Перейти к публикации
Nightmarish Dream
Виктор Селиванов

Воспоминания о Лондоне.

Рекомендованные сообщения

В наушниках незаметно пронеслись “Lucid Dreams” by Franz Ferdinand и “Дети Дуная” Rammstein’а – еле примечаемые сознанием, занятым рассортировкой новообретенных знаний. Когда-то чуждый, английский текст, теперь не требовал внутреннего перевода и, даже иногда, смысл иностранного слова был понятен, но, если бы попросили подобрать к нему русский эквивалент – я бы не смог.

Музыка же отвлекала только тогда, когда особо «цепляющая» песня зажигала свет в пустовавшей, темной комнате воображения; заставляя глаза, которые все же читали текст, работать в холостую, не доносить прочитанное до мозга и превращать в нечто осознанное, осязаемое для внутренней библиотеки. Такие вещи нужно пресекать в зачатке, ибо тогда когда ты отдаешься фантазированию – время летит в несколько раз быстрее. А его как обычно катастрофически не хватает. Так что под конец, испытывая тошнотворную боль, от обилия прочитанного, мозг с радостью отдается не фантазии, но воспоминанию, и, может ввиду столь охотного стремления отвлечься, оно приносит чувства яркие, будто переживаешь вчерашний день, а не то, что происходило несколько лет назад…

 

16-17 лет. Время активного и продуктивного познания мира, молодости критически мыслящего сознания. И идиотского желания что-то доказать путем построения соц. экспериментов. Каждая личность – объект, на нем можно провести один, а то и несколько экспериментов! Все больше мыслей и результатов идут под запись, на фоне внешней апатии и безразличия ко всему.

Эксперимент № 23

Цель: Узнать, смогу ли я прожить 3 месяца, находясь на обучении в Лондоне, вне социума?

Честно говоря, я всегда зависел от кого-то, хотя и предполагал обратное. Не стремясь приобщиться к большинству, формируешь свой микросоциум, в котором ты лидер, или второй после него.

Однако, нужно было проверить себя на ментальную прочность. Доказать себе, что ты независим, и заодно понаблюдать за людьми, собранными в одну тесную кучу, со стороны.

Идея созрела сама собой, и было решено дистанцироваться даже от молодой преподавательницы куратора. Ото всех и от всего.

2.

Тем не менее, планы, носившие столь идеалистический характер, на деле имели ряд непреодолимых недочетов и погрешностей.

Обо все по порядку.

«Постойте, давайте подождем остальных и уже, потом пройдем…» - Это было сказано для них, не для меня. Молча, я прошел непосредственно туда, где начиналась посадка, и сел, раскрыв ноутбук.

Тут появилась она.

Не стандартной, модельной внешности, но и не просто «миловидная девушка», в ней чувствовалась независимость, осознанность, стать и строгость. В походе, во взгляде больших, серо-зеленых глаз, в том как она начала разговор:

- Ты Андрей?

- Да.

- А почему у тебя не получилось улететь со своей группой?

- Не успел оформить документы, - ответил я, не отрывая взгляд от ноутбука.

Она замолчала, очевидно, потеряв ко мне интерес. И я понял, что меня это огорчило.

На секунду, из головы вылетели все эксперименты, прожекты, планы, хотелось просто задать вопрос, поддержать беседу…

Однако, рациональная, холодная часть сознания, вернула поток мышления в прежнее русло. А потом подошли остальные, да и посадку объявили…

Вылет был в 4 ночи, я зарекся не спать всю дорогу, дабы ничего не умаляло удовольствие от крепкого, долгого сна в комнате общежития, по приезду.

Зарок был нарушен. В итоге уже на земле, меня совместно будили: преподаватель, разговорчивый армянин и одна из одногруппниц.

Так я прибыл в Лондон.

 

 

 

 

 

 

 

Стоит ли продолжать?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ну раз вы и прозу пишите....

Очень понравилось высказывание про соц.эксперименты. Очень -очень заинтерисован. Хотелось бы подробных результатов этих экспериментов. Ждём-с.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ч. 2

Все же, как бы не было сильно стремление к самопознанию, робкие надежды и наметки на интимные отношения с однокурсницами имелись.

Однако, они были развеяны без каких-либо волевых усилий с моей стороны.

- Англичанки все страшные. - Заявлял мой товарищ, переживший три месяца в предыдущем потоке.

Не делая больших ставок на иностранок, на всякий случай, я проштудировал все свои записи по их соблазнению. Я не был расистом; просто человеком привычки. Из-за все, даже не особо явные, различия во внешности, бросались в глаза и отталкивали.

Мои соотечественницы не отступали и, почти тут же, при первом беглом знакомстве, произвели "неизгладимое" впечатление и сильный, устойчивый к ним иммунитет. Они были некрасивы внешне, но и внутрене не отличались богатым развитием, хотя бы словарного запаса. В автобусе, уже через 15 минут, мата было столько, что если бы он был осязаем - салон бы разорвало. Причем шел он из женских уст, что придавало словам еще более отвратительную окраску.

 

Пожалуй, стоит их представить:

Катя - полная, с короткой стрижкой и крючковатым носом. Умна, но не независима. Дабы соответствовать - подстраивается под остальных.

Настя - более-менее миловидная блондинка, взгляд напоминает ослиный. Низкая - ниже 160 сантиметров, беззащитности или какой-то дополнительной умильности ей это не придает. Мат, мат, мат.

Света - огромное, похожее на отекшую грушу существо, с лицом молодой Новодворской и характером базарной торговки. Приехала с братом Димой. Оба набрали пугающе низкое количество баллов для 1 группы, но проскочили из-за недобора.

Вера - мужеподобное существо, с довольно широкими плечами, бедрами 12-и летнего мальчика и лицом приматоподобного алкоголика на ранней стадии.

Она - тогда, разглядывая публику заползающую в автобус, я уже сто раз успел забыть ее имя. Ни одного грубого слова, никаких попыток "подыграть". Молча, она сидела заткнув уши плеером. За 15 минут - ни звука, как и я. Нас таких было трое, на самом деле, но третий, с ненавистью ко всему миру, большей чем мое презрение в тысячи раз, был незаметен для меня.

 

2.

Как я жалел, что не взял плеер... Еще один эксперимент - завишу ли я, смогу ли переносить рутинную повседневность без него? Ну что ж, теперь в мои уши дружно шествовали шутки про "педиков", "члены" и насмешки над Левоном - тем самым разговорчивым армянином, который, как оказалось, пытался пронести на борт самолета бутылку армянского коньяка.

Я восседал с вожаками. Если бы я знал это тогда, то проявил бы больше внимания. Но на тот момент они меня просто раздражали.

Я сидел у окна, слева сидел Паша (позже, в заметках, обозначал его как "Еврей") сзади два Вадима ( одного из них прозвал "качек", второго так и указывал по имени).

Еврей мирно спал у меня на плече, не обращая внимания на то, что я фактически "чеканил" его голову.

Сзади шел следующий диалог:

- ...Я неделю в зал не ходил, {censored}! Как щас буду поднимать?! Не знаю.

- Качалка при колледже есть, я только не знаю где... - Мне это было известно, но просвещать Вадима желания не возникло.

А за окном проносились дома, все еще сохранившие свой исторический, архитектурный антураж (ни смотря на пестрое засилье вывесок и рекламы на фасаде), темза. Да, город мне сразу понравился, и мотив моего сознания играл в тон его мелодии. Этот дуэт заменил мне плеер, помог отвлечься, и насладиться поездкой.

3.

Наконец мы прибыли. Для завтрака было еще рано, поэтому мы отправились на ресепшн, получили временные пропуска и ключи от номеров. Здание общежития раньше принадлежало тюрьме, поэтому еще в Москве, я мыслил о том, чтобы сделать обзорное видео, под музыку из фильма "Побег из Шоушенка". Желание приступить немедленно нарушила усталость, поэтому я ограничился спешной, круговой панорамой моего номера, и улегся в постель.

 

Меня разбудил стук в дверь. Это был Паша. Не Еврей, нет; Паша, который ненавидел всех, считал мир и его составляющие - идиотизмом. В общем его взгляды мне импонировали, а то ,что под ними не было никакой рациональной подоплеки, меня восхищало.

 

- Н-н-н... - Так и не преодолев заикание, он замолчал, досадно вздохну, и начал снова: - Н-нас всех зовут, к преподавателю в номер.

- Хорошо, буду. В каком она номере?

- 737.

- Хорошо.

Там меня ждали организационные вопросы, молодая преподавательница, пытавшаяся нас напугать и Рома.

Рома - длинный, худощавый, женственный до невозможности сноб. Он был антиподом Веры. У Ромы были две уникальные вещи - куча путеводителей и "свое уникальное мнение" по любому вопросу.

Мы договорились позавтракать, потом пойти гулять по Лондону, и на обратном пути заглянуть в местный супермаркет.

4.

Завтрак был великолепен. На выбор предлагалось два меню: healthy и english breakfasts. Первый состоял из хлопьев, фруктов и т.п., а второй... хрустящий, сочный, прожаренный на гриле бекон, копченая сосиска, картофельный хашбраун и омлет/яичница - по выбору. Все мое пребывание я ел только английский завтрак.

Мы вышли к воротам, где условились встретиться. Еврей не пришел. Куратор попросила меня и Рому сходить за ним. Он заблудился в коридорах общежития. Мы вывели его. Но оказалось, что он забыл в номере паспорт. Еврей вернулся обратно, а мы вышли к воротам, заверяя преподавателя, что теперь он найдет дорогу сам и все будет в порядке. Мы были правы, но не до конца: зайдя в номер, он сел за компьютер - что-то проверил, открыл/закрыл... В результате забыв зачем пришел, он вышел к нам вновь без документа.

Когда наконец были улажены все трудности, мы двинулись в путь.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ч. 2

Я не был расистом; просто человеком привычки.

 

айАЙАЙ!!! Товарищ вы лицемер и редкий социопат.

 

Продолжайте..... я горю

 

P.S. На Галичині з тебе зробили б відбивну!!!!!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×