Перейти к содержимому
Nightmarish Dream
Виктор Селиванов

К.С,

Рекомендованные сообщения

Девушки хотят кататься? Ну что же, прокатимся.

 

Степан, двадцати пяти летний парень, иммигрант из России во втором поколении, и еще один из его друзей, сегодня, в клубе, подцепили пару прекрасных представительниц противоположного пола. Девушки попросили прокатить их на машине, и, теперь, на тачке, вся компания несётся по безлюдному серпантину горной дороги. Степан не решился сесть за руль, а вот его друг Григорий с радостью согласился исполнить роль шофера.

 

Они проскочили пару уровней и приближались к смотровой площадке. Пассажир обнимал девушку, её кажется, звали Мэри? Она, укутавшись в его пиджак, с блеском в глазах, громко смеялась, закинув голову. Еще один поворот. Григорий пытается одновременно вести машину и обнимать свою соседку справа. Это была его ошибка. Не известно почему, но машина повела себя странно на одном из поворотов. Раздался хлопок, прямо около Степы! Он повернулся и увидел: колесо лопнуло, и шина, болтаясь при езде, с каждым оборотом билась о землю оторванной частью.

Черт!

Григорий не успел среагировать. Автомобиль занесло... кажется не в сторону перил... и...

 

Глава

В голове что-то звенело, был слышен ровный непрерывный гудок. Степан открыл глаза и увидел. Увидел, что его машина цела и стоит там, куда её занесло при аварии. Голова гудела, ныло все тело. Стояла ночь, но глазам все равно было больно смотреть на фонарь горевший, на обочине у огорождения. Парень оглядел себя белая рубашка, расстегнутая на три верхних пуговицы, черные брюки, ботинки лакированные. Крови не было. Он жив и отделался легким испугом. Но где все!! Ни Григория, ни девушек. Один, посреди дороги. Около машины... Но ведь машина цела? Степан занял место водителя, рука сама потянулась к ключу зажигания. Но... мотор не завелся.

- Григорий!!! - сложив руки в рупор, прокричал Степан - Мэри, И... Инга!!!

Тишина. Никого. Мысли путались и будто вязли в голове. Что делать? Спуститься вниз! Пошатываясь, и, периодически, опираясь на перила, Парень побрел вниз. К счастью, ближе к окончанию пути, его голова прошла, а походка стала твердой. Мысли забегали быстрее. Куда все подевались? И откуда здесь взялась эта вещь?!!

 

Дело в том, что посреди дороги стоял Бардовый замшевый диван! Местами из него лез пух, и торчали пружины, но все же, когда автомобиль ехал вверх, его здесь не было. Обойдя «препятствие» парень двинулся дальше. Почти дошел... наконец, набравшись смелости, и, отбросив страх свалиться из-за вспышек головокружения, посмотрел вниз... Внизу ничего не было видно! Тьма, но его обнадеживал шум города внизу. Машины гудели, жужжали, были слышны человеческие голоса. Пришлось двинуться дальше. Но, вдруг, уже проходя последний участок серпантина, Степан заметил, как все вокруг, начало темнеть и терять четкость. В голове что-то горело. Ноги сами собой подкосились, и он сел на пол. Жжение внутри было невыносимое. Постепенно, проваливаясь в сон, и все больше теряя нить с этим миром, мозг, наконец, сдался, и парень провалился в забытье.

 

Перед глазами плывет туман, сотканный из сгустков тьмы. Черный дым, если угодно. Теперь ноет поясница. Степан Клейн лежал теперь на кровати, ноги по колено свисали вниз. Так - он поднялся на локтях - где я?! Потолок с парой трещин, в центре простенькая люстра с конусообразным плафоном. Все обои разрисованы какими-то мультяшными героями, те же герои были нарисованы на пастельном белье. Кролики... где-то я их видел... “Robby the Rabbit” Он сел, спустил ноги на землю. Обуваться не пришлось, туфли на нем.

 

Детская.

 

Рядом с кроватью стоял стол, на нем лампа и какие-то книжки с яркими картинками на обложке. Напротив кровати шкаф, где-то он такой уже видел?! А... в торговом центре... Ряд однотипных шкафов для детской недавно распродавался, так как это старье семилетней давности уже никто не покупает. Кровать была прислонена к стене правым боком, и как раз, в нескольких шагах, напротив её нижней части, располагалась дверь. Степан поднялся и пошел к ней. За дверью его ждал холл, с входом напротив.

 

Уйти... Нет, надо поговорить с хозяевами.

 

Холл представлял собой коридор, с дверью детской посередине, выходом, напротив неё, и парой межкомнатных проходов, в начале и в конце. На лево... Пройдя пару шагов, он подергал ручку.

 

Замок сломан... я не смогу открыть её...

 

Теперь другая.

 

Ага... тут ещё и поворот.

Оказалось, коридор был похож на букву «Г», и имел поворот, ведущий на кухню. Кухня была отделана в стиле минимализма. Верхние полки, под ними единой полосой располагались плита, раковина, утилизатор мусора, посудомойка, холодильник. Все они разделялись рядами панелей-полок. На одной из панелей лежала разделочная доска, подставка в которой отсутствовали ножи, и микроволновая печь у самой стенки. На холодильнике стояла хлебница, и над ним подставка для телевизора, с оным на ней. Хозяев нигде не было.

 

Либо они заперлись в той комнате, либо ушли куда-то, или выпрыгнули... в... - он оглянулся, быстро вертя головой по сторонам - Где, твою мать, окна?!

 

Пробежал обратно в детскую, там окон тоже не было. Все освещалось электричеством. Ну, это уже слишком!

Он выбежал из комнаты, и в спешке начал дергать за ручку двери. Та даже не крутилась. Создавалось впечатление, что ручка была вделана сюда единым монолитом, и замка в двери вообще не предполагалось. Степан осмотрел щели. Их не было. Стена как будто въелась в дверь. И еще не было Петель. То есть выхода не было в принципе! Парень сделал шаг, назад осматривая дверь, и издал нервный смешок.

 

Не может быть... Этого просто не может быть, мне надо выбраться отсюда!

 

До этого он не ощущал признаков клаустрофобии у себя в мозгу, но как только столкнулся с реальной опасностью заточения, тут же испытал непреодолимое желание выбраться на воздух. Не видя альтернативы, его сознание само выбрало путь дальнейших действий. Дверь. Скорее всего, эта дверь вела в спальню родителей, и там могли быть окна. Попробовав еще раз ручку, он осмотрел косяк на наличие петель. Есть.

Первый удар, и сразу же видимый успех. Дверь прогнулась и пошла трещиной посередине.

Еще удар и две половинки влетели в комнату. Вместе с ними ввалился и Степан, упав на четвереньки.

 

Теперь посмотрим что здесь!

 

Он спешно поднялся и тут же испытал жжение в правой руке. В его руке торчит кусок двери, лишь кончик вошел в самый низ ладони. Без особого дискомфорта деревяшка была извлечена из руки. А тем временем, глаза парня уже осматривали помещение.

Что это?!

В комнате стояла большая двуспальная кровать, прислоненная изголовьем к стене, почему-то блестевшая как налакированная доска. Напротив кровати, точнее у её нижней части стоял шкаф. Странный шкаф, учитывая, что он был вделан в стену, а книги на нем стояли единой стопкой, без малейшего шанса на разъединение. Но это не привлекло особого внимания Степана, как и зеркало в правом углу, напротив выхода, с множеством выдвижных полок. Привлекло его внимание то, что было на другой стороне комнаты...

 

Вот оно!

 

Он испытал какой-то детский восторг, увидев балкон на другой стороне стены. Две стеклянные двери, обрамленные белым пластиком. Даже если они заперты... Ноги сами поднесли его к объекту исканий. Заперто! Другого и не ожидал! Он постучал костяшками по стеклу, прикидывая его толщину. Судя по отзвуку, толщина приличная. Нужно что-то не хрупкое, твердое, плотное внутри! Тут же начались поиски орудия. И сразу же находка! Бронзовый слон, поднявший хобот вверх, и севший на задние лапы, как собака. Он стоял на зеркале и был размером с два кулака. Для чего он? Парень повертел его пару секунд в руках, и подбежал к балконному стеклу. Размах, удар, звон разбитого стекла, может еще собака залает на улице, услышав шум... Нет. Стекло не покрылось даже трещинами, даже легкими царапинами. Оно бриллиантовое что ли?! Еще удар, со всего размаха, даже повернув чуть назад часть тела, рука которой сдерживала слона. Черт возьми!!! Степан оскалился, и еще несколько раз ударял в стекло слоном в приступе отчаяния. Потом, сбив себе дыхание, он прислонился лбом к стеклу, и, закрыв глаза, начал медленно вдыхать и выдыхать, восстанавливая нормальный ритм. Глаза открылись, и, непроизвольно начали шарить по пейзажу за окном, ища предмет, на котором можно остановиться. Что за...?!! За окном ничего не было. Еще можно было предположить, что это высокий этаж, что земли может быть не видно... Но... в перспективе, на отдаленном пространстве должны были быть огни Эшфилда!

- Нет - прошептал он уже вслух - Мне нельзя здесь больше оставаться!

Пробегая мимо детской, Степан еще раз заглянул туда. Ничего не изменилось. Кое, какую деталь все же удалось уловить. На внешней стороне двери, висел вертикально, альбомный лист с рисунком маленькой фигуры в платьице, с черными длинными волосами, приветливо махавшей рукой. Явно детский рисунок. WELCOME - гласила надпись под ним. Буква “L” была плохо прорисована.

Дальше осталась еще одно помещение, которое до этого он не стал проверять. Как и предполагал Степан, там была ванная комната, совмещенная с туалетом. Да тут сквозняк! Подметил парень, как только открыл дверь. Слева от него располагалась стиральная машинка, справа раковина. Прямо перед ним, в двух шагах, ванная, с душем, закрытая шторой. В комнате была еще одна дверь, назначение которой было понятно. Но все же, в ситуации Степана, нельзя пренебрегать малейшим шансом. Ручка двери со щелчком открылась... и тут, неожиданно, на него выбежало что-то! Оно отпихнуло еще не до конца распахнувшуюся дверь, и больно ударила парня в грудь. Тот сделал пару неловких шагов и почувствовал, как подколенного сгиба касается что-то холодное! Ванная понял он слишком поздно. По инерции, падая, он схватился за штору и сорвал её с петель. А тем временем, то, что столкнуло его, оказалось голой девушкой, явно несовершеннолетней. Её длинные черные волосы свисали с плеч, закрывая часть лица, и грудь. Сейчас будет удар... Парень неловко замахал руками, но удара не последовало. Он продолжал падать вниз! Стены ванны по бокам скоро кончились, и он летел уже в кромешной тьме. Сердце оборвалось. Такое же чувство испытываешь, когда из под тебя выбивают стул, или опора на которую ты опирался не глядя, исчезает. Белый овал света, который собой представляла дыра в ванной, все удалялся, пока не превратилась в белую точку. Под конец, парень и сам погрузился в небытие.

 

Глава

Опять черный дым, но теперь болит живот. Почему-то эта боль приносит спокойствие. Глаза размыкаются с трудом. И тут же новый образ. Люстра с тремя ответвлениями в виде веток из позолоченного железа, на кончике каждой ветки лампа. Потолок белый. Еще в зону видимости попадает кусок стены с узорчатыми обоями. Парень быстро поднялся на ноги и начал щупать себя. Вроде все в порядке. Возможно, я спал?! Теперь он в холле другого здания. За его спиной стена, напротив него лестница, чуть правее, со стороны лестницы открытый дверной проход. Слева и справа две одинаковые двери. Обе деревянные со стандартными, круглыми, медными ручками. Что теперь?! Он подошел к одной двери, подергал ручку. Интересно. Де жа вю? Ручка поворачивалась, но дверь не открывалась, и, при этом, внутри замка раздавался какой-то подозрительный щелчок. Вторая дверь аналогична первой. Окон на этом этаже нет. Сердце забилось чаще, такое чувство он испытывал когда сдавал выпускные в Kingston College в Лондоне. Подмышки начали намокать. Осторожно, стараясь ступать бесшумно, Степан направился в сторону дверного проема, ожидая появление той девушки. У неё может быть что-то с собой. Ага, это была лестница в подвал. И в нем был не искусственный свет!!! Окно!!! Твою мать, окно!!! Не веря своему счастью, парень кинулся вниз. Да, такие окна характерны для двух этажных домов на окраине Эшфилда, да и вообще на окраине любого Американского города. Маленькая узкая полоска стекла, разделенная деревянной балкой пополам. Под окном, будто для удобства стоял стол с ящиком для инструментов на нем. Теперь дело за малым! Просто в восторге, парень кинулся к окну и встал на стол. Второго раза не будет!! Со всей силы, он ударил ладонью по стеклу, и то тут же треснуло. От верхнего левого, до нижнего правого угла шла неровная трещина похожая на молнию.

Еще удар. И все... Вот он, путь к свободе. Вдруг, со стороны входа послышался женский стон, и в комнату что-то ввалилось. Степан оглянулся, со все еще игравшей улыбкой на его лице. Но, когда то, что спустилось в подвал, показалось в лучах света из окна, лицо парня поменяло свою веселость на ужас. Голова, покрытая ровной, гладкой кожей, без намеков на глаза, рот уши и нос. Сзади на затылке виднелась прядь длинных, русых волос. Существо тяжело передвигалось, так как его живот был размером с хороший, огромный арбуз и заставлял чудовище выгибаться назад, дабы не упасть. По очертаниям тела выходило, что это была женщина. И у нее... были груди. Обвисшие, как у столетней старухи, но такие же гладкие, они были пришиты к животу крупными железными пластинами. Из ран на них сочился гной. Запах тут же поменялся. Гниение, вот что теперь ощущалось во всем помещении. Степа больше не стал смотреть, его и так уже чуть ли не выворачивало. Как только он отвернулся, в отвращении закрыв рот рукой, девушка, неожиданно проворно, подбежала к нему и схватила руками за горло, стаскивая со стола. Задыхаясь, парень всеми силами рук, вцепился в большой палец нападавшей и отогнув его, выбрался из мертвой хватки. Ему чуть не сломали кадык, и он, кашляя, отошел назад и оперся на стол. Девушка, издавая звуки непонятно чем, со стоном, кинулась вдогонку. Тогда парень вскочил, и полез в окно. Сильная рука схватила его за голень, когда он был почти на половину снаружи. Наугад, второй ногой, он махнул в воздух. Попал пяткой во что-то мягкое. Под каблуком ботинка промялось, и он вышел обратно с чавканьем. Парень выполз наружу, и его руки почувствовали какие-то плоские, сухие волоски под пальцами...

Газон. Ровный подстриженный. Как надо. Степан на улице, но от этого не становится легче. Внутри здания слышно, как создание с грохотом опрокидывает стол. Все же надо осмотреться. Прямо перед домом идет дорога. Вокруг больше нет домов. На улице тьма. Свет исходит от фонарей, идущих по периметру дороги. А между фонарями... а между фонарями! Не может быть!!! Идут столбы! В ряд с расстоянием не больше десяти сантиметров между ними! Их концы уходят далеко вверх, скрываясь во тьме. Вокруг больше нет домов. Этот один здесь. Там, где кончается свет фонаря, стоит кромешная тьма. А свет захватывает дорогу, кусок газона вокруг фонарного столба... и все. Но это только на этой стороне улицы! На другой же располагался парк, и множество фонарей освещали дорожку, ведущую в глубь незначительных лесных массивов. Вот оно! Сзади раздался звон разбитого стекла! И женский стон! Та «девушка» пробила окно на первом этаже, и теперь неуклюже скатывается по косяку крыши. Твою мать! Парень развернулся и побежал в сторону парка. Когда Степан перебегал дорогу, в его голове, где-то в районе темени, раздался оглушительный гудок! И тут же пошел дождь. Не простой, а проливной, такие, казалось бы, идут только в тропиках. От оглушительного звука в глазах все потемнело, ноги подкосились и стали ватными. Парень упал на четвереньки посреди дороги, не в силах соображать. Все мысли выжрал проклятый гудок! Потом, словно во сне, все движения приобрели замедленность, и справа на него пали два ослепительных луча света. Теперь гудок раздавался со стороны лучей. Клаксон. Так гудел машинный клаксон! Уже слишком поздно... неведомый водитель, как будто завидев пешехода, свернул влево... но машина была уже слишком близко, и, закрутившись на мокром асфальте... Марку Степа не успел разглядеть, лишь увидел её заднее колесо, с бензобаком чуть выше. Кажется, машина была темно-зеленого цвета... Парень поднялся на ноги, и, тут же его сбила машина. Боком. Его отнесло к одному из фонарных столбов, и он ударился об него спиной. Машина же, со всего размаха ударилась о противоположный столб, который промял капот, смял бампер, и прошел на десяток сантиметров внутрь. O my God!! Sara holding on!! I’m coming!!! Голос какого-то парня раздался вдалеке. Под машиной начала стремительно расти лужа бензина. Вскоре, она настигла Степана, который не мог пошевелиться. Потом раздался хлопок и из-под открытого капота выскочил конец шнура, разбрасывающий снопы искр в разные стороны. Сначала он бешено извивался на сухой поверхности асфальта, но потом упал на участок лужицы. В тот же момент из машины, в сторону парка вывалился темный силуэт. Звук разгорающегося пламени... огонь разбегается по периметру лужи... Покрывает уже пропитавшегося в бензине Семена. Ужасающая боль, как будто с тебя сняли кожу. Но кричать он не может, лишь моргать, и вращать глазами в разные стороны, созерцая арену своей гибели. Силуэт из машины пополз подальше от машины, которую тоже охватило пламя. Она не взорвалась, вопреки мифу из боевиков. Боль стала немыслимой, и парень отрубился, в очередной раз, предоставляя свое сознание беспамятству.

 

Что еще может держать ... этом мире... п...нок - голос был где-то далеко, еле слышен

 

Я отомщу за тебя, слышишь?! Ты ... дорогое, что... меня есть.. - тот же голос.

Не... дай мне... - женский шепот, в нем слышится отчаяние

Боже... слышит ли она?! - опять он

...надо... ... уйти...

Нет... скорее всего, нет...

Не надо...

 

- Доктор, там раненый офицер! - на втором плане можно было услышать шум толпы и скрип.

- Срочно в операционную! Раз... два... три, взяли! - шуршание и возня

 

Ха, это уже лучше... лучше... лучше... - детский голос отдавался эхом в мозгу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

продолжени будет?....и можна объяснить концовку...пожалуйста, а то я как всегда не догоняю.... :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас


×