Перейти к содержимому
Nightmarish Dream
Рендальф

Тихий Холм 3: Охота на Бога

Рекомендованные сообщения

К вашему вниманию, не совсем стандартный фанфик по СХ3, и Хизер в частности :lol: . Это пока только начало...

Часть первая

Фабрика боли

Глава 1: Конец сна

Боль, которую ждешь, всегда кажется сильнее неожиданной.

В. Брусков

“Nightwind dancer” – слегка стёршаяся надпись, выполненная готическими буквами на изображении человеческого силуэта в плаще и цилиндре. Потерявшая контрастность от времени, местами оцарапанная бортовая эмблема весьма значительно выделялась на сером, монотонном фюзеляже МИ – 49, единственная деталь, кроме бортового номера, придающая тяжелому транспортнику оттенок индивидуальности. Горизонтально сплющенный корпус, напоминающий цифру восемь, с двумя контрвращающимися винтами в отверстиях “восьмёрки” ловил последние лучи заходящего солнца перед спуском вниз.

Винтокрыл, растопырив закрылки на дисках–обтекателях винтов вошел в крен, стремительно опускаясь в белое одеяние сгущающегося под ним тумана.

- Входим во внешние слои, все системы в норме, - констатировал по рации пилот, переключая что-то на потолочном пульте. Видимость снаружи за считанные секунды приблизилась к нулевой. Плотная белизна прилипала со всех сторон к фонарю кабины. Пилот ориентировался исключительно с помощью ультразвукового сканера, выводившем изображение созданное отражением звуковых волн на экран над приборной панелью.

- Я высажу вас на крыше здания, будем на точке через пять минут.

- Понял тебя, - ответил командир взвода, разместившегося в десантном отсеке. – Слышали, тунеядцы!? Начинаем экскурсию через пять минут, всем быть готовыми!

Человек, полностью облачённый в броню, грязно-ржавой, буроватой расцветки, стоял напротив дверного проёма держась за поручень. Белый отсвет тумана едва освещал его на половину. Такой цвет униформы не в коем случае не мог играть роль камуфляжа. Среди личного состава уже давно велись споры о его истинном назначении. Но в любом случае, столь кричащий окрас, как не помогал, так и не мешал в условиях аномально плотного тумана Тихого Холма.

- План операции 43/7, огнестрельное оружие использовать в самом крайнем случае, в тумане будем действовать предельно быстро, я не хочу задерживаться в этом психотропном дерьме лишние минуты, вести штатные радиопереговоры… - давал он наставления солдатам. Их броня не отличалась ничем кроме серо-стального цвета и количеством лычек в правом верхнем углу бронежилета. Лица скрывали респираторные маски с горящими, неоново-голубым светом, линзами окуляров.

- Подлетаем, - коротко проинформировал пилот.

Внизу проплывали в море тумана верхушки серых зданий.

Машина, чёрной тенью парила над мёртвым городом, создавая винтами небольшие вихри из белесого марева. Сбавив скорость винтокрыл выпустил лыжеобразное шасси. Местом посадки была выбрана крыша “шестнадцатиэтажки”. Неуклюже подлетев сбоку, транспортник, поднимая клубы пыли и мелкого, мусора опустился на поверхность здания, не выключая двигателей.

- Шевелимся!

Первым спустился командир, за ним выскочили остальные, последние двое солдат скинули с винтокрыла аппарат с прямоугольным корпусом на гусеничном шасси и спустились сами.

- Игнатенко, статус, - обратился командир к солдату.

- Чотири та два, - ответил он через некоторое время, возясь с панелью бортового компьютера на левом предплечье. – псі-активність поки що в нормі, товаришу капітан, перепади прогнозуються через три - чотири години, якщо, звичайно, їх не спровокують зовнішні фактори.

- Нам хватит, - произнес капитан. “Наверное” – дополнил он про себя. – Выдвигаемся! Время операции – четыре часа!

Девушка очнулась от внезапного удара. Лежа на холодном металлическом полу она с трудом приходила в себя. Ей казалось, что только что её сбросили, по меньшей мере, с десятого этажа. Оторвавшись от пола и сперва поднявшись на четвереньки, она с трудом поднялась на ноги, которые тряслись и подкашивались, не в состоянии держать вес её собственного тела. Не привыкшие к темноте глаза неохотно выдавали в измученный мозг детали окружения.

“Господи… где я на сей раз?”

Все что можно было сначала разобрать – электронное гудение неизвестной аппаратуры и расплывающиеся в полумраке многочисленные огоньки, преимущественно голубых тонов. Постепенно картина стала обретать материальность. Огни обратились разнообразными светодиодами и экранами, густо расставленных на металлических стеллажах приборов. Звенящий гул исходил от них.

Девушка начала осматриваться. Помещение было небольшим, и по всем параметрам напоминало нечто вроде лаборатории. На стенах висели плакаты с изображением человеческого скелета и тела без кожи, цепей ДНК, каких-то химических схем и графиков. На нескольких железных столах стояла различная лабораторная посуда. Высокие полки забитые работающей электроникой, от которой тянулись пучки переплетенных проводов, беспорядочно лежащих на полу. Два алюминиевых умывальника. Над ними небольшое, треснутое зеркало.

“Что это за место? Как… меня сюда занесло?”

Вопросы возникали сами по себе. Сознанию было необходимо схватиться за какие-то факты. Но ответы вряд ли прогнозировалось получить в ближайшем будущем. Если они вообще имелись в наличии.

Слабость в её теле не спеша отступала, однако дрожь от напряжения мышц, чтоб удержатся на ногах, постепенно замещалась прерывистой дрожью от холода. Лёгкая одежда была практически лишена утепляющих качеств. Тонкая оранжевая водолазка, поверх неё жилет без рукавов. Короткая джинсовая юбка, высокие коричневые сапоги. Полуобнаженные ноги и ничем не прикрытые по самые плечи руки отреагировали на этот “подарок” судьбы сразу, покрывшись “гусиной” кожей. Девушка обхватила себя руками, растирая замерзшие предплечья.

“Как же здесь холодно… снова ни души… Это никогда не кончится. Никогда”.

Конструкция, находившаяся за ней, задержала её блуждающий взгляд на себе дольше всего остального. Высокая, цилиндрическая камера с раскрытой застекленной дверцей величественно покоилась на платформе с массивным гусеничным шасси.

Девушка вспомнила недавнее падение, в результате которого она и очнулась.

“Отсюда? Я была там, внутри?”

Словно подтверждая её догадки, дутые, оббитые мягкой обшивкой поручни и захваты внутри камеры с жужжанием сомкнулись в изначальном положении. Если б там находился человек, он бы удерживался, вероятно, под руки, за талию и бедра. Стоя.

“Значит оттуда…”

Слабая, голубоватая подсветка внутри камеры погасла. Дверца, клацая как часовой механизм, не спеша, закрыла цилиндр. Раздалось короткое гудение и щелчок запирающихся замков.

“Может, там было лучше?” - подумала девушка, глядя в темноту за стеклом.

“Что же было раньше?..”

События, произошедшие несколько часов назад, почему-то казались прошлым месячной давности. В памяти зияла пустота. Словно приличный кусок времени был попросту вырван из её сознания. Удален, вырезан, подобно раковой опухоли.

“Тихий Холм…” – слова, которые она вряд ли когда ни будь забудет. Сейчас ей с трудом верилось, что это название, которое когда-то сопровождалось лишь негативными эмоциями и головной болью, стало единственным, за что можно было ухватится, пытаясь вспомнить прошлое.

“Я была там… в церкви… потом…”

Внезапный грохот, раздавшийся где-то рядом, за пределами помещения, заставил её отпрянуть на несколько шагов назад, сверля встревоженным взглядом стену, за которой рухнул неизвестный вес. Неоновая лампа дневного света, висящая на одних проводах, опасно качнулась над головой девушки, обращая все тени в причудливый танец.

“Что это было?”

На месте падения послышалась осторожная возня. Упавший вес, похоже, поднимался с пола. Не спеша и очень осторожно. Будто пытаясь вести себя максимально тихо, после наделанного шума.

“Что это может быть? Оно живое?”

Минута тишины, для её восприятия, растянулась в значительно больший отрезок времени. Девушка боялась сделать хоть шаг, она чувствовала – помещение где она находится внимательно прослушивается.

Вскоре, очевидно не услышав ничего интересного, чьи-то неуклюжие движения обрели более смелый характер. Похоже что за стеной находился коридор, или какое-то помещение, и оно начало неспешную прогулку по нему. Девушка не слышала его шагов, но его выдавал странный, методичный стук. Будто что-то тяжелое и твердое периодически бьется о пол.

Её взгляд переметнулся дальше по маршруту неизвестного и с ужасом застыл в углу помещения.

“О Господи, дверь…”

Застекленная с верху до низу дверь, почти наверняка вела в злополучное соседнее пространство, по которому двигалось то, с чем ей вряд ли сейчас хотелось бы встретится – импровизированная преграда выглядела более чем хрупко.

Сердце ощутимо затрепыхалось в груди, разгоняя по телу хлынувшую волну адреналина, окончательно смывшей остатки слабости и холода. Девушка кинулась назад, в противоположную часть лаборатории и почти сразу поймала в поле зрения спасительный второй выход. Тяжелая металлическая дверь, шипя, услужливо отъехала в сторону, только девушка приблизилась. Взору открылся тускло освещенный участок серой, бетонной стены коридора.

Шаг за порог – за спиной раздалось нечто отдаленно напоминающее хриплый вздох.

“Не оборачивайся. Не надо”.

Она обернулась. Словно притянутый магнитом, её взгляд устремился в темноту за стеклом закрытой двери. В метре от пола, на стекле выросло мутное пятно, начавшее медленно уменьшатся в размере. Секунда и запотевший участок снова увеличился в размере, став намного больше изначального. Дыхание скрывающегося во тьме становилось все сильнее, выражаясь отчетливо слышным сопением и ритмично запотевающим стеклом, через которое оно скорее всего наблюдало за неожиданной гостьей.

Она хорошо это чувствовала, но больше не собиралась испытывать судьбу. Когда существо приблизило свою голову максимально близко к прозрачной преграде, и она увидела длинные, черные волосы, частично закрывающие лицо – девушка сорвалась с места, выскочив в дверной проем.

“Бежать!”

Все что она хотела – это оказаться подальше от этого места. Каблуки Сапогов звонко стучали в полумраке пустого коридора.

Жуткий вопль догнал её внезапно. От чего она чуть не потеряла равновесие ещё не окрепшего тела. Многократно усиленный бетонными стенами лаборатории, этот неистовый крик был скорее человеческим чем звериным, хоть изрядная его доля напоминала жужжащие механическое эхо.

Девушка сдержала себя, чтоб не оглянутся, даже когда раздался треск бьющегося стекла и скрежет метала. Кажется, дверь просто рвали, как кусок тонкого листа жести. Она еще больше прибавила скорости бега, исчезая во тьме…

Красные вспышки, сопровождаемые воем сирены, освещали идущий по коридору взвод облаченных в серую броню солдат. На спине каждого из них виднелась, нанесенная черной краской, аббревиатура: “П.П.О.”

- БК 7, 9, приготовить баллистические щиты, - монотонным голосом, пропущенным через внешний динамик маски-респиратора, произнес ведущий, - дистанция до точки 11 метров, занять защитную позицию для отвлекающего маневра. Шевелимся!

Торопливо обгоняя впереди идущих, из заднего конца строя выдвинулись вперед двое с массивными баллистическими щитами высотой с собственный рост. Еще два солдата, в начале строя, не спеша готовили к применению Г.И.Н.Э.Р. Устройство, внешне напоминающей оружие, пистолетного типа.

Впереди коридор резко обрывался просторным залом, судя по непродолжительным мгновениям освещенности – приблизительно овальной формы. Командир стал на месте за несколько метров до входа в зал, подав рукой знак остальным остановится. Лишь двое щитоносцев, шурша экипировкой, отправились дальше, держа перед собой, наготове щиты.

- Разряд в пределах трёх-пяти ячеек, - сообщил командир, - начали.

Щитоносцы выбежали в начало зала, присели на одно колено и прикрылись тяжелыми прямоугольными листами титана, в то время как солдаты Генри.И.Н.Э.Р. позади них, готовились произвести выстрел, каждый целясь в сторону пары квадратных люков на потолке. Реакция системы безопасности должна была последовать незамедлительно, поэтому неожиданно воцарившаяся пауза, на фоне красно-черного светового шоу – обескуражила и вогнала в ступор как командира, так и его подчиненных. Спустя несколько секунд ожидания ничего не изменилось. Люки пулеметных охранных турелей даже не шелохнули замками. Сирена продолжала протяжно реветь в такт моргающему освещению.

- Отбой… - с легкой неуверенностью и оттенком досады буркнул командир, - БК 9, 7, занять позицию у терминала.

Клоны со щитами поднялись, и всё так же невозмутимо направились вглубь зала, к находящемуся в центре него, массивному столу, подковообразной формы. Полное отсутствие мыслительных процессов и некая “деревянность” их движений заведомо отличало репликантов от людей природного происхождения. Запустив их вперёд, командир лишний раз убедился в неработоспособности системы безопасности.

- Похоже всё чисто, - констатировал он, - за дело.

Солдаты рассредоточились по помещению. Один из них подбежал к столу и ловко перескочил за борт “подковы”, после чего уселся зав кресло перед крупным, плоским монитором административного терминала.

- Лаврин, выруби это дерьмо, - фыркнул, обращаясь к нему, командир, имея ввиду, хоть и подавленный звукофильтром шлема, но уже доставший в корень вой сирены.

Монитор зажегся и сидящий перед ним принялся “колдовать” над клавиатурой. Через несколько секунд зал налился обычным, постоянным светом. Сирена заглохла.

Пылающие неоном, светофильтры в окулярах респираторных масок солдат среагировав на смену освещения – стянулись в тонкие прямоугольные полоски, аналогично тому, как радужка в человеческом глазу стягивается вокруг зрачка.

- Благодарю, - произнес офицер.

В хорошо освещенном помещении, его будто перепачканная засохшей кровью и ржавчиной униформа выглядела особенно броско. – Дальше всё как обычно, мне нужна полная трехмерная схема объекта и общие ведомости о системах безопасности.

- Так точно, товарищ капитан, - прошуршал в пол голоса Лаврин, полностью отвлеченный процессом извлечения нужных файлов. – три минуты…

- Две, - поправил бойца капитан. – Малахов, статус местной охраны?

- Офлайн, - произнес солдат изучающий показания небольшого экрана на углублении в стене. – сеть сенсорных систем активна, но нет контакта с турелью, посмотрю что с ней, - Малахов набрал нехитрую комбинацию на миниатюрной клавиатуре под экраном. Из ниши в потолке, возле одного из люков, опустилась лестница.

- Программа получена, - доложил Лаврин, - начинаю рассылку…

Программа, являющаяся необходимой картой начала отправку с бортового компьютера солдата, куда она была загружена с терминала, на бортовые компьютеры остальных членов команды. В височной части шлема каждого из них, сбоку правого окуляра, зажегся зелёный огонек, сигнализирующий о процессе загрузки.

- Есть также информация о типе обороны объекта. Это стандартный набор – потолочные стационарки класса “Танатос”, и автономные патрульные роботы внутренней охраны ПР-4…

- ПР-4? Их же месяц назад сняли с производства, разве нет? - добравшись до люка, Малахов, с помощью небольшой панели отключил его автоблокировку.

- Нет. Ты путаешь с Проектом 96-го года, ПР-96 “Зверолов”. И их не с производства сняли, а просто больше не используют в Тихом Холме, после того как оттуда не вернулись три машины… - объяснил Лаврин.

Схватившись за рукоятку, Малахов с усилием потянул люк вниз. Опустившись на пару сантиметров он внезапно, с хрустом, заклинил.

- Ну? И какого хрена?.. – раздосадовано вопросил солдат. Обхватив рукой покрепче лестницу, он снова попытался оттащить люк на себя.

- Что там у тебя, сержант? – поднял к нему голову капитан.

Похоже заклинило, - отцепившись от лестницы – Малахов повис на руках, держась за рукояти под люком, - сейчас попробую…

Используя свое тело как противовес, солдат подтянулся до упора и резко расслабил руки, повиснув под немного поддавшемся люком. Он сделал это снова – люк провис ещё на пару сантиметров. Третий раз увенчался успехом. Со звонким хрустом вся конструкция до упора вышла из потолочной шахты, а вместе с ней, серебристым дождем осыпались мелкие прозрачные осколки.

Взгляды людей застыли на зазвеневшем по полу стекле. Малахов спрыгнул вниз. Разминая руки он отошел в сторону, созерцая выдвинувшуюся турель, как ёж покрытую торчащими осколками стекла.

- Не удивительно что она не среагировала на проникновение… - произнес он, - на ней же “живого” места нет…

- Разберемся, - капитан подошел к одной из тяжелых металлических дверей, которые в количестве двух штук располагались напротив друг друга, по обе стороны стола администрации. Лаврин заметив передвижение офицера, с помощью “замаскированных” под столом клавиш, открыл ему проход. – Будем действовать поэтапно, - начал объяснять он, остановившись перед входом в кабину лифта, – движемся парами в разных направлениях. Заканчиваем осмотр уровня – переходим на следующий. Докладывать об обстановке каждые 10 минут. Нашедший цель сообщает всей команде и возвращается на исходную позицию ожидая подхода остальных людей. Назначаю пары: Игнатенко – БК6, - солдат и клон направились к лифту. – Филоновский – БК7, Виктор – со мной, Малахов и Лаврин остаются в зале администрации в компании с БК8. Мы должны уложится в два с половиной, три часа. Работаем!

Еле заметное движение размытой тени заставило её остановится и настороженно всмотреться в полутьму. Привыкшие к темноте глаза точно различили мелькнувший человеческий силуэт за очередной стеклянной дверью.

- Эй… - робко вопросила девушка, - есть там кто?

Сердце забилось чаще в надежде увидеть хотя бы еще одно человеческое лицо. Опасение потерять ускользнувший силуэт, который без сомнения являлся человеком, пересилило всякую осторожность.

- Подожди!

Сенсоры движения, как и в большинстве других случаев в этом необычном месте, привели в движение механизм открытия двери, едва девушка к ней приблизилась.

Помещение было гораздо большего размера чем то в котором она очнулась, однако его назначение осталось прежнем. Это была лаборатория, или что-то очень на нее похожее.

- Я не сделаю тебе ничего плохого! – громко произнесла девушка, осматриваясь. В какой-то момент, после этой фразы, ей вдруг показалось что кто-то тихо смеётся, но это быстро прошло. Здесь никого не оказалось…

Обстановка в помещении напоминала предыдущее, но с большим размахом. Несколько широких, железных столов, стоявших прямо посреди лаборатории, просто ломились от находившихся на них электроники, каких-то штативов и ещё непонятно чего. К стандартным плакатам обезкоженых людей добавились другие, с изображением полу разобранных непонятных устройств. Вдоль противоположной входу стены стояли в ряд, на подставках, цилиндрические стеклянные ёмкости, похожие на уменьшенную версию камеры в которой перебывала девушка. Она заинтересовано подошла к одной из них, рассматривая тускло освещенный объект внутри.

“Сердце?”

Сердечная мышца была гораздо больше человеческой. Орган крепился к какому-то механизму с цилиндрами и проводами. Под емкостью находился крохотный экран. Черные буквы на желтом фоне:

США, штат Мэн, Портленд, организм sh317-47-2, гуманоид, ассоциативное имя – закрывающий.

- Closer… - почти беззвучно прошептали губы. – Что же здесь происходило?..

Девушка не спеша продвигалась вглубь помещения, осматривая содержимое цилиндров. В основном это были различные органы, как обычные, вроде лёгких, желудка, почек или печени, так и совершенно непонятные внешне. Но имена “доноров” для нее были словно соль на раны: двуглавый, скрежещущий, слизывающий, маятник…

Резкий звон за спиной. Девушка ойкнула и обернулась. Из темноты выкатилась, поблескивая, лабораторная колба.

“Она ведь не могла упасть сама, верно?”

Сердце застучало чаще, когда до ушей долетели еле слышные шорохи и плямканье. Чувство страха казалось уже чем-то обыденным. Сейчас она боялась не столько того, кто находится в темноте, сколько отсутствия средств самообороны. Двигаясь боком, не сводя взгляда с шевелящегося участка тьмы, девушка аккуратно начала движение к выходу.

“Только бы оно не заметило… чем бы оно не являлось…”

Вопреки её желанию, у судьбы есть свое расписание. Первый раз девушке удалось избежать встречу с чудовищем. Теперь удача должна улыбнуться чудовищу…

Нечаянно девушка задела бедром выступающий через край платформы, на которой находился один из цилиндров, предмет. Почувствовав его, она опустила взгляд, лицезря тонкий, игловидный штык-нож, будто в замедленной съемке падающий на пол. Гулкий звон, и чавканье резко прекратилось.

“Дьявол!”

Каким-то образом она поняла, что от этого противника бежать нет смысла, к тому же его невидимый взгляд уже был прикован к потенциальной добыче. Штык-нож моментально оказался у неё в руке. Как раз вовремя…

Белесая, испещрённая синими жилами кожа человеческого торса – всё что она успела разобрать перед тем как “тело” бросилось на неё. В её талию, с обеих сторон впились твердые фаланги пальцев. Мощный удар в грудь сбил с ног. Падая, прежде чем оказаться на полу, девушка налетела спиной на угол стола, с которого со звоном попадали какие-то предметы. То, что сидело сверху, на ней, наклонило свою голову, будто пытаясь заглянуть девушке в глаза. Зашитые грубой капроновой нитью, вспухшие веки создания, как зрячие глаза уставились в расширенные зрачки испуганного человека. Секунда, и толи крик, толи плач заполонили лабораторию. Тварь кувыркнулась в сторону. У груди, обеими руками девушка сжимала окровавленный штык-нож…

Существо извивалось, мотая во все стороны невероятно гибкими конечностями (кажется у него не было рук) и вереща голосом, предательски напоминавшем детский крик. Слишком много энергии. Слишком много силы оно излучало, для предсмертной агонии. Тридцать сантиметров стали в грудь чудом обошли сердце и легкие, не приченив существу ничего кроме болевого шока. Это ввело охотника, на некоторое время, в крайне уязвимое положение, которым девушка слёту, всё же не сообразила правильно воспользоваться.

Заинтересованная лишь тем, чтоб поскорее убраться отсюда куда подальше, она неуклюже, пару раз чуть не поскользнувшись на начищенной кафельной плитке, встала на ноги и бросилась к выходу. Дверь отъехала в сторону с характерным шипением. Путь был свободен, но…

Внезапно раздался совершенно другой звук. Механизм протяжно взвыл, захлопнув дверь перед самым её носом. Девушка еле успела скрестить перед собой руки, перед столкновением с преградой.

- Нет…

Тишина. Сердце громко билось в груди, заглушая все шорохи и редкие попискивания аппаратуры.

- Чёрт! – вскрикнула в сердцах девушка, ударив кулаком по стеклу. На глазах появились жгучие слёзы разочарования и страха.

- Не зови его лишний раз.

Чужой голос за спиной напугал её по хлеще существа с зашитыми глазами. Она резко обернулась, прижавшись спиной к двери. Метрах в двух от неё стоял человек. Мелькнувшая тень, приманившая её сюда. Это была она.

Девушка была ниже её ростом, одетая в белый лабораторный халат.

- Ты ведь Шерил, верно? – её глаза, преломив тусклый свет, неестественно блеснули неоном.

- Ты кто?..

“Шерил. Откуда она знает? Меня называл так только отец…”

- Вряд ли моё имя тебе что ни будь скажет. – девушка сделала шаг к ней. – Я знаю, ты в смятении. Это место… - она обвела печальным взглядом лабораторию. Она смотрела с разочарованием, как на что-то, что в одночасье разбило разом всё. Всё что она планировала. Всё о чем мечтала, – оно так не похоже на то, где ты была раньше…

- Здесь что-то есть! Ты что, не видишь! – крикнула Шерил, перебив её речь.

- Это создание не в состоянии причинить мне вред, в отличие от тебя, - голос был поникшим и лишенным эмоций. Она подняла руку и указала пальцем на железную дверцу, слева от неё, – там находится то, что продлит твою жизнь, на сколько это возможно.

Внезапно по её телу прошлись волны ряби, как на экране телевизора, с той лишь разницей, что она была объёмна.

- Скорее, - её голос приобрёл дрожь от волнений. Тело девушки то дёргалось, то расплывалось, на мгновение становилось черно-белым и снова приобретало нормальные цвет и форму, – глазами своих жертв он видит всё что происходит в его чертогах, ты должна бежать!

- О ком ты говоришь!?

Она хотела что-то сказать, но её голос превратился в бессвязной шум из обрывков слов, звуков и шипения радиопомех. Но всё же одно слово Шерил сумела разобрать – “Сборщик”.

Девушка превратилась в сплошной сгусток ряби и пропала без следа. На её месте стояло оно. Зашитые глаза смотрели в лицо Шерил.

“там находится то, что продлит твою жизнь”

- Не подходи! – шикнула она, грозя штык-ножом.

Похоже существо хорошо запомнило этот предмет, так как тут же отпрыгнуло назад, недовольно пискнув. Руки у него отсутствовали полностью, не было даже следов плеч и грудных мышц, только голая грудная клетка, обтянутая бледной, полупрозрачной кожей. Тело чуть наклонено вперёд, оно робко покачевалось на тощих полусогнутых ногах.

Шерил осторожно двигалась боком к заветной двери, не спуская глаз с создания. Нащупав пальцами ручку кладовой, девушка опустила её вниз и приоткрыла дверь.

Тварь резко подскочила на метр к человеку, при этом издав угрожающий хрюкающий звук.

- Пошел вон! – дёрнула девушка остриём ножа.

Но существо на этот раз не отступило. Оно выпрямилось во весь рост, став на мгновение высотой с Шерил. Это было похоже на то, как некоторые животные перед ликом опастности пытаютя показаться больше. Разница лиш в том, что в этом случае, оно загоняло добычу в угол, а не пыталось отпугнуть хищника.

Шерил вскочила внутрь кладовой захлопнув за собой дверь, которая спустя секунду сотряслась от удара снаружи.

Девушка тяжело дышала. Оказавшись в относительной безопасности она заново прокручивала в памяти недавние события. Притупивший все чувства адреналин ослабил своё действие. Теперь её организм мог оценить полученные повреждения. Заныл участок спины, ниже правой лопатки, места на талии, в которые вонзила пальцы тварь, отозвались режущей болью. Шерил провела по этому месту ладонью. Ткань продырявлена и влажна.

”Кровь…”

Ничего, жить буду, главное обработать рану, когда представится такая возможность.

Если в самой лаборатории был хоть какой-то свет, исходивший от аппаратуры и контейнеров с органами(нет, не может быть чтобы все эти чудовища были настоящими!), то здесь, внутри, невозможно было разглядеть даже собственной руки в упор. Сложнейшее оптическое устройство, данное человеку от природы – глаза, становилось абсолютно бесполезным без света. Девушке оставалось ориентироваться исключительно на ощупь.

Пространство здесь было достаточное, чтобы в нем свободно разместился один человек. Расстояние от двери до полок на задней стенке – чуть меньше метра, в ширину – половина.

- Ну… и что же мы здесь ищем?

Шерил развернулась и стала неторопливо ощупывать предметы на полках. Она старалась делать это максимально тихо, однако спешка и нервная дрожь в пальцах способствовали обратному. Неловкое движение кистью и на пол свалилось и разбилось что-то стеклянное (колба?).

Удар в дверь повторился. Он был слабее предыдущего, когда существо попыталось протаранить преграду. В любом случае ему явно не хватало сил чтобы всерьез угрожать неприступности двери, что не могло не обнадеживать Шерил.

Закончив обыскивать одну из полок и перейдя к следующей, её рука почти сразу легла на гладкий, холодный метал, прекрасно знакомого ей предмета.

”Пистолет!”

Девушка немедля схватила оружие.

”Только бы он не был пуст… ” молилась она.

Конструкция пистолета отличалась от тех, немногих, которые она раньше держала в руках. Магазин с первой попытки найти не удалось, так как он отсутствовал в рукояти. Его выступающая из горловины крышка обнаружилась перед спусковой скобой. Единственный пистолет с таким расположением боезапаса, который она знала – немецкий Маузер, но этот по форме совершенно не был на него похож. Оружие имело более массивный, но легкий металлический корпус, с большим количеством гладких поверхностей и минимум выступающих деталей. Благо защелка магазина оставалась на прежнем месте. Вынув его, она прощупала большим пальцем место подачи патронов. Гладкий, продолговатый цилиндр с острым наконечником был на месте, и судя по тому, как патрон упруго вдавливается вниз – под ним были ещё. Шерил аккуратно, почти с любовью, вставила магазин обратно в приемную горловину и хлопнула ладонью по крышке.

Очередной удар в дверь стал для нее сигналом для действия. Девушка резко оттянула назад, до упора кожух-затвор пистолета.

”Всё начинается снова, да?” подумала она, ”Как тогда, в торговом центре…”

Кожух-затвор с лязгом вернулся в изначальное положение, загоняя патрон в патронник. Ствол хищно уставился на содрогнувшуюся от удара дверь…

Аудиограмма посторонних шумов, в самом верху голографического интерфейса маски солдата изломилась волнами последовательно три раза, в то время как полученный, еле слышный звук был многократно усилен для четкого восприятия человеческим ухом.

Спустя несколько секунд в эфире раздался голос Игнатенко:

- Усі чули?

- Очередь из автоматического пистолета, скорее всего ”Сигма” или ”Пернач”, - прозвучал голос командира группы. – Филоновский, это рядом с тобой – проверь кто там тир устроил.

Бортовой компьютер выдал на голографический экран план сектора с помеченным местом, откуда исходил звук.

- Уже в пути! – произнес солдат, двигаясь к дверям лифта.

Шерил слабо пнула носком ботинка уже обмякший труп.

“Мёртв” с облегчением решила она, опуская оружие.

Во время выстрела отдача сильно подбросила ствол. В цель попала одна единственная пуля из трёх. Попала точно в центр груди существа, на пару сантиметров выше раны, оставленной штык ножом.

“Кстати, где же я его упустила?”

Обоюдоострый клинок поблескивал на полу, в месте где произошло нападение.

Девушка переступила через труп и направилась к спасшему ей жизнь предмету…

Широкие, ржавые лопасти огромного винта, с характерным ритмичным звуком, вспарывали воздух на дне глубокой шахты.

- Зачем вы это делаете? – раздался немного гнусавый мужской голос с легким немецким акцентом.

Руки девушки крепче сжались на толстой колючей проволоке. Сквозь пальцы просачивались тонкие струйки крови, стекающие вниз, до локтей.

- Ты зря тратишь свое время, - тихо произнесла она.

Поток ветра, создаваемый винтом далеко внизу, играл её длинными, черными волосами и покрывал крохотными волнами ткань синей школьной формы.

- Я не понимаю, что вы пытаетесь мне доказать?

Человек, тяжелой поступью, шагал по решетчатому полу. Высокого роста, худой, в черной, двубортной кожаной шинели и мятой фуражке, в тени, под козырьком которой не было видно глаз. Держа руки за спиной, он не спеша, прогуливался вокруг обширной, продолговатой дыры в полу. Над ней, цепляясь петлей за стальной крюк на потолке, свисала витая колючая проволока. Девушка держалась за этот терновый канат, казалось полностью игнорируя десятки шипов, впившихся в руки и ноги. В принципе, альтернатива была куда неприятней – падение в пропасть, на дне которой ревел винт.

- Зачем вы продолжаете себя мучить? – продолжал человек в шинели.

Её вес неумолимо тянул тело вниз, под хруст рвущейся о шипы плоти. Проволока была слишком тонка, чтобы на ней можно было надежно держаться. Только шипы кое-как фиксировали на себе сжатые кисти и скрещенные ноги.

- Это моё решение, - ответила Алесса, - моё место здесь. Своим жалким, мелочным эгоизмом я нанесла ей достаточно ран… Я устала от тщетных попыток вернуть то, что вернуть невозможно…

Рот человека расплылся в широкой (даже утрировано, ненормально широкой) улыбке.

- Вы о Шерил, я прав? – вопросил он, с каким-то саркастичным умилением.

Он, запрокинув голову, взорвался в смехе, который рисковал перейти в истерику, однако хохот вскоре мгновенно прекратился, как внезапно остановившаяся запись.

- Неужели вы и впрямь испытываете сочувствие к этой пародии на человека!? – в злобе прошипел он.

Алесса глянула на него равнодушным взглядом, как на пустое место.

- Позвольте мне напомнить вам, госпожа Гилеспи, в чем заключался смысл её существования, а заключался он в простой до неприличия вещи – быть убежищем, органическим контейнером, ОБОЛОЧКОЙ для вашего истинного “Я”, второго не дано!

Алесса периодически пыталась залезть выше по канату, вынужденная сама, накалывать наполовину изодранные в кровавое месиво, ладони рук, на букеты, торчащих в разные стороны проволочных шипов.

- Она не человек! Она лишь мешок кровавой слизи, костей и жил, не умеющий не только нормально жить, но и с честью принять смерть!

Винт стал набирать обороты, грозно извергая потоки горячего воздуха.

- Вы должны опомниться, госпожа Гилеспи, опомнится, и понять – держаться дальше бессмысленно. Зачем продлевать эту агонию на ещё более долгий срок? Зачем!? Во имя чего!?

Девушка грустно улыбнулась.

- Моя агония длится уже тридцать один год…

- И она закончится! – перебил её человек, - Закончится, как только вы разожмёте руки, и перестанете упрямо цепляться за своё прошлое!

Алесса отрешенно глянула вниз. На чудовищную, вращающуюся мясорубку.

- Я гарантирую вам новую жизнь, госпожа Гилеспи, жизнь вне этого ада!

Интонация, с которой он говорил, не давала усомниться в правдивости сказанного. Человек (или он только пытался выглядеть как человек?) умолк, не без напряжения ожидая её реакции. Алесса то с грустью смотрела ему в лицо, выискивая в тени от козырька невидимые глаза, то бросала равнодушный взгляд на дно шахты под собой, где раз за разом три лопасти винта проходили один и тот же круг.

Снова и снова, с огромной скоростью…

- Жизнь? – робко спросила она.

Человек медленно, два раза, кивнул.

- Отпустите свою боль… - прошептал он.

Алесса закрыла глаза и… вдруг, расплылась в улыбке, тихо хихикнув.

- А почему ты решил, что я хочу отпустить эту боль?

Он, не спеша, отошел на пару шагов назад от пропасти. Выражение, видимой части его лица, сменилось легким недоумением.

Девушка, заметив это, звонко рассмеялась.

- Оглянись вокруг! – крикнула она. – Ты что, считаешь, что я бы создала этот “Ад” таким, себе во вред? Что тебе не понятно!? Это МОЙ мир! И никто, не тем более ты, не сам Самаэль не заставит меня покинуть его!

- Довольно смелые слова для того, кто висит на обрывках, трещащих по швам, разлагающихся остатков этого вонючего, иллюзорного мирка… - проворчал человек, уходя ещё глубже в тень.

Алесса потеряла его из виду.

- Да что ты хочешь от меня!? Всё, чего я прошу, это что б меня, наконец, оставили в покое!

“Харьковский оружейный завод” – гласила надпись на боку ствольной коробки пистолета. Она понятия не имела что, или кто такой “Харьков”, но этот текст было гораздо легче, и как-то приятней читать, чем прочие в этом месте. Странное, ни с чем не сравнимое чувство, преследовало её с тех пор, как она очнулась, но только сейчас Шерил стала задумываться о том, почему одни надписи читаются сложнее других, и на оборот. Впрочем, опыт недавних событий в Портленде, кардинально изменивших (скорее уж растоптавших к чертовой матери…) её жизнь, подсказывал не ломать голову над подобными загадками, так как толку от этого будет мало. Всё рано или поздно само всплывет на поверхность.

Два кармана, из четырех, в её жилете, были под завязку набиты полными магазинами для “Сигмы”. Так, судя по надписи на другой стороне ствольной коробки, называлась модель пистолета. Этот “бонус” к оружию она нашла в той же кладовке, в железной коробке, на которой лежал пистолет. Вид глянцево черных, прямоугольных коробочек, лежащих ровными рядами, казалось был для нее милее всего на свете. Теперь она была уверена в своих силах, и совершенно не жалела что зашла в ту лабораторию, выбраться из которой, можно было только прострелив стекло в заклинившей двери.

Пол широкого коридора, по которому она шла, был устелен на редкость чистой, белоснежной кафельной плиткой. Здесь вообще была характерна образцовая чистота - хоть ешь с пола! После залитого кровью и ржавчиной Тихого Холма разница была ощутимой. Тем не менее, эта особенность совершенно не придавала здешним местам уюта, или хоть какой-то привлекательности. Эта чистота только усиливала эффект холодной пустоты и покинутости. Всё будто кричало: “Здесь были люди, много людей! Но совсем недавно их не стало! Вместе с ними исчезли свет и тепло, осталось только это…”

“И еще они…”

Шерил остановилась, будто перед ней выросла невидимая стена. Как никогда раньше, он почувствовала чей-то сверлящий взгляд у себя на спине. Девушка медленно обернулась, в глубине души надеясь, что ей померещилось, но дело обстояло иначе.

Это создание было не в пример больше чахлого слепца. Шерил почти сразу его узнала. Совсем недавно ей удалось бежать от этого чудовища, но теперь…

“Вот мы и встретились…”

Преград больше не было. Ничто их не разделяло. Оно не двигалось. Девушка не видела его глаз, из-за черных волос, закрывающих лицо, но пожирающий взгляд существа, холодил ей кровь. Создание сидело на согнутых ногах, и опиралось на костяшки выставленного вперед кулака левой руки. Правая верхняя конечность, или то, что было вместо нее, тонула в сумраке, позволяя рассмотреть лишь контур, чего-то тяжелого и большого, прижатого к мускулистому телу.

Шерил осторожно опустила флажок предохранителя пистолета в позицию “одиночный огонь”, стараясь не делать резких движений. Но даже такая незначительная мелочь, как робкое движение большого пальца в полутьме, на весьма приличном расстоянии, похоже была моментально засечена. Существо вопросительно склонило голову на бок, тряхнув густыми прядями волос.

“Оно видело!..”

Шерил вскинула ствол на огневую позицию, со всей скоростью, на которую только была способна.

В ответ, безгубая пасть чудовища раскрылась в громогласном, утробно-медном рёве. Массивное, коренастое тело рванулось вперед.

Девушка, пытаясь сдерживать панику, хладнокровно водила ствол из стороны в сторону, пытаясь поймать на мушку приближающуюся зигзагами цель. Большое, и с виду, неповоротливое тело, проявило чудеса маневренности.

Наконец, терпение закончилось. Раздался выстрел. Пуля, отрикошетила от бронированной плоскости, внезапно выросшей на её пути, вонзившись в пол у самых ног Шерил. В воздух взмылись ошметки кафеля и цементной крошки. Девушка рефлекторно отскочила назад, в ужасе глядя себе под ноги, а затем на неожиданный сюрприз противника. В близи, она разглядела его подробней. Вся правая рука чудовища, представляла собой тяжелую, несколько секционную конструкцию, играющую роль некоего щита. Прикрывшись им, оно продолжало, скачками, двигаться вперед на трех опорах.

Выстрел. Пуля, высекая искру, отлетела от неприступной брони.

“Зараза!..”

Палец судорожно вдавливал спусковой крючок, с каждым разом всё быстрее. Ужас, от осознания безысходности ситуации, приковал её к месту, в то время как сейчас, было бы логичней бежать. Она даже не обращала внимания на рикошетящие куски метала, вгрызающиеся в стены, пол, потолок, совсем рядом с ней. Её взгляд был прикован к неумолимо приближающейся туше.

Последняя пуля покинула ствол и кожух-затвор застыл в крайней задней позиции. Шерил на автомате пару раз щелкнула бойком в холостую, прежде чем поняла что магазин пуст. Чудовище как раз подскочило в упор, вставая на задние конечности. В последнюю секунду девушка сделала неловкий шаг назад, как в этот момент, за пару сантиметров от её лица, вихрем пронесся щит, чуть не задев кончик носа. Удара, который без сомнения мог стать летальным, удалось избежать, правда ценой собственного равновесия – Шерил, оступившись, рухнула на спину. Почти мгновенно, одним легким прыжком, тварь оказалась над ней. В воздух вознесся, сверкнув начищенными, угловатыми краями, щит-дубина. Девушка зажмурившись, инстинктивно закрылась руками, перед готовящимся ударом. Мгновение, и массивная конструкция двинулась вниз, по направлению к голове человека…

“Конец…”

Тишина.

Пауза затянулась секунд на десять. Лишь спустя это время, Шерил рискнула приоткрыть левый глаз. Конец прямоугольного щита метнулся в сторону и вонзился в пол, рядом с её головой. Девушка почувствовала, как под её затылком потрескался кафель. Что-то заставило существо передумать, оно уже не собиралось размазать её череп по полу. Вместо этого, оно почему то внимательно “всматривалось” ей в лицо. Глубокая дыра, в левой части лба, создания, была в точности такой же, как и у слепца. Глаза тоже отсутствовали, правда теперь они были не грубо зашиты – их закрывало что-то вроде металлической маски, имплантированной прямо в череп. Как и в прошлом случае, это совершенно не мешало твари видеть. В целом, оно отдаленно напоминало более совершенную версию предыдущего существа.

Шерил ждала. Она понятия не имела, что взбрело в его лоботомируванную голову, но чувствовала, что если шевельнет хоть пальцем – последствия могут быть самыми непредсказуемыми. Ужасно хотелось сопротивляться. Перехватить пистолет за ствол и двинуть ему по морде рукоятью. Отползти назад. Выбраться из-под его покрытой уродливыми шрамами туши. Но она не могла. Не знала почему. Просто не могла.

Через приоткрытую пасть существа, вместе с горячим паром, просочился какой-то мычащий звук, жалобной интонации. Покрытая швами кисть, лишенная большого пальца, осторожно легла на лоб девушки. Шерил снова закрыла глаза, готовясь к самому худшему, но шершавая лапа, вопреки всем ожиданиям, начала нежно гладить её по голове.

“Что?!”

Такого варианта она уж точно не представляла.

“Почему? Зачем?..”

Звук повторился, на этот раз громче и отчетливей. Казалось, это попытка что-то сказать…

“Ласки… Умоляющий тон. Извинения? Просьба?..”, терялась в догадках девушка.

Этот рот больше не был предназначен для речи. Удаленные губы, рассеченные щечные мышцы и остатки языка не могли предать вырывающемуся из глотки звуку нужной формы. Непонимая тщетности своих попыток, существо лишь все больше повышало голос, громко скуля и аккуратно лаская, боящуюся пошевелится Шерил.

“Ну… и что ты собираешься делать дальше?.. ”

Сухой щелчок, в этом пустом пространстве, прозвучал гораздо громче обычного.

Тварь вздрогнула и подняла голову, вглядываясь в источник звука. Внезапно наступившее молчание существа, сменилось хриплым рычанием. Шерил попыталась поднять голову, но в этот момент рука создания вцепилась в воротник жилетки. Под потрескивание ткани, одним резким движением, оно подняло девушку на ноги и прислонило её к стене.

На секунду оторвав взгляд от жуткой физиономии существа, Шерил обратила взор на третьего участника намечающегося представления.

Солдат. Ближайшее слово, которым можно было классифицировать увиденного человека. Он потоптался на месте, принимая более устойчивую позицию для стрельбы. В руках солдат держал оружие, издали напоминавшее увесистый пистолет.

Снова что-то неразборчивое, но адресованное к Шерил, вырвалось из искалеченного рта чудовища. Оно отпустило девушку, и упав на четвереньки, не спеша, направилось к нарушителю спокойствия.

“Он же не справится с ним…”, пронеслась в её голове мысль, вместе с воспоминаниями недавней стрельбы “из рогатки по танку”.

- Уходи отсюда, он не пробиваем! – крикнула она человеку.

Солдат бросил короткий взгляд на Шерил, сверкнув неоновой подсветкой окуляров маски. “Пистолет” издал протяжный электронный писк, плавно повышающийся в тоне. Человек вскинул оружие целясь в тварь, которая уже вскочила на дыбы, готовясь нанести сокрушительный удар щитом.

Палец отпустил зажатую гашетку.

Раздался оглушительный хлопок. Между широким стволом оружия и металлом щита вспыхнул слепящее белый куст концентрированного электрического разряда. Грузную, мускулистую тушу чудовища отшвырнуло назад как тряпичную куклу. Оно рухнуло рядом с Шерил, дергаясь и извиваясь от сводящего мышцы электричества. Сквозь стиснутые зубы вырывалась пузырящаяся пена.

На пол упал дымящийся, цилиндрический корпус использованной батареи. Солдат не спеша подошел к девушке, вставляя новый цилиндр в электро-разрядник. Шерил собралась что-то произнести, но человек заговорил раньше:

- Шерил Мейсон, я угадал? - сухо произнес он.

Шерил, мягко говоря, слабо разбиралась в экипировках современных армий. Но даже её непросвещенный ум будоражило увиденное. Бронежилет на нём, был вполне стандартен – дутый, внешне неуклюжий, лишающий носящего его человека даже намека на талию. Налокотники и наколенники также являлись чем-то, из разряда “само собой разумеется”. А вот всё остальное являлось инновационным. Ноги были так же тщательно защищены, как и торс. Бронепластины, обтянутые тканью, закрывали бедра спереди и по бокам. На голенях тоже закреплены ремнями защитные элементы панциря. Не бронированными остались только руки. Лишь на правом плече был закреплен небольшой наплечник, выполнявший скорее опознавательную роль, чем защитную. Полностью закрывающая лицо маска, с выступающим сбоку цилиндром воздухофильтра была не из резины, как большинство обычных респираторов и противогазов, а из чего-то гораздо более твердого, скорее всего, из того же материала, что и каска. Всё это, наряду со светящимися в полумраке окулярами, должно было производить впечатление некой футуристичности его внешнего вида. Но Шерил так не казалось. Наоборот, он выглядел очень натурально. По-настоящему. На нем не было ничего лишнего или чего-то непонятного.

- Кто вы? – спросила она, косясь на энергетическое оружие.

- Ефрейтор Филоновский, четвертый взвод “Ловчих” П.П.О.

Этот голос. “Опять тоже самое…” Шерил не могла понять, почему его так… сложно слушать. Точно такое же чувство она испытывала читая надписи на оружии, плакатах, везде… но сейчас, когда с ней заговорил живой человек, это было особенно ощутимо.

- Да, я Шерил… Шерил Мейсон, - с задержкой ответила она.

- Лидер семь, цель опознана и переходит под мою опеку, конец операции, возвращаемся к точке высадки, - отрапортовал он по внутренней рации, - ты идешь со мной, - теперь, он обратился уже к Шерил.

- С вами? – произнесла девушка с наигранным удивлением, - Да я с места не сдвинусь, пока не узнаю где я, и как здесь оказалась! – вскипела Мейсон. – что за “Ловчие”, откуда здесь эти твари и что, черт подери, тут происходит!!

Солдат молча смерил её равнодушным, как ей показалось, взглядом.

- Я была в Тихом Холме, я прекрасно это помню, но вдруг почему-то очнулась здесь, в компании новой порции уродов!! – она ткнула пальцем на труп чудовища. – Поэтому будьте добры, мистер солдат, объясните мне, что вообще творится, пока у меня ещё есть надежда, сохранить остатки здравого рассудка!!

Человек выдержал короткую паузу, убеждаясь, что словесный поток закончился.

- Для начала, во избежание глупостей, отдай пушку, и мы поговорим, - солдат протянул ладонь.

Шерил иронически улыбнулась краем рта, сделав пол шага назад.

- Боюсь, вынуждена отказаться! Чем мне прикажешь отбиваться от дружков этой твари? Голыми руками?

- Я не думаю что этих, как ты говоришь, “тварей”, здесь много, но в любом случае проблема обеспечения безопасности теперь моя забота, а не твоя. Сдай оружие, или я отберу его силой.

“Ничего себе заявка!” Возникло, с трудом преодолимое, желание, послать вояку по известному адресу. Но Шерил воздержалась. Упоминание о силе, совсем не было блефом. Учитывая с какой легкостью и хладнокровием он расправился с чудовищем, разве её отказ мог стать для этого боевика камнем преткновения? Это не трусоватый Винсент, который поджимал хвост, стоило только на него хорошенько рявкнуть. С этим лучше не пререкаться, хоть и принципиально, не помешало бы…

- Ладно… - сказала она, протягивая пистолет рукояткой вперед. “Можешь подавиться…”

Человек молча схватил оружие.

- И патроны, - добавил он.

Шерил стиснула зубы, мысленно вспоминая часть своего словарного запаса нецензурных слов, тем временем доставая из карманов магазины “Сигмы”.

- И чего ж ты так боишься, в этой броне?.. – фыркнула она.

- Учитывая твое прошлое, неизвестно, что тебе примерещится в следующую минуту, - ответил солдат, кладя магазины в сумку на поясе.

- А ты, выходит, знаешь о моем прошлом?

Шерил снисходительно улыбнулась, прищурив глаза. Человек молча глянул на нее линзами маски и улыбка девушки медленно начала стираться с лица. ”Он не врет… да и зачем ему это?”

- Откуда? – спросила она, теперь уже серьезно.

- Мне по должности положено, - похоже, теперь ухмылялся он. Это, каким то образом, чувствовалось даже сквозь его респираторную маску. Солдат развернулся и направился дальше, шелестя экипировкой. Шерил некоторое время стояла на месте, глядя ему в след.

- Ты специально, да? – крикнула она ему вдогонку, и быстрым шагом отправилась за ним. – Ты знаешь, что я никуда не денусь без оружия!

- Тебе оно больше не нужно, я же сказал, что обо всём позабочусь.

- Ну хорошо, хорошо. Допустим. Так куда мы идем?

Очередной оценивающий взгляд безликой маски, и не совсем внятный ответ:

- К выходу отсюда…

- Так, ладно, я выполнила свою часть договора, может, теперь перейдем к объяснениям?

- Договор? Вроде у тебя был выбор.

“Ну вот, приехали. Я знала… знала что это плохо кончится. Сначала отбирают оружие, а потом оказывается…”

- Я что, теперь пленница?

Черный двуглавый орел, раскинув крылья, молча наблюдал за ней обоими парами глаз, маскируясь под простой рисунок на наплечнике солдата. “П.П.О.” – разобрала Шерил аббревиатуру под эмблемой диковинной птицы, точно такая же была у него и на спине. В одной лапе, орел держал распятие, в другой жезл.

- Ладно, не бери в голову. Просто так положено, нельзя тебе оружие носить, ты же одна из этих…

- он поворочал плечами, - ну, тех, которых позвал город…

Шерил опустила глаза, глядя себе под ноги.

- Никто меня туда не звал, меня вынудили.

- Все так говорят…

Девушка промолчала. Она снова перебирала в голове цепь последних событий. Картина начинала более-менее прорисовываться. Пускай кусками, но и это уже прогресс. “ И так, здесь присутствуют представители какой-то силовой структуры, которые похоже полностью, или почти полностью, осведомлены о моих похождения в Тихом Холме… Значит они были там, в качестве свидетелей, или… ”. На этом мысль останавливалась. Клаудия, олицетворяя секту “Орден”, являлась инициатором того кошмара в Портленде. В Тихом Холме постаралась уже сама Алесса. Но был ещё кто-то… “Кто-то, кого я доселе не видела, но он присутствовал от начала и до конца. Всё время дышал в затылок. Слишком уж наигранными были некоторые ситуации, как будто все время меня вели по заранее отмеченному маршруту.… Разыгрывая заранее подготовленный спектакль…а сейчас… я что, попала за кулисы?”

Найти святую. Убить её?

- Но ты же сказал, что мы поговорим?.. – снова, с настойчивым тоном, обратилась Шерил к солдату.

- Я тебя слушаю.

- Для начала – что это за место?

Солдат шумно вздохнул.

- Научно-исследовательско-жилой комплекс “Чертоги Творца”. Мы на глубине, примерно в двести метров под Днепром. Хоть это тебя и не касается.

- Под... чем?

- Это название реки.

- Никогда о такой не слышала.

- Меня это не удивляет. Разве что, ты раньше посещала Украину.

- Ук… раину?..

“Ну да… что-то подобное помню… это маленькая страна, где-то в Европе… ”, на этом, знания Шерил об Украине заканчивались, не успев начаться.

- То есть, ты хочешь сказать… что я… мы, на Украине?

- Ага.

- Что, правда? - Шерил не скрывала сарказма в своем тоне, а сейчас ей, вдобавок, почему-то стало очень смешно. – Я верю в то, что ты знаешь о моих злоключениях в Тихом Холме, это ещё можно представить. Но то, что я сейчас за океаном, в Европе, да и ещё в какой-то Украине… извини меня, но это уже не в какие ворота не лезет!

Солдат выбрал ответом демонстративное молчание, и сейчас, для Шерил, это было омерзительней любой язвительной шпильки в свой адрес. “Да пошел ты…” фыркнула она про себя, “Украина, как же! Почему же тогда ты говоришь по анг… хотя…” Шерил ещё раз глянула на его наплечник. “П.П.О. Первые две буквы… это… я их не знаю, это не английский… Как же я их тогда прочитала? Ну ничего себе! Да ведь и он со мной далеко не по-нашему говорил!” Внезапно, девушке стал ясен весь подлинный смысл слова “dejа vu”.

- Почему я тебя понимаю? – осторожно обратилась она к солдату, зная, что вопрос прозвучал, мягко говоря, глупо.

- В.И.С.Б.Д. – продекламировал он по буквам.

- Что?

- Аббревиатура от “Внешний Имплантат Словарной Базы Данных”. Корпус устройства можешь нащупать у себя за левым ухом.

Шерил на автомате провела кончиками пальцев в указанном месте. И действительно, что-то твердое, металлическое на ощупь, выступало из кожи, прямо за ушной раковиной. Какая-то выпуклая пластина.

- Что это такое?

- Хитрое, маленькое изобретение, предназначенное для того, что бы обходить языковой барьер в тех, редких случаях, когда нет времени искать переводчика.

- Черт… - ироническая улыбка, - И поэтому вы мне в голову вставили какую-то железяку?.. Ну почему, когда хочется, я не могу просто проснуться…

- Это уже случилось, - они подошли к массивным створкам дверей служебного лифта, – привыкай к нашей дерьмовой реальности… - “оптимистически” подметил вояка.

Он хлопнул ладонью по кнопке вызова. Раздраженно загудел механизм дверей, растаскивая в стороны тяжелые листы метала.

- После вас.

Шерил молча зашла в кабину.

- И что, я теперь знаю ваш язык? – как бы, между прочим, спросила она, облокотившись о заднюю стену.

- Конечно, нет… - ответил солдат, и зайдя следом, ткнул пальцем в кнопку с цифрой “2”. Двери захлопнулись, – на нынешнем этапе развития науки, это пока еще невозможно…

Кабина лифта вздрогнула, и начала мерное движение вниз по шахте.

- Весело… - вздохнула Шерил, - у меня в голове какая-то электронная штуковина… и я даже не знаю, как она работает… бред какой-то, - она присела на корточки, - наваждение…

- Если тебе это поможет, могу в общих чертах объяснить принцип действия, – абсолютно серьезно предложил солдат.

- Я это сказала шутя… - пробурчала Шерил, закрыв ладонями лицо, – и вообще, оставь меня в покое… я не хочу слышать ни слова, ни об этой лаборатории, ни о чём связанным с ней… я хочу чтоб всё это закончилось… Я хочу домой!

- Прямо стало интересно, что же ты там будешь делать?

Шерил подняла глаза. Голос, который она только что слышала, не принадлежал солдату, и кроме них двоих, в кабине лифта больше никого не было.

- Ты ничего сейчас не говорил? – спросила девушка.

Солдат еле заметно покачал головой.

Свет в кабине на мгновение погас и зажегся снова.

- Только застрять не хватало, - пробурчал человек, изучая лампы, за металлической сеткой на потолке, которые через минуту опять погасли, в этот раз на более долгий срок, секунды на три.

Когда свет залил тесное пространство кабины, Шерил почувствовала холод.

Он стоял рядом с ней, но чуть в стороне, так что девушка не сразу заметила, что пассажиров в лифте стало на одного больше. Огромного роста, он чуть не упирался головой в потолок. Одет в черную, местами порванную и потрескавшуюся, кожаную шинель. Когда Шерил перевела на него взгляд, человек наклонил на бок голову и его рот растянулся в широченной улыбке.

Шок, пронесся обжигающим холодом по всем мышцам её тела. Девушка вскрикнула и подскочила на ноги. Секунда тьмы, и “видение” исчезло.

- В чем дело? – спросил солдат, на которого Шерил наткнулась спиной.

- Ты видел его?

- Кого?

Свет снова “заморгал”.

- Он не видел,- раздался гнусавый голос, а затем тихий, удаляющийся смех.

Все звуки вокруг, для Шерил, внезапно утихли. Их заменил нарастающий звон в ушах. Она открыла рот, что бы что-то произнести, но слова застряли в горле.

- Отдохни, я хочу поговорить с тобой наедине, - молвил голос.

Крики на неизвестном языке стали доноситься отовсюду. Они окружали её, подползая всё ближе и ближе. Солдата рядом уже не было. Вместо него, вокруг девушки стояли существа. Фуражки на их трясущихся головах имели непропорционально длинные козырьки, натянутые на лица, закрывая их полностью как овальные маски. От каждого пальца на руках, тянулась цепь, длинной в пол метра, заканчивающаяся небольшим крюком. В зеркально начищенном пластике козырьков отражалось лицо Шерил. Ноги её уже не держали. Сначала она оперлась спиной о стену, а потом сползла вниз, не в состоянии пошевелить и пальцем. Что-то высасывало из неё силы, подобно гигантской пиявке, и она могла поклясться, это – они. От них же, и исходили вопящие, на немецком языке, голоса, сливающиеся в сплошную, неразборчивую какофонию. Глаза начала застилать пелена вязкой тьмы. Невыносимо тянуло в сон.

- Отдохни…

“Сборщик”. Это слово, услышанное ею ранее, будто само по себе всплыло в памяти, вместе с расплывчатым образом синеглазой девушки в лабораторном халате.

“Сборщик”. Он звал её к себе. Она знала об этом. И знала куда отправляется. Знала слишком хорошо. Какая-то её часть, даже пыталась искренне радоваться, что теперь “переход” не сопровождается той адской болью, разрывавшей череп на части. Существа с пластиковыми зеркалами вместо лиц приглашали её, от имени своего господина, в мир, куда можно попасть лишь во сне… будет же это место раем или адом, в этот раз она не знала.

- Встань, – голос, прозвучавший относительно тихо, почему-то оказал на слуховые органы действие, похожее на лёгкий удар статического электричества. Шерил скривила лицо, медленно разлепляя веки. Первое что она увидела – чьи-то ноги у себя перед лицом, в белой, кроссовкообразной обуви. Затем материализовался пол, на котором, собственно, эти ноги стояли, и очевидно, лежала Шерил. Пол был устелен черной и белой кафельной плиткой, как на шахматной доске. Он был чист. Чуть ли не вылизан.

- Вставай. Тебя ждут, - произнес голос.

Шерил приподняла голову. Рядом с ней стояла уже знакомая ей личность. Белый лабораторный халат, который был явно на пару размеров больше своей хозяйки. Неоново-синие глаза. Короткие, немного растрепанные волосы, каштанового цвета.

- А… это ты… - равнодушно сказала Шерил, не без труда, поднимаясь на ноги. На удивление небыло никаких болезненных последствий “перехода”, как когда-то (если, конечно, “переход” вообще произошел, на что были некоторые сомнения). Была лишь жуткая усталость и некая общая заторможенность. Впрочем, если боли небыло сначала, почему она должна появиться сейчас?

- Кто меня ждёт?

- Ты и сама прекрасно знаешь.

- С… Сборщик? – осторожно произнесла Шерил.

Девушка кивнула.

- Так значит… ты с ним за одно? – в голосе Шерил чувствовалось легкое разочарование в своей собеседнице. Даже не зная, кто такой этот “Сборщик”, она интуитивно чувствовала, что он последний с кем бы ей хотелось иметь дело.

- Я? - с лица оппонентки впервые исчезла маска равнодушия и печали. Теперь оно излучало искреннее удивление. – Никогда и ни за что на свете, - она отрицательно покачала головой.

- Правда? А зачем же ты зовешь меня к нему, если ты не с ним?

Шерил на всякий случай удерживала полутораметровую дистанцию.

- Я просто хочу чтобы это поскорее закончилось. Он не выпустит тебя отсюда, пока не получит то что ему нужно.

- И что же ему нужно?

- Пока только разговор… надеюсь, - девушка вдумчиво опустила голову и, развернувшись, начала медленно удалятся.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Чё-то я пробежался...

Харьков...

РФ опять?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Цитата

а Шерил,эт типа Хизер,мда????

Ну, я думал что это очевидно ...

Цитата

РФ опять?

А что это?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Пардон, должен был догадаться.

Если товарищ Винсент, под "РФ опять?", имел ввиду, будет ли идти речь в расказе о Росии, отвечу - и да, и нет :P . РФ будет упоминаться, но события первой части происходят на територии Украины. Я знаю, звучит немного халтурно, но то, что Хизер, она же Шерил, оказалась в столь специфическом для неё месте, неразрывно связано с сюжетом. Одна из основных идей расказа - славянский взгляд на проблему Тихого Холма. Впрочем, это я уже спойлерю :P ...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Продолжай, продолжай...

Просто это как-то... эээ... "странно" :/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

пиши...

я же не вправе ограничивать твоё творчество, могу лишь покритиковать... 8Р

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


×