок и гиганты-небоскрёбы, участь которых предрешена кислотными дождями...

- В оригинале дождей не было.

- Но я зонт взяла, ты не волнуйся.

- Зонт - плохая защита от кислотных дождей, ты знаешь?

- Хух? Я про лучи чёрного солнца. Ну это, которые пафосно палят и всё такое.

- Ар ю блайнд ор самфинг? Нас намочит и разъест.

- Я не творю вероятности ор ясные мысли - это редкостный идиотизм.

- Глубоко. Мысленно.

- Рядовой Джейкоб.

- Да, майор Терри.

- Мы же не педики, которые танцуют под ритмы Апокалипсиса?

- А вам не всё равно?

- Нет, всё в порядке. Мне просто как-то обидно. Сейчас мы умрём. Опять. Умрём все, до единого. Умрём, что бы повторить наш путь. Умрём, что бы опять жить. Не сейчас. Может, через сотни лет. Но мы вернёмся. Я устал умирать. Когда-то я умер в окружение флолиантов научных трудов, эликсиров вечности и учеников. А в Дерри, что в штате Мэн, родилась девочка Сьюзи Лэнс. И что она сделала? Потеряла девственность в 16 лет? Что-то сотворила? Нет, Джейкоб. Она жила, радовалась и тихо умерла. Тогда почему мой конец света пришёл на пике моих изысканий, зачем я вообще умер? Что хотел сказать этим этот ваш бог? Мы живём и умираем, переживая катастрофы и плановое расписание судных дней, раз за разом. И в итоге мы топчемся на месте, дожидаясь восхода чёрного солнца. Чтобы умереть и вновь воспрянуть от праха. А потом опять умереть. Это всё угнетает.

- У вас фляжка на пряжке, а там - самогон или что-то крепкое. Я думаю, стоит выпить, не пропадать же добру.

- Устав не велит пить на посту.

- Устав человеческой драмы игнорирует Устав, ну вы знаете.

- Тогда... не чокаясь.

- Да и нечем...

- Сюзи.

- Да?

- И всё же - возьми меня за руку.

  • Лайк 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ламент, не п****те в моём треде. Что вы не напишите? Диалоги про пост-модернизм? Хельга вас всё расскажет, как это делается.

П.С. Или они имеет ввиду, что никогда не опустится до этого? =((((

П.С.С. Курсовик же, блеаааать.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
проститеябольшенебуду.

Если вы это мне, то давайте я скажу так: ничего бы я тут не пейсал, если бы Хельга не дала зелёный свет, ок? Так что давайте и вы, присоединяйтесь. Мать Висентия любит писателей. Я сам с большим интересом отношусь к вашему будущему творчеству. Вы же не откажите мне, да?

  • Лайк 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Отлично, теперь это официальный Писательский клуб.

Если мамочка захочет выложить криогенную теорию-то в прямом виде или ссылкой на архив\ресурс?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мама, при всём уважение: я тут тешу своё чсв криогенные теории страшны и вызывают во мне ужас. Пишите лучше про любовь реалии этого мира.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Очередной кусок моих вечерних галлюцинаций в форме короткого рассказика. Редактор всё тот же: Б_гиня Хельга.

Ками-сама ирунара.

Прасковья Сергеева (мать троих детей, замужем за Сергеем Сергеевым) истово молилась у иконы святого Святого. И умерла. На месте. Абсолютно вся. Кислород покинул её лёгкие, разум - мозг, а душа - сердце. Позже, уже на похоронах, её кончину называли по-разному: священник сказал, что смерть в 46 лет - трагичная, домашний доктор семьи Сергеевых - скоропостижная, а родственники - ужасная. Хотя нет ничего ужасного в смерти перед иконой святого Святого, не во Вьетнаме же ей скальп сняли. Но мы не будем думать о грустном. Мы будем думать о причинах. А причина одна - жестокость. Именно жестокая улыбка была запечатлена на иконе всё того же святого Святого. Именно гнусная ядовитость сочилась из уголков блаженных губ. Змеиный взгляд голубых очей и клубки беспокойных теней за аурой благодати: вот что стало причиной смерти Прасковьи Сергеевой.

И именно это написал в своём рапорте товарищ старший милиционер Игорь Перепёлкин, расследовавший дело в трагично-скоропостижно-ужасной смерти Прасковьи С. Разумеется, ему все поверили: как не верить человеку, чьи погоны блеском своим подобны нимбу высшего из ангелов? Абсурден сам факт неверия, даже еретичен.

Тут же, дабы не подвергать других почтенных граждан опасностям, государство лично послало отряд ОМОН-а на задержание иконы святого Святого. Икона сопротивления не оказала, но дать показания отказалась. На всякий случай, милиционер Игорь Перепёлкин лично нанёс по гражданину Святому два удара дубинкой и один раз пшикнул из табельного перцового баллончика. Икона молчала.

Охваченная аллюминиевыми цепями правосудия, она предстала перед следователем по высшим делам чего-то там, товарищем Леонидом Зоевым. Осветив икону мощным светом настольной лампы, следователь задал три конкретных вопроса. Ответов не получил, и был вынужден применить силу. Гражданин Святой получил многочисленные ушибы в области нимба и сломал левое крыло.

Все добрые милиционеры - и особенно милиционер Перепёлкин, - знали, что Святой совершил такое преступление, о жестокости которого нет даже чёткого мнения (а есть целых три нечётких). И ради спокойного сна всех добропорядочных ячеек общества, Перепёлкин подсыпал иконе за рамку героин, позвал своих друзей из ОМОНа и раскрыл всю гнусность и мерзость товарища Святого.

- Ах, - причитал следователь по высшим делам Зоев, - как вы можете вести себя столь гнусно и мерзко, товарищ святой?! Ведь вы же икона! На вас дети смотрят!

- Ох, - заливался медвежьими вздохами Перепёлкин, - как Вы могли свершить столь ужасный поступок? И ведь совести хватает молчать, это бе_зо_бра_зи_е! Ну Бог там с Прасковьей С. - убили так убили, но герои-и-и-и-и-н! Подумайте о детях!

- Эх, - хором голосили богатыри из ОМОНа, - как же вы можете так, товарищ святой Святой?

И смотрят так укоризненно, как официант, оставленный без чаевых.

Столь предосудительное поведение не могло оказаться без кары Общественной, и икону посадили в Тюрьму Строгого Содержания.

Мы опустим приключения святого Святого на зоне, хотя заметим, что там он в кратчайший срок стал паханом и кидал терпил на очко. Давайте лучше заглянем в аскетично обставленную милицейскую голову товарища Перепёлкина.

А он страдал. Страдал от того, что столь ужасные и противные Обществу (создателю его) твари, как икона святого Святого вообще марает землю своим существованием. Ведь как можно получить два (2) удара дубинкой и один (1) пшик из перцового баллончика, и не признать вину? Что же не давало Святому говорить? Может, он кого-то покрывал? Кто-то стоял за ним? А может гражданка Прасковья Сергеева, оставившая на кого-то своего мужа и троих детей, первая напала?

А вдруг она неправильно молилась? Вдруг... о нет - Прасковья С. нарушила законы Общества? Неправильно прочла стишок на латыни, перепутала атис и матис, или не вложила Души в молитву? Вдруг она, простая и необразованная матрона, исковеркала сам величайший Ритуал прочтения чего-то там своим грубым, варварским бездушием? Нельзя, никак нельзя молиться, не вкладывая себя в слова. Это аксиома. Так просто нельзя. Ведь молитва это ого-го (тут надо поднять указательный палец к небу), а не хрен собачий!

Тотчас же милиционер Перепёлкин стал набирать нумер Зоева, спешно кряхтя, излагать свою мысль и молиться, чтобы не было слишком поздно.

Конечно же, государство выслало отряд ОМОНа, чтобы не подвергать граждан всяким опасностям. Вооружившись лопатами, богатыри в форме раскопали могилу Прасковьи Сергеевой, чтобы допросить её с пристрастием. К счастью, труп ещё не уступил свои первозданные формы земной гнили, но амбре уже давало о себе знать.

Лично Перепёлкин ударил гражданку Прасковью три раза по голове - за сокрытие важных показаний. А в комнате допросов, под всевидящем оком настольной лампы, следователь по высшим делам чего-то там Зоев задал три конкретных вопроса. И стремительно разлагающаяся гражданка Прасковья молчала, как рыба на льду.

- Молчание - знак согласия, - сказал Зоев, подсыпал подсудимой героину и отправил с Общественным Мнением мотать срок.

А уже через год, когда все необходимые документы были набраны в Word'е, икону святого Святого отпустили. Вернулся в храм он в наколках и при деньгах, которые молчаливо пожертвовал на реставрацию и прочее. И всё было у него хорошо.

А гражданку Прасковью на зоне пускали по кругу, но это уже совсем другая история.

  • Лайк 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×